Стиг Берглинг: Похождения блудного агента

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Как правило, вербовка агентов занимает у разведывательных служб много времени и требует значительных финансовых вливаний. Финансы порой можно сэкономить, если агент работает за идею. Время же хорошо экономится, если человек сам пожелал стать агентом. Именно так было в случае со Стигом Берглингом, шведским контрразведчиком, пожелавшим работать на СССР.

Фото: Стиг Берглинг — интересные факты

Заначка на дождливый день

Коллеги недолюбливали Стига Берглинга. Он слишком любил дорогие костюмы, хорошую выпивку и красивых женщин, которых щедро одаривал и водил по дорогим ресторанам — не самый образцовый образ жизни для сотрудника спецслужб. Мало того, ходили слухи, что Стиг занимается контрабандой.
Служебная карьера Берглинга началась в 1968 году на Кипре, куда он был направлен как офицер безопасности шведского батальона миротворческих сил ООН. В то время ему шёл 32-й год. Вскоре Стиг перевёлся в SAPO — шведскую полицию безопасности, где стал заниматься контрразведывательными операциями. Он был привлечён к слежке за советским военным атташе.
В Швеции в это время были сильны правые политические силы. Берглингу ещё со времён учёбы не нравилось, что его формально нейтральная страна открыто сотрудничает с НАТО. В Швецию со стажировки в США возвращались преподаватели, которые включали на занятиях американские военные марши и вели соответствующую пропаганду среди курсантов. Зато качество работы советского Главного разведывательного управления вызвало у Берглинга самое глубокое уважение.
В апреле 1971 года Стиг получил назначение в службу безопасности штаба обороны вооружённых сил Швеции. В это время он был допущен к работе с особо секретными документами. В том числе — с картой шведских оборонительных сооружений. По инструкции, её полагалось каждый день брать под расписку и в тот же день сдавать. Это было неудобно, и начальство разрешило Берглингу снять с карты копию и держать её на своём рабочем столе.
Вот тут-то ему и пришла в голову мысль — отложить сверхсекретный документ, как говорят в Швеции, на дождливый день. Вместе с другими совершенно секретными документами он поместил карту в папку, положил её в портфель и спокойно прошёл мимо охранника. Папку с документами он спрятал в свою банковскую ячейку, после чего спокойно отправился служить на Ближний Восток в качестве командира взвода международной полиции, расквартированного на Синайском полуострове. Вскоре Берглинга перевели в Ливан офицером войск ООН.

Под Солнцем Бейрута

Перед поездкой на Восток Берглинг познакомился в Стокгольме с продавщицей по имени Ингер Штерр. Она была старше него, замужем за богатым архитектором, от которого родила четверых детей, и при этом мечтала о приключениях. Завязался бурный роман, и однажды Ингер приехала к Стигу в Бейрут, который тогда считался одним из центров мирового шпионажа. Настоящий островок относительного спокойствия в центре арабо-израильского конфликта, где каждая уважающая себя разведка держала разветвлённую резидентуру. По словам Берглинга, местные бары буквально кишели шпионами. Новичка, появившегося там, наперебой угощали спиртным, стараясь выяснить, на кого он работает.
В этой атмосфере Стиг, надеясь поправить своё материальное положение, сначала попытался предложить свои услуги американцам. Те отказали — мол, если его убьют, что Улоф Пальме скажет? После такой неудачи осерчавший Берглинг серьёзно возжелал сотрудничества с советской разведкой.
Узнав, что Стиг решил пойти на работу к коммунистам, Ингер пришла в восторг.
— Как здорово! — повторяла она. — Какая гениальная идея! Ты станешь настоящим шпионом.
Сумасбродная парочка зачитывалась шпионскими романами, их кумиром стал сбежавший в СССР англичанин Ким Филби. Они очень любили ходить в рестораны, где когда-то побывал знаменитый британец. При этом Ингер называла Стига «мой собственный Смайли» — по имени английского суперагента, героя произведения Ле Карре. Берглинг же называл её «моя Мата Хари».
Берглинг стал искать контакты с советскими разведывательными службами. Неведомыми путями им стало об этом известно, и однажды в 1974 году, когда Стиг кутил в очередном бейрутском ресторане, к нему за столик подсел советский дипломат, являвшийся, как позже выяснилось, сотрудником ГРУ. Берглинг предложил свои расценки, которые были приняты, и скоро его куратором стал советский военный атташе в Бейруте Александр Никифоров. Атташе порекомендовал шведу вновь перевестись в штаб-квартиру SAPO в Стокгольме.

