Разведчик Дмитрий Быстролётов: Охотник за шифрами

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Дмитрий Быстролётов прожил яркую жизнь и успел сделать невероятно много. Юрист, доктор медицины, писатель, художник, лингвист. Он никогда не был военным, но советской родине служил беззаветно и ещё при жизни стал легендой для своих коллег по разведке.

Разведчик Дмитрий Быстролётов: Охотник за шифрами
Дмитрий Быстролётов — гениальный разведчик-нелегал, оставивший после себя многотомный труд «Пир бессмертных», ещё 16 книг и сценарий кинофильма «Человек в штатском». Его судьба была неразрывно связана с судьбой Красной России — вместе с другими советскими гражданами он разделил её славу и её горе, когда в 1938 году его осудили на 20 лет лагерей — за контрреволюционную деятельность.
В 1956 году Быстролётова полностью реабилитировали. Сегодня его имя высечено на Мемориальной доске Службы внешней разведки России.

От Крыма до Праги

Он появился на свет 3 января 1901 года в таврическом имении известного книготорговца и мецената Сергея Скримута. Его отцом был граф Александр Толстой, брат знаменитого писателя Алексея Толстого, а мать, Клавдия Быстролётова, была дочерью казачьего священника на Кубани. В браке родители не состояли, и можно лишь догадываться, какая трагедия разыгралась в семье служителя Русской православной церкви. Несмотря на то что нравы среди молодёжи уже в те времена были самыми что ни на есть либеральными, незаконнорожденный ребёнок все ещё вызывал пересуды.
Известно, что Клавдия Быстролётова так сильно увлекалась идеями феминизма и революции, что на собственного ребёнка времени у неё не оставалось. Возможно, поэтому о ребёнке был вынужден позаботиться сам граф Толстой. Он определил мальчика на воспитание в семью своих хороших друзей в Санкт-Петербурге, где тот вырос и получил прекрасное начальное образование.
А позже отправил его учиться в Севастопольский морской кадетский корпус.
В 1917 году, когда сыну исполнилось 16 лет, граф Толстой признал отцовство и передал сыну титул, который, впрочем, к этому времени мало чего стоил: грянула революция.
В 1919 году Быстролётов, после окончания Мореходной школы, был мобилизован вольноопределяющимся в Добрармию генерала Деникина. Очевидно, что разложение, которое царило у белых, произвело на него такое сильное впечатление, что он дезертировал и уехал в Константинополь, где какое-то время жил и даже окончил православный колледж. После этого он уехал в Прагу и продолжил учёбу на юридическом факультете в Карловом университете.
К этому времени его настроения качнулись в пользу большевиков, которые вели активную пропаганду в Восточной Европе и призывали соотечественников вернуться. Дмитрий подал прошение на получение советского гражданства, а когда ему выдали «краснокожую паспортину» возглавил в университете «Союз студентов — граждан СССР».
Видимо, уже в это время он попал в поле зрение ОПТУ: в 1925 году его пригласили в Москву на съезд пролетарского студенчества, где на встрече с начальником контрразведки Секретно-оперативного управления ОГПУ Артуром Артузовым и его помощником — начальником Иностранного отдела ОГПУ Михаилом Горбом состоялась вербовка будущего разведчика.

