Пожалуй из самых известных мифов Великой Отечественной войны, запущенных ещё в 1960-е годы, является утверждение, будто советская разведка заблаговременно предупреждала руководство о сроках германского нападения, да вот только наивный и глупый Сталин им не верил.

Почему в СССР не верили информации Зорге?

Почему Сталин не верил донесениям Рихарда Зорге?

Легенда о Рамзае

Одним из главных персонажей этого поистине эпохального мифа является Рихард Зорге — резидент советской разведки в Японии, действовавший под псевдонимом Рамзай. Согласно легенде, Зорге сообщил в центр точную дату начала войны — «нападение произойдёт на широком фронте на рассвете 22 июня». Однако к его информации в Москве так и не прислушались. К счастью, теперь, когда с целого ряда документов снят гриф секретности, мы можем попытаться оценить, насколько эти утверждения соответствуют действительности. Что же на самом деле передавал в Москву легендарный Рамзай? Возьмём ранние сообщения советского резидента, 11 марта 1941 года: «Новый германский военный атташе считает, что по окончании теперешней войны должна начаться ожесточённая борьба Германии против Советского Союза…».

6 мая 1941 года: «Возможность возникновения войны в любой момент весьма велика потому, что Гитлер и его генералы уверены, что война с СССР нисколько не помешает ведению войны против Англии… Решение о начале войны против СССР будет принято только Гитлером либо уже в мае, либо после войны с Англией».

Как видим, в первом сообщении идёт явно ложная информация о том, что нападение Германии на СССР состоится после окончания войны с Англией. Во втором сообщении проводится та же мысль, правда уже не столь уверенно («либо в мае, либо после войны с Англией»). Кстати, насчёт того, что решение о начале войны Гитлером, возможно, будет принято в мае, — тоже дезинформация. Уже 30 апреля фюрер принял решение о том, что сроком окончания военных приготовлений к войне с СССР является 22 июня 1941 года.

Может, будет, а может — нет!

В конце мая — начале июня от Рамзая поступает ещё несколько сообщений. 21 мая 1941 года: «Новые германские представители, прибывшие сюда из Берлина, заявляют, что война между Германией и СССР может начаться в конце мая. Но они также заявили, что в этом году опасность может и миновать…».

30 мая 1941 года: «Берлин информировал немецкого посла в Токио, что немецкое выступление против СССР начнётся во второй половине июня…».

1 июня 1941 года: «Ожидание начала германо-советской войны около 15 июня базируется исключительно на информации, которую подполковник Шолл привёз с собой из Берлина, откуда он выехал в Бангкок. В Бангкоке он займёт пост военного атташе». Опять называются довольно абстрактные и, в основном, неверные сроки — конец мая, около 15 июня, вторая половина июня. И как всегда, ценность даже такой информации полностью дезавуируется стандартными оговорками: «в этом году опасность может и миновать», «Отт на 95% уверен, что война начнётся» (на 95%, но не на 100). Не прибавляло убедительности сообщениям Рамзая и то, что его уверенность «базируется исключительно на информации, которую подполковник Шолл привёз с собой из Берлина». То есть, проще говоря, это частное мнение одного из немецких офицеров, занимающего при этом далеко не самое высокое место в немецкой военной иерархии.

Одна бабка сказала…

Война стоит уже на пороге, но Зорге по-прежнему не может сообщить ничего конкретного о сроках её начала. Вот его сообщение от 17 июня 1941 года: «Германский военный атташе не знает — будет война или нет».

И наконец, последняя шифровка Рамзая, отправленная им до начала Великой Отечественной войны. 20 июня 1941 года: «Германский посол в Токио сказал мне, что война между Германией и СССР неизбежна…».

То, что война с Германией рано или поздно неизбежна, понимали в Кремле не хуже самого Зорге. Но на самый животрепещущий вопрос — когда? — Зорге так и не смог ответить что-либо внятное. Из приведённых шифрограмм разведчика ясно видно, что никакой точной и конкретной информации о грядущей войне Зорге в центр не сообщал. Его донесения — это, в основном, пересказ слухов, ходивших в немецкой военной среде и носивших зачастую взаимоисключающий характер.

Отсюда стандартная неопределённость донесений Рамзая: «война то ли будет, то ли нет». Понятно, что практическая ценность такой информации была крайне невелика.

Для того чтобы принимать какие-либо судьбоносные решения, советскому политическому руководству было мало подобного рода «гадания на кофейной гуще».

Хрущёвская фальшивка

Хорошо, а как же быть со знаменитой шифровкой, которую Зорге будто бы прислал за неделю до начала войны: «Нападение произойдёт на широком фронте на рассвете 22 июня»? Увы, это обыкновенная выдумка, появившаяся ещё в хрущёвские времена. Ничего подобного Зорге не сообщал.

Вплоть до последнего момента советской разведке так и не удалось получить чёткого ответа на вопрос о сроках начала войны. Вместо этого в Москву шла самая различная информация о германских намерениях, что не позволяло советскому руководству принять какое-либо определённое решение. Сейчас мы знаем, что из прогнозов разведки сбылось, а что — оказалось ложью. В июне 1941 года понять это было очень и очень непросто…

Единственный, кто не врал?

Григорий Ерёмин (1904-1988)

В 1941 году — 3-й секретарь полпредства (посольства) СССР в Румынии. Одновременно — агент Разведывательного управления Красной армии (Разведупр РККА). Агентурный псевдоним — Ещенко.

На фоне потока «дезы», которую поставляли большинство советских разведчиков накануне войны, сообщения Ерёмина поражают своей точностью. Вот фрагменты его донесений.

20 апреля 1941 года: «Сроком для начала наступления на СССР называют время от 15 мая до начала июня 1941 года».

5 мая 1941 года: «Раньше для начала войны против СССР предусматривалась дата 15 мая, но в связи с событиями в Югославии срок был перенесён на середину июня».

28 мая 1941 года: «Военные приготовления идут, как часовой механизм, и делают вероятным начало войны ещё в июне этого года. Если эта война не наступит, то это должно быть чудом».

Все три процитированных донесения содержат абсолютно точные (на момент их отправки) сведения, однако они терялись в общем потоке дезинформации от других разведчиков (в том числе — и от Зорге).

Журнал: Война и Отечество №7, июль 2016 года
Рубрика: Тема номера
Автор: Илья Никулин




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, Германия, Великая отечественная война, Москва, Вторая мировая война, Япония, информация, Война и Отечество, Сталин, разведка, Зорге


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022