Советский разведчик Иван Чичаев не раз шутил, что не понимает, где кончается дипломатия и начинается разведка, и наоборот. Он знал, о чём говорил, потому что всю жизнь работал под прикрытием дипломатических постов. Таких разведчиков, о существовании которых знают спецслужбы страны пребывания, называют легальными. Несмотря на конкуренцию и собственные тайны, порой разведки испытывают острую необходимость сесть за стол переговоров или обменяться информацией. И на этом поприще Чичаев был настоящей звездой.

Полковник Иван Чичаев

Советский разведчик Иван Чичаев

Из ЧК в дипломаты…

Иван Андреевич Чичаев родился 24 сентября 1896 года в крестьянской семье, в селе Ускляй Рузаевского уезда Мордовии, затерянном на сотни вёрст вдали от больших городов. Его дед был крепостным, а отец батрачил на кулаков, едва сводя концы с концами. Несмотря на то что семья была бедной, Иван окончил церковно-приходскую школу и вслед за приятелем, уехавшим в Москву на заработки, покинул Ускляй. В столице Иван сначала устраивается посыльным в бакалейный магазин, затем работает грузчиком, агентом по продаже книг в издательстве «Универсальная библиотека». Там он пристрастился к чтению и даже поступил на вечерние курсы филиала университета Шанявского.
Однако закончить курсы Ивану не удалось: началась война. Он возвращается в Ускляй, чтобы влиться в рекрутский набор. Служить Чичаев попадает в город Инсар, в запасной батальон. Здесь в 1917 году он узнает о Февральской революции в Петрограде.
Чичаев активно включается в революционную деятельность: является членом Совета солдатских депутатов, избирается председателем дивизионного комитета. В мае 1917 года в составе маршевой роты он направляется на Юго-Западный фронт. В районе Новосельцев получает боевое крещение. На боевых позициях Юго-Западного фронта его застаёт весть об Октябрьской революции.
В начале декабря 1917 года полковой комитет направляет Чичаева на родину для установления советской власти в Мордовии. Он становится председателем Исполкома Рузаевского Совета рабочих и крестьянских депутатов, а по совместительству — бойцом местного отряда Красной гвардии. В июле 1918 года в Рузаевке, где располагался штаб Первой армии под командованием Тухачевского, создаётся уездная Чрезвычайная комиссия (ЧК), и Чичаев, которому в ту пору не исполнилось ещё и 22 лет, становится председателем ревкомиссии и Узловой транспортной ЧК.
В 1920 году Чичаев назначается председателем ЧК на станции Алатырь. В 1921-1923 годах он являлся представителем ГПУ на Московской железной дороге. Будничная чекистская работа продолжалась. Однако Чичаев мечтал получить высшее образование и продолжал самообразование. Как-то раз он поделился своими планами со старым знакомым Васильевым, бывшим в ту пору председателем трибунала Московско-Казанской железной дороги. Вскоре после этого разговора Васильев был назначен полпредом СССР в Монголии. Подбирая штат сотрудников, он предложил Чичаеву поехать с ним на работу за границу.
Перейдя в Наркомат иностранных дел, Чичаев засел за изучение литературы по истории дипломатии, международному праву, поступил на курсы иностранных языков. В декабре 1923 года он был назначен на должность заведующего консульским отделом советского полпредства в столице Монголии городе Урге. Одновременно занимался контрразведывательным обеспечением советского дипломатического представительства в этой стране.
Летом 1924 года Чичаев становится членом правительственной делегации по обследованию положения в Тувинской Республике и урегулированию её отношений с Монголией. Руководителем делегации являлся первый начальник Иностранного отдела ГПУ Яков Давтян (Давыдов). После окончания переговоров из Москвы поступило распоряжение об отзыве прежнего консула СССР в Тувинской Республике и назначении на эту должность Ивана Чичаева. Как выяснилось впоследствии, сделано это было по рекомендации Давтяна.