На нелегальном положении

В Прагу Быстролётов вернулся, осознавая всю важность своей миссии. Для прикрытия его устроили в Советское торговое представительство, а основной задачей молодого разведчика стал набор агентуры и создание обширной разведывательной сети.
Начало разведывательной деятельности Дмитрия Быстролётова совпало с вереницей провалов советских разведчиков. Возможно, поэтому его вскоре перевели на нелегальное положение: отныне он был штатным сотрудником Иностранного отдела ОГПУ, жил в Европе под чужим именем и получал задания непосредственно от руководителей отдела.
Быстролётов зарекомендовал себя умным, исполнительным и инициативным разведчиком, имеющим «нюх» и интуицию, — при вербовке агентов ошибаться было нельзя. Под псевдонимом «Андрей» он создал советскую разведсеть в Европе, в Азии, в странах Южной и Северной Америки, в Африке.
Руководил группой нелегалов и добыл для Страны Советов тайные коды и шифры дипломатов Великобритании, Франции, Германии, Италии, Финляндии и Турции. Отныне переписка Гитлера и Муссолини перестала быть секретом для советских спецслужб.
В США Быстролётов завербовал агента в Государственном департаменте, который поставлял ему особо секретную информацию.
При этом разведчик вёл светский образ жизни: в 1927 году он получил университетский диплом по специальности «Право и мировая торговля нефтью». В 1935 году окончил университет в Цюрихе и получил диплом врача, ещё через год защитил диссертацию по гинекологии и стал доктором медицины. Увлекался искусством, обучался живописи в академиях художеств в Париже и в Берлине.
Все знали его как обаятельного и хорошо одетого аристократа, знатока лингвистики (Быстролётов владел 22 иностранными языками). Его искусство перевоплощения было совершённым — в Англии он играл роль чопорного английского лорда Роберта Гренвилла и даже умудрился получить дипломатический паспорт из рук министра иностранных дел Великобритании. В Канаде он становился инженером — знатоком цифр, в Германии — педантичным торговцем, а в Сингапуре — жестоким наёмным убийцей.
Работа отнимала все силы. В 1933 году в СССР стали поступать первые «звоночки» — другие резиденты сообщали, что за «Андреем» ведётся слежка, но Москва просила его ещё немного потерпеть, обещая, что «не забудет».
В 1936 году Быстролётов сам попросил отозвать его с работы, мотивируя просьбу усталостью и болезнью: «…Я устал, нездоров и работать дальше без серьёзного отдыха не могу, — писал он. — …Я работаю только нервами и напряжением воли. Без малейшей радости по поводу успехов, с постоянной мыслью: хорошо бы вечером лечь и утром не подняться»…
И его, наконец, отозвали.

Родина помнит всё

По возвращении в Москву Дмитрий начал работать в главном управлении государственной безопасности НКВД, а через два года был переведён в бюро Всесоюзной торговой палаты переводчиком. Впереди было вступление в партию и присвоение звания лейтенанта.
Его карьеру прервала чья-то анонимка. В ней говорилось, что разведчик Дмитрий Быстролётов на самом деле — эсэр и белогвардеец, который много лет подряд шпионил в пользу врагов СССР.
Шёл 1938 год, и этого оказалось достаточно.
В НКВД его допрашивали с пристрастием, советские «заплечных дел мастера» умели и любили это делать. У гения разведки оказался проломлен череп, сломаны рёбра, порваны мышцы.
— У тебя же всё было! — удивлялся следователь. — Три миллиона валюты на счёте, паспорта иностранных государств! Какого чёрта ты приехал сюда?
— Я вернулся на родину, — отвечал Быстролётов.
Признание он подписал — в нём, как и во многих других людях, всё ещё жила вера в то, что «разберутся, поймут…».

Не поняли.

8 мая 1939 года Военная коллегия Верховного суда Союза ССР вынесла Быстролётову приговор — 20 лет исправительно-трудовых лагерей «за контрреволюционную деятельность», статья 58, пункты 6, 7 и 8 — то есть за шпионаж, подрывную деятельность и подготовку терактов. Разведчик был поражён в правах, а всё личное имущество конфисковано. После основного срока он должен был ещё пять лет находиться в ссылке.
По сути, это был смертный приговор — выдержать 20 лет в ГУЛАГе было невозможно, немыслимо. Быстролётов выжил чудом, но навсегда поменял своё мнение о советской власти.
Два года он отбывал заключение под Норильском, затем ещё семь лет — в системе лагерей Сиблага. В 1947 году его неожиданно привезли в Москву к министру госбезопасности Абакумову, который предложил ему вернуться в разведку. Быстролётов сказал, что согласен — на условиях полной реабилитации. Это взбесило чиновника, и он отправил разведчика в спецтюрьму Суханово. Следующие три года Быстролётов провёл в одиночной камере. Затем ему «дали послабление» — отправили в Озерлаг на строительство БАМа, потом в Омск — На строительство НПЗ.
На свободу Быстролётов вышел лишь в 1954 году, инвалидом, после тяжелейшего инсульта, который кое-как подлечили лагерные «лепилы».
Спустя два года 55-летнего разведчика полностью реабилитировали.
Он вернулся в Москву, получил комнату в десять квадратных метров в коммунальной квартире. В последние годы жизни работал редактором-переводчиком в НИИ медицинской и медико-технической информации Минздрава СССР, писал книги. Свой основной труд «Пир бессмертных» закончил незадолго до кончины в 1975 году.
Похоронили разведчика на Хованском кладбище.

Журнал: Загадки истории №28, июль 2020 года
Рубрика: Секреты спецслужб
Автор: Александр Лаврентьев

Метки: Загадки истории, СССР, биография, шифр, разведка, ОГПУ, Артузов, Быстролётов




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.