В один из морозных дней зимы 1973 года в аэропорту Шереметьево приземлился самолёт иностранной авиакомпании. Прибывшая на нём супружеская пара вроде бы ничем не выделялась среди русских пассажиров лайнера, разве только акцентом. Более 20 лет не были на родине Михаил и Галина Фёдоровы, разведчики-нелегалы. Все эти годы, находясь в одной из стран Западной Европы, они практически не могли говорить по-русски. И все потому, что супруги постоянно находились под колпаком у спецслужб.

Разведчик Михаил Фёдоров — семья нелегалов

Михаил Фёдоров: Свой человек в НАТО

Репатрианты

Супруги Фёдоровы находились в одном из государств — членов НАТО. Там за всеми недавно приехавшими иностранцами была установлена тотальная слежка. Правда, по легенде, супруги Фёдоровы были репатриантами, то есть гражданами этой страны, вернувшимися на родину. Только приехали они туда из социалистической Польши, с которой тогда у стран Североатлантического альянса были не совсем добрососедские отношения, и слежки им избежать не удалось.
Об этом я узнал на пресс-конференции по поводу презентации книги Андрея Судоплатова о своём отце — руководителе службы внешней разведки генерале Судоплатове, под чьим началом служили Михаил и Галина Фёдоровы.

В разведку без колебаний

Михаил Фёдоров и Галина Маркина пришли в разведку во время войны. Галина помогала создавать на территории СССР польскую армию. А в октябре 1941-го, когда появилась угроза захвата гитлеровцами Москвы, она попросила оставить её в подполье. Её включили связисткой в группу особого назначения, но, слава богу, столицу отстояли.
В 1945 году сотрудника разведки Михаила Фёдорова направили в Англию в составе диппредставительства. Их с Галиной пути сошлись в 1946-м. Оба проходили двухгодичные курсы иностранных языков при Высшей школе МГБ. Помимо английского их обучали и другим дисциплинам. Например, подробно рассказывали о культуре и обычаях жителей Австралии. Разведчики посмотрели не один десяток учебных фильмов, прочитали множество книг и путеводителей. Через некоторое время стало ясно, что даже среди австралийских аборигенов они будут чувствовать себя как рыба в воде.
Как говорится, молодость есть молодость. Михаил и Галина полюбили друг друга и сыграли свадьбу. Вскоре молодожёнам сообщили, что обучение закончено и их обоих направляют в Австралию для укрепления там советской резидентуры. Какая разница? С милым рай и в шалаше! В далёкой экзотической стране Фёдоровы должны были работать под оперативными псевдонимами Сеп и Жанна. Они получили их при последней встрече с генералом Павлом Судоплатовым, тогда одним из руководителей советской внешней разведки. Но планы пришлось срочно менять. Из Канберры пришло сообщение: в американское посольство пришёл и попросил убежища один из наших резидентов, лично знавший Фёдорова.
Супругов направили в Польшу, которую решили использовать как трамплин для их заброски в одну из стран Западной Европы, чтобы получать информацию из штаб-квартиры НАТО. Пока же им предстояло стать поляками — изучить в совершенстве их язык, культуру, обычаи. Галине это было несложно, ведь она уже имела дело с поляками.

В самом логове

Через полгода в Варшаву прибыл представитель Судоплатова и, побеседовав с Сепом и Жанной, решил, что они готовы к нелегальной работе в самом логове НАТО. Молодым людям предстояло найти человека из окружения руководителей этой организации, чтобы через него выяснить планы подрывной деятельности государств блока против стран соцлагеря. Нашей разведке было известно, что в недрах НАТО готовятся планы ядерных бомбардировок крупнейших промышленных городов СССР, ГДР и Чехословакии. Выяснить подробности и тем самым сорвать коварные планы и предстояло супругам Фёдоровым.
Разведчики прибыли в Бельгию. Им пришлось тяжело с первых же дней. Спецслужбы следили за каждым их шагом, организовывали под разными предлогами внезапные посещения их дома. Михаилу с трудом удалось пристроиться слесарем в мастерскую, а Галине — секретаршей в одну из фирм. Однажды кто-то подсунул ей в карман пальто записку на русском языке. Но Жанна хладнокровно отреагировала на провокацию: повертела клочок бумаги в руках и в полном недоумении на глазах у сотрудников фирмы выбросила в корзину. Сколько раз их «посещали на дому» то «газовщики», то «электрики», трудно подсчитать. Так продолжалось около трёх лет, пока разведчики не поняли: ими перестали интересоваться и оставили в покое. К этому времени Москва уже рассматривала вариант их возвращения на родину. Фёдоровы отказались возвращаться — пока, мол, нет необходимости.