…И обратно

Вскоре консулу сообщили, что его из Наркомата иностранных дел перевели обратно в ГПУ, и к дипломатическим обязанностям добавилась работа по созданию агентурной сети в Тувинской Республике и на прилегающей территории. Но всё-таки знаний Чичаеву катастрофически не хватало, и он прекрасно понимал это. А потому сам попросил направить его на учёбу. В 1925 году он получил приказ возвратиться в Москву. Здесь Иван Андреевич был назначен на должность референта НКИД по Японии и работал под руководством выдающегося советского дипломата Георгия Чичерина. Ну а заодно имел возможность учиться. Чичаев поступает на вечернее отделение коммунистического вуза, где засел за изучение иностранных языков и международного права. Ну а в дневное время получал практические навыки под руководством Чичерина, проводившего весьма сложные переговоры с японцами.
В 1927 году Иван Чичаев направляется генеральным консулом СССР в Корее. Фактически это было «выставочное» назначение, потому что Корея в то время была оккупирована Японией. Так что Чичаеву опять пришлось работать с японцами. Но теперь его заданием было попытаться наладить агентурную работу в Корее, желательно заиметь агентов в белоэмигрантской среде в Сеуле. С заданием Чичаев справился, да ещё и план перевыполнил. Именно в Корее он завербовал настолько ценного агента, что впоследствии, во время всех чисток в спецорганах, его не стал трогать даже Берия. И он остался одним из немногих «старых кадров», которых чистки не затронули.
На мероприятиях в генконсульстве постоянно присутствовали агенты японской контрразведки, которые практически не скрывали своей принадлежности к спецслужбам. Чичаев обратил внимание на одного из японских агентов, который числился переводчиком, потому что отлично знал русский язык. В отличие от других агентов, он не пытался никого завербовать и вообще проявлял дружелюбие к русским. Его взяли в серьёзную разработку, и вскоре выяснилось, что, вполне возможно, это не «подстава» японцев. А ещё выяснилось, что тот мечтает накопить денег, уйти из разведки и купить себе рыбную лавку.
С парнем решили аккуратно поработать на гонорарной основе, и эта работа оказалась довольно успешной. Первым делом новый агент передал Чичаеву документы японской разведки по поводу настроений в белоэмигрантской среде в Сеуле. Благодаря этим данным советской разведке удалось быстро развернуть там агентурную сеть. Затем последовали списки японских агентов, работавших в СССР, и вся агентурная сеть Японии в Приморье и на Дальнем Востоке рухнула.
Но самым главным достижением Чичаева и его агента оказался добытый ими секретный «меморандум Танаки». В Москве сначала этому документу не поверили, но вскоре копия меморандума была добыта советской резидентурой в Харбине. В Кремле было решено использовать документ во внешнеполитических целях. В американской прессе было опубликовано сенсационное расследование, касавшееся планов Японии в отношении США. С выдержками из меморандума. Случилось это в середине 30-х годов, когда в США возобладали настроения о недопустимости вступления Америки в ожидавшуюся войну. Статьи произвели фурор и поменяли настроения в обществе. США обложили Японию экономическими санкциями. Что в конце концов привело к атаке на Пёрл-Харбор и вступлению США во Вторую мировую войну.

Куратор работы двух разведок

В 1930 году Чичаева отзывают в Москву, где он попытался продолжить учёбу. Но в 1932 году его посылают резидентом в Финляндию, под прикрытием генконсула в Выборге (до Советско-финской войны входил в состав Финляндии). Затем следует работа в Эстонии, но в 1935 году опять отзыв в Москву для работы в центральном аппарате. А фактически для того, чтобы дать возможность доучиться перспективному сотруднику.
Как уже упоминалось, чистки 1937-1938-х годов Чичаева не затронули. Но вот опытных сотрудников стало маловато. Уже в те времена Сталин вынашивал планы по захвату Прибалтики, и там была необходима подготовительная работа. В 1938 году Иван Чичаев, под видом первого секретаря полпредства СССР, отправляется в Латвию, где не только создаёт агентурную сеть на пустом месте, но и приобретает массу друзей среди политиков и некоторых общественных организаций. Которым не нравилось заигрывание правительства Ульманиса с гитлеровской Германией.
В 1940 году, незадолго до оккупации Прибалтики советскими войсками, Чичаев был вызван в Москву, где участвовал в совещании у Сталина и докладывал об обстановке в Латвии. Вождю развёрнутый доклад понравился, да к тому же сведения Чичаева позволили несколько скорректировать планы вторжения. После того как Красная Армия вошла в Прибалтику, Чичаева посылают в Швецию и опять под дипломатическим прикрытием. Но перед самым началом войны опять отзывают в Москву.
Чичаев прибыл в столицу 21 июня 1941 года. На Лубянке ему сообщили, что он назначен главой англоамериканского отдела внешней разведки. Но приступить к своим обязанностям он не успел: началась война. Чичаев получил новое задание, ему поручается организовать эвакуацию семей сотрудников НКВД в Новосибирск. После чего Чичаева собирались перебросить на оккупированную территорию, в качестве резидента и организатора диверсионной работы в тылу врага.
К счастью, этому бредовому назначению (а как ещё можно назвать решение послать в тыл дипломата и разведчика, не имеющего никакого представления о диверсионной работе?) было не суждено сбыться. В июле 1941 года Великобритания заключила с СССР военный союз, и в Москву прибыли представители английской разведки. Руководители обеих стран прекрасно понимали, какую огромную роль в войне играет информация, поэтому необходимо было объединить усилия двух разведок. В той части, которая касалась войны против Германии. Было решено создать два координационных центра: в Москве и в Лондоне.
Чичаев участвовал в переговорах вместе с генералом Василием Зарубиным. Последний вскоре вместе с женой отбыл в США, а в Лондон отправился Иван Чичаев. Под прикрытием советника посольства, но на самом деле он руководил миссией советской разведки в Великобритании. о чём англичане конечно же были прекрасно осведомлены.
Первоначально английские разведчики делали упор на совместную диверсионную работу. Даже было создано несколько разведывательно-диверсионных групп, в которые входили английские и советские диверсанты. Русские прибывали в Англию, где проходили учения на слаженность, знакомились с местами операций по немецким картам, которые добывали английские спецслужбы (в основном у сбитых немецких лётчиков), ну а потом с территории Великобритании забрасывались к немцам.
Но вскоре Чичаеву удалось убедить англичан, что необходим более широкий спектр сотрудничества. И совместная работа перешла на новый уровень. В результате объединённых усилий удалось предотвратить восстание в Афганистане, после которого туда должны были войти немецко-японские войска, уничтожить агентурные сети немцев и японцев в Бирме, Индии, а также существенно проредить агентуру в Иране.

