15 июня 1996 года Указом Президента Российской Федерации было посмертно присвоено звание Героя России советской разведчице-нелегалу Леонтине Коэн. Годом ранее, 20 июля 1995 года, такого же звания был посмертно удостоен Моррис Коэн, муж Леонтины. За что же они получили такие высокие звания?

Моррис и Леонтина Коэн

Советский разведчик Моррис Коэн и его жена Леонтина

Историк-практик

Моррис Коэн родился 2 июля 1910 года в Нью-Йорке. Его родители были выходцами из Российской империи. Моррис с юности был неравнодушен к идее всеобщего равенства. Ещё в детстве его вдохновляли речи Джона Рида. Будучи студентом Колумбийского университета, Моррис по ночам расклеивал агитационные листовки в студенческом кампусе. Потом занялся распространением коммунистической печати и стал партийным организатором.
Коэн блестяще сдал выпускные экзамены и получил диплом учителя истории. Но стены школьных классов его не удержали. Моррис сам себе организовал курсы повышения квалификации, окунувшись в историю, которая творилась на его глазах. Он отправился добровольцем в Испанию. В одном из сражений был серьёзно ранен — были прострелены обе ноги. В медицинском госпитале Моррис тогда пролежал почти четыре месяца.
Печальный исход гражданской войны в Испании для республиканцев был очевиден. Советская разведка решила использовать эту ситуацию для борьбы с фашизмом и начала вербовать людей, не поддерживавших не только режим Франко, но и фашизм вообще. Среди них был и Моррис Коэн.
В июле 1938 года Морриса пригласил на беседу в барселонскую разведшколу резидент внешней разведки НКВД в Испании Александр Орлов. Он сделал Коэну предложение о сотрудничестве, и тот без раздумий согласился. Уже в ноябре 1938 года по заданию центра Моррис Коэн выехал из Испании в США для работы в качестве связника Нью-Йоркской резидентуры советской внешней разведки. В 1941 году Моррис с разрешения Москвы завербовал свою жену.

Коробка с салфетками и государственными тайнами

Леонтина Тереза Петке родилась 11 января 1913 года в Массачусетсе. Её родители — польские эмигранты. Как и Моррис, Леонтина с юности была активным членом коммунистической партии США. С будущим мужем она познакомилась на антифашистском митинге в мае 1937 года.
22 июня 1941 года, в день нападения Германии на Советский Союз, они подали заявление на регистрацию брака. А 4 июля 1941 года, в День независимости США, состоялась свадьба. Такие вот странные совпадения.
Когда Моррису разрешили раскрыться перед женой, то Леонтина сразу предложила свои услуги СССР. Причём бескорыстно. «Семейство волонтёров» — так их в шутку называли в Москве. Они соглашались брать деньги только на оперативные нужды: на покупку необходимой фототехники или транспортные расходы и т.п.
Когда Гитлер напал на СССР, многие американцы были уверены, что войска США не должны отсиживаться за океаном и обязаны помочь Советскому Союзу разгромить фашизм. Но Белый дом медлил с принятием решения, что возмущало общественность. Особенно американских коммунистов, в числе которых были Леонтина и Моррис.
Супруги Коэн поддерживали связь между Нью-Йоркской резидентурой и её источниками, выполняли и другие задания центра.
К примеру, необходимо было достать чертежи нового пулемёта, который американцы выпускали в Хартфорде. Американцы, даже присоединившись к антигитлеровской коалиции, отказывались делиться с Советским Союзом своими военными секретами. Задание было поручено Коэнам. Но достали они не чертежи, а… сам пулемёт. Моррис и Леонтина познакомились с сотрудником отдела контроля качества завода и уговорили его вынести им пулемёт с предприятия по деталям. Получив пулемёт, супруги сложили детали в футляр от контрабаса и доставили его в советское консульство в Нью-Йорке.
Ещё не закончилась Вторая мировая война, а бывшие союзники по антигитлеровской коалиции уже начали видеть в СССР нового врага и всерьёз задумались о возможной войне с ним. В обстановке политической напряжённости ценность таких агентов, как Коэны, возросла в разы.
Но ещё в июне 1942 года Морриса Коэна мобилизовали в армию США, из которой ему было не выбраться. Так что продолжать разведывательную работу он не мог. Вот и пришлось центру задействовать его жену. Некоторое время она выполняла роль связного. А потом была работа в Лос-Аламосе. В 1943 году советская резидентура в Нью-Йорке занялась активным сбором информации по «Манхэттенскому проекту» — разработке в лабораториях ядерного центра в Лос-Аламосе первой в мире атомной бомбы. Когда 16 июля 1945 года над пустыней Нью-Мехико поднялся гриб атомного взрыва, ключевые данные об устройстве бомбы, о материалах, примененных в её конструкции, уже были в распоряжении советских учёных. Особая заслуга в этом принадлежала Леонтине Коэн. Она выехала на курорт Альбукерке, расположенный неподалёку от Лос-Аламоса. Заранее позаботилась о заключении Нью-Йоркского врача, подтверждающим необходимость прохождения курса лечения лёгких именно в этой курортной зоне. Леонтина сняла комнату на окраине городка и стала готовиться к разведывательной операции.
Встреча с источником информации была назначена на воскресенье у храма в центре Альбукерке. Во время неё состоялся обмен паролями, были получены ценнейшие секретные документы. Можно отправляться в обратный путь. Но на вокзале в Альбукерке сотрудники ФБР внезапно решили тщательно проверить пассажиров и их багаж. Леонтина сымитировала насморк: она достала коробку с бумажными салфетками, в которой были спрятаны полученные от источника документы, и достала одну из них. Когда же её вещи начали осматривать, она буквально сунула коробку с салфетками в руки одного из проверяющих, а сама начала рыться в сумочке в поисках билета. Билет «нашёлся», когда поезд уже готов был тронуться. Проверяющий машинально вернул Леонтине «забытую» коробку, так и не проверив её. Вскоре ценные документы были уже в центре.
Таким образом, Кремль был в курсе совместной работы Англии и США по ядерному проекту. И уже в 1949 году, к изумлению своих бывших союзников, в СССР было проведено успешное испытание советской атомной бомбы.
Многие историки считают, что если бы не разведчики, то советская атомная бомба появилась бы не ранее середины 1950-х годов.

