Сомерсет Моэм — агент английской разведки

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В августе 1917 года автор бестселлеров Уильям Сомерсет Моэм прибыл в Петроград в качестве агента британской разведки МИ-6. Спецслужба поставила перед Моэмом серьёзнейшую цель — агент Соммервилл должен был предотвратить Октябрьскую революцию.

Сомерсет Моэм — агент английской разведки

Как писатель Сомерсет Моэм пытался предотвратить революцию в России?

Свои впечатления от России британский писатель Сомерсет Моэм изложил в сборнике новелл «Эшенден, или Британский агент». Часть оригинальных записей 1917 года писатель опубликовал в «Записных книжках» в 1949 году, другие подробности своей шпионской поездки он раскрыл в автобиографии. Между тем лишь в 1970-1980-х годах на основании архивных документов историки подтвердили: Моэм действительно пытался не допустить краха Временного правительства.

«Керенский не способен ни на какие действия»

На момент отправки в Россию у Моэма не было серьёзного опыта в разведке — он лишь около года собирал информацию в нейтральной Швейцарии. Почему выбор пал на литератора, неизвестно — это одна из главных загадок «миссии Моэма».
Российский биограф писателя Александр Ливергант предполагал, что Моэма могли отправить «просто потому, что в этот момент никого лучше не нашлось».
Агент Соммервил должен был отчитываться перед Уильямом Уайзменом, главой британской разведки в США. До столицы России Моэм добрался поездом из Владивостока. Поселившись в гостинице «Европейская», писатель провёл серию встреч с политическими деятелями.
Среди его собеседников был, к примеру, террорист-эсер Борис Савинков, игравший тогда заметную роль в эшелонах власти. Моэм считал Савинкова человеком «невероятной смелости», однако о нюансах разговора с ним умолчал.
Несколько раз британец встречался и с самим Александром Керенским. В отличие от русских современников, он не увидел в главе Временного правительства фигуры «наполеоновских масштабов».
«В итоге он произвёл на меня впечатление человека на пределе сил, — признавался Моэм. — Судя по всему, бремя власти ему непосильно. Это объясняет, почему он не способен ни на какие действия».
Ещё одним собеседником Моэма стал Томаш Масарик, будущий президент Чехословакии, занимавшийся тогда формированием Чехословацкого легиона.
Моэму довелось общаться в Петрограде и не с политиками. Он оставил интереснейшие, хотя и жёсткие местами заметки о русском национальном характере.
Моэм критиковал русских, с одной стороны, за «бездну зазнайства» и упоение собственной «загадочностью», а с другой — за отсутствие «весьма сложного чувства патриотизма», присущего, по его мнению, другим народам. Писателя возмущало, что русские готовы легко отдать свои земли немцам.
Присутствуя на организованном большевиками в сентябре Демократическом совещании, Моэм увидел в большинстве делегатов «неразвитых и грубых» людей. «…У них лица людей невежественных: на них написано отсутствие мысли, ограниченность, упрямство, мужицкая неотёсанность», — отмечал британец.
Возможно, именно сквозящее в этих строках снобистское отношение к русским стало одной из причин неуспеха шпионской операции.

Конец миссии Соммервилла

Англичане вели в России двойную игру — наряду с поддержкой Керенского они финансировали меньшевиков. Ещё в Америке Моэм получил на эти цели 21 тысячу долларов. Однако агент быстро понял, что средств будет недостаточно.
16 октября он написал Уайзмену, что Керенский долго не продержится, а на меньшевистскую пропаганду нужно ещё 50 тысяч долларов.
Поначалу Моэм предполагал, что вернётся в Англию «не раньше, чем кончится война».
Однако всё сложилось иначе. Британского агента вызвал сам Керенский — он попросил Моэма поехать в Лондон и лично передать премьер-министру Ллойд-Джорджу письмо с просьбой Временного правительства о военной помощи Антанты.
Проездом через Скандинавию писатель отбыл на родину. Встреча с премьер-министром состоялась 24 октября. Во время разговора Моэм молчал — он объяснял это начавшимся у него приступом заикания. Писатель-шпион ограничился тем, что передал Ллойд-Джорджу послание. Прочитав его, глава правительства сухо бросил: «Сделать я этого не могу».
Кто знает, как сложилась бы история, если бы Моэм пустил в ход своё писательское красноречие? Да и готов ли он был на самом деле бороться за достижение цели? Сам Моэм считал, что если бы он прибыл в Россию на полгода раньше, то предотвратил бы революцию. В любом случае, единственным реальным достижением Соммервилла можно считать установление им контакта с чехословаками. Именно с восстания Чехословацкого корпуса, как известно, в 1918 году Гражданская война в России достигла своего высшего пика.

Журнал: Загадки истории №13, март 2020 года
Рубрика: Версия
Автор: Антон Тамбовцеа

Метки: Загадки истории, Англия, Россия, писатель, большевики, эсеры, разведка, Петроград, Октябрьская революция, Временное правительство, 1917, Керенский, меньшевики, шпионаж, Савинков, Моэм




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 —