Места не нашлось

В 1944 году, когда стало ясно, что разгром Германии лишь вопрос времени и предстоит обустраивать Европу, Чичаев назначается полномочным поверенным СССР при союзных эмигрантских правительствах, которых в Лондоне было довольно много. Требовалось налаживать контакты с теми правительствами, которые войдут в зону советского влияния. В частности, с Польшей и Чехословакией. С последней страной у Чичаева получилось наиболее успешно, поэтому после окончания войны он был отправлен резидентом советских спецорганов именно в Чехословакию. Туда он поехал в ранге Полномочного чрезвычайного посланника (не путать с Чрезвычайным полномочным послом).
В Праге, кроме создания чехословацких органов безопасности, Чичаеву пришлось активно работать против английской и американской разведок. Которые в будущих соцстранах пытались развернуть противодействие планам СССР по созданию там коммунистических режимов. Война закончилась, и бывшие союзники постепенно превращались в противникоРабота в Чехословакии у Ивана Чичаева не была очень эффективной. Англичане и американцы прекрасно знали, кем является Полномочный посланник. А потому уже в 1947 году Чичаева отзывают в Москву, где он возглавил сначала отдел, а потом и управление в Комитете информации (КИ). Напомним, что КИ при Совете министров СССР, созданный в 1947 году, объединил военную и политическую разведку страны. В 1949 году военную разведку (ГРУ) вернули под эгиду Министерства обороны. Ещё через три года политическая разведка вернулась к ведению Министерства государственной безопасности.
Несмотря на то, что в 1952 году Чичаеву было всего 56 лет, места ни в МГБ, ни в ГРУ ему не нашлось. Как и в дипломатическом корпусе. Иван Андреевич в чине полковника госбезопасности вышел на пенсию, якобы по состоянию здоровья. Позже довольно часто привлекался для консультаций и читал лекции в Высшей разведывательной школе при КГБ. Умер в возрасте 88 лет 15 ноября 1983 года. Был награждён пятью орденами и многими медалями.

Что такое меморандум Гинти Танаки

Меморандум генерала Гинти Танаки был подан им императору Японии в 1927 году. В этом документе излагались тезисы, которые вошли в основу внешнеполитической деятельности Японии в 30-х и 40-х годах. Меморандум намечал очередность захватнических действий: ключом к установлению японского господства в Восточной Азии должно быть завоевание Китая, а для этого предварительно необходимо овладеть Маньчжурией и Монголией. Затем Япония должна использовать этот регион как базу для проникновения в Китай. Ну а потом война с Советским Союзом и Соединёнными Штатами.

Журнал: Война и Отечество №4, апрель 2018 года
Рубрика: Тайны спецслужб
Автор: Виктор Барт

Метки: Англия, СССР, биография, Великая отечественная война, Война и Отечество, разведка, НКВД, ЧК, ГПУ, Корея, КГБ, ГРУ, МГБ




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-