Вербовка

Супруги, открыв для прикрытия крупную фирму на деньги службы внешней разведки, искали возможность вербовки кого-нибудь из сотрудников Штаба объединённых вооружённых сил НАТО в бельгийском городке Монс. Наконец, им повезло: Жанне, супруге преуспевающего бизнесмена, удалось подружиться с Дороти Мэллоу, женой представителя Британии при НАТО. Удача сопутствовала им и дальше: через Мэллоу они вышли на высокопоставленного сотрудника, отличавшегося левыми взглядами. Они дали ему оперативную кличку Бриг. Он согласился работать на советскую разведку по идейным соображениям. Именно от Брига, служившего при начальнике департамента командования войск НАТО в Европе генерале Хайнрихе Треттнере, разведчики получили около 400 секретных документов, многим из которых буквально не было цены. По сценарию стратегов Североатлантического блока, ядерной бомбардировке с территории ФРГ должны были подвергнуться десятки городов СССР, ГДР и Чехословакии. Американских генералов не смущало, что радиоактивный фон в Европе повысится в разы — Штаты, мол, далеко, их не заденет. Но о чём думали западноевропейские стратеги НАТО?
Разоблачение натовских «ястребов» вызвало резонанс во всём мире и послужило толчком к мощному движению против разжигателей ядерной войны. Так и не узнал генерал Треттнер, что этот «пожар» вспыхнул из-за его подчинённого, имя которого нам вряд ли когда-нибудь станет известно. Благодаря донесениям Брига в ведении нашей разведки оказались сведения, которые скрывались руководством НАТО: информация о стратегическом планировании, боевом оснащении и системе управления дивизий, бригад и полков натовских армий, их дислокация в Западной Европе и Турции. Особую ценность представляло досье на первых лиц руководства НАТО. Из-за широкого освещения ядерных планов Североатлантического альянса в мировой прессе они потеряли главное преимущество — внезапность.

Интересная информация

Охота на разведчиков, благодаря которым произошла утечка информации, началась с утроенной силой. Жанне пришлось до предела сократить время работы рации. Осенью 1962-го Бриг сообщил Сепу: «США удалось засечь пусковые площадки советских ракет на территории Кубы, американцы планируют вторжение на Остров свободы».
В тот же день донесение об этом полетело в Москву. Центр ответил незамедлительно: «Ваша информация представляет чрезвычайный интерес. Постарайтесь собрать максимум сведений: какие объекты на Кубе обнаружены американцами, какие силы готовятся к вторжению, а главное, его сроки?».
Вряд ли когда-нибудь станет известно, что ещё Фёдоровы узнали от Брига, только оба разведчика были награждены, а Сеп получил звание полковника. Галина Ивановна стала чуть позже подполковником. Ещё десять лет они пробыли в самом логове НАТО, не раз выезжали с заданиями на Британские острова, в Испанию, Португалию, Францию, ФРГ, но неизменно возвращались в бельгийский городок Монс.

Как избежать провала

Случались ли у них нештатные ситуации, были ли они на грани провала?
«Конечно, были, — написала Галина Ивановна в своих воспоминаниях. — em>Однажды у меня дико прихватило бок. Пришлось обратиться в больницу, где мне сказали: «<Аппендицит. Требуется срочная операция!».
Больше всего я боялась, оказавшись на операционном столе, проговориться в забытье. Одно слово, нечаянно сказанное по-русски, могло стоить мне жизни. Но я вела себя хорошо и очнулась от лёгких шлепков по щеке улыбающейся медсестры. От избытка чувств, сознания, что все позади, я чуть не выпалила по-русски: «Спасибо!».
Второй прокол случился у нас во время кратковременной поездки в Кёльн. Там на вокзале нас ждал агент, которому мы передали задание. Официант в ресторане поезда, на котором мы возвращались в Монс, удивился: «Не успели господа добраться до Кёльна, и уже обратно?». Пришлось соврать, что забыли дома важные документы.
Третий прокол случился в Монсе, где мы укрывали на своей вилле нелегала. В наше отсутствие на него «случайно» натолкнулся «трубочист» из спецслужбы. Еле выкрутились и из этой ситуации
».
После возвращения в Союз весь полученный за кордоном опыт Фёдоровы использовали» при подготовке будущих нелегалов. Соседям они представились простыми москвичами, живущими на скромную пенсию. Галина Ивановна потом вспоминала, как жаль им было оставлять процветающую фирму компаньону, продавать виллы и «Мерседесы». Фёдоровы привезли в Союз два чемодана, туго набитых долларами, и передали все деньги в бухгалтерию службы внешней разведки.
Супруги-разведчики работали в 20 странах Европы, но постоянно жили в Бельгии. Благодаря им мир избежал ядерной войны. Одно это достойно высшей награды страны.

Журнал: Тайны 20-го века №52, декабрь 2013 года
Рубрика: Под грифом «Секретно»
Автор: Иван Барыкин

Метки: СССР, Тайны 20 века, разведка, шпионаж, Фёдоров, Бельгия, ФРГ, НАТО




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-