Букинисты Крогеры

В ноябре 1945 года Моррис Коэн демобилизовался из армии и вернулся в США. С ним сразу же была восстановлена связь. Начался новый этап в работе разведчиков. Почти два года Коэны работали в составе резидентуры разведчика-нелегала Вильяма Фишера, который известен миру под именем полковника Рудольфа Абеля. Но в конце июня 1950 года Моррис и Леонтина по двум причинам были вывезены из США в Советский Союз. Во-первых, американская контрразведка арестовала двоих людей, которые были источниками информации советской разведки. С одним из них Леонтина некоторое время поддерживала связь, а это ставило под удар всю группу источников, с которыми работали супруги. Кроме того, могли арестовать и самих Коэнов.
Вторая причина связана с «охотой на ведьм» — маккартизмом. Моррис Коэн воевал в Испании на стороне республиканцев, был членом коммунистической партии. У Леонтины также было коммунистическое прошлое. Все это могло привлечь к ним в США ненужное внимание. Их отъезд в СССР был очень своевременным, так как практически сразу же Моррисом стали «интересоваться» сотрудники ФБР. Руководство советской внешней разведки решило направить Коэнов в Англию в качестве связников-радистов создаваемой там нелегальной резидентуры, возглавить которую должен был другой советский разведчик-нелегал — Конон Молодый.
Все трое, конечно же, получили новые имена и биографии. Супруги Коэн стали Питером и Хелен Крогер, книготорговцами, а Конон Молодый — канадским бизнесменом Гордоном Лонсдейлом.
Резидентура Лонсдейла добывала ценнейшую секретную документацию по подводному вооружению Адмиралтейства Великобритании и военно-морских сил НАТО. Крогеры по ночам фотографировали документы и переводили их в микроснимки.< Спрятав их в раритетные книги, Крогеры отправляли секретные данные в центр, а наутро секретные документы возвращались в Адмиралтейство. Москва знала о подводном флоте Великобритании ничуть не меньше, чем Елизавета II. В Англии Крогеры проработали до 1961 года. Причина их провала была банальна — предательство.
Михаил Голеневский, сотрудник польской разведки, дал наводку ЦРУ на одного из членов резидентуры Лонсдейла — Гарри Хаутона. Полученными данными ЦРУ поделилось с английскими спецслужбами. Гарри Хаутон «сдал» Гордона Лонсдейла. Естественно, сотрудники британских спецслужб сразу же вышли и на Крогеров, его связников. Так началось знаменитое «Портлендское дело».
Морриса и Леонтину поместили в разные тюрьмы. Супруги встречались всего дважды в год под надзором тюремщиков. Все восемь лет, что Коэны провели в тюрьме, британские спецслужбы пытались склонить их к сотрудничеству. Но Коэны упорно молчали. В октябре 1969 года советская разведка обменяла Коэнов на арестованного в Москве английского агента Джеральда Брука и двух его соотечественников, отбывавших наказание в СССР за… контрабанду наркотиков.
Последующие годы Моррис и Леонтина жили в Москве. Леонтина Коэн скончалась в 1992 году, а Моррис Коэн — через три года.

Журнал: Неизвестный СССР №12, декабрь 2021 года
Рубрика: На пути к успеху
Автор: Варвара Петрачкова

Метки: СССР, биография, Война и Отечество, разведка, США, псевдоним, ЦРУ, Неизвестный СССР




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-