Провал

Спустя год Берглинг получил назначение в полицию безопасности на должность офицера связи со штабом обороны. Он оказал Москве целый ряд важных услуг. Передавал копии секретных документов, а также вовремя предупредил, что советский военный атташе в Швеции Георгий Федосов собирается уйти на Запад. Но уже вскоре из-за болтливости Ингер ему пришлось пережить неприятный момент. Женщина рассказала историю о своём хвастливом любовнике, возомнившем себя русским шпионом, одному из знакомых, а тот сообщил её приятелю-журналисту. Журналист немедленно сообщил об услышанном в SAPO. Проверка, правда, результатов не дала, поскольку с советскими агентами Стиг встречался во время служебных командировок за границу, где уследить за ним было почти невозможно.
Провалился же Берглинг из-за сбежавшего на Запад сотрудника КГБ Олега Гор-диевского. Тому было известно, что ГРУ удалось завербовать сотрудника SAPO, о чём он и поставил в известность своих хозяев из британской Intelligence service (сети разведывательных и контрразведывательных служб Великобритании). Англичане передали эту информацию государственному управлению полиции Швеции. А пока шведская контрразведка, постепенно сужая круг подозреваемых, выходила на Берглинга, он 19 марта 1979 года был арестован израильскими спецслужбами в Тель-Авиве.

Дерзкий побег и странное возвращение

Приговорённый к пожизненному заключению шпион очутился в тюрьме для особо опасных преступников в одном из пригородов Стокгольма. Там он отличался примерным поведением. За это полагались определённые поблажки, в том числе право на свидания. К нему стала наведываться одна из его прежних любовниц Элизабет Сандберг. Встречи закончились тем, что в 1986 году администрация тюрьмы получила от влюблённых прошение на заключение брака и удовлетворила его. Молодожёны получили разрешение жить в загородном доме Элизабет. Правда, под охраной.
А год спустя парочка… совершила побег. Пока охранники, приставленные к супругам, коротали время на первом этаже за кофе и игрой в карты, те выбрались наружу через окно на втором этаже и бесшумно прокрались к двум взятым напрокат автомобилям. Меняя средства передвижения, они добрались до финского города Турку, где Берглинг вступил в контакт с сотрудниками ГРУ, работавшими под «крышей» консульства. Три дня их прятали в советском посольстве в Хельсинки, а затем вывезли в багажниках посольских автомобилей.
Тюрьма, в которую был заключён Берглинг
— Я понял, что вырвался на свободу, когда меня в багажнике стало колотить о стенки, — позже вспоминал беглец. — Это значило, что финское шоссе кончилось и началось советское.
Поговаривали, что побег помогли совершить палестинские друзья Стига. Во всяком случае, в ноябре 1990 года супруги оказались в долине Бекаа, в 50 километрах от Бейрута. Там в специальном тренировочном лагере Берглинг занимался обучением боевиков экстремистской группировки Ахмеда Джебрила, террористов ирландской ИРА, германской «Фракции Красной Армии» и ряда подобных им организаций. Он учил их тактике ведения партизанских действий в городах, обращению с оружием советского производства и чехословацкой пластиковой взрывчаткой.
До сих пор неизвестно, что именно побудило Стига Берглинга в августе 1994 года вновь появиться в Стокгольме. Там его немедленно арестовали и поместили в тюрьму. Но далее последовала довольно-таки любопытная цепочка событий. Сначала у Берглинга нашли болезнь Паркинсона. Летом 1996 года на него напал и нанёс два удара вилкой сосед по камере. В виде компенсации за все эти неприятности Стигу сначала сократили срок заключения, а 17 июля 1997 года и вовсе выпустили на свободу. У ворот тюрьмы его ждала толпа журналистов и новая пассия — ещё одна Элизабет, фамилия которой не афишируется.
Молодожёны поселились на вилле, которую Берглинг унаследовал от Сандберг, умершей от рака. Позже появлялась информация, что бывший шпион умер, но она не принадлежит к категории достоверной.

Журнал: Тайны 20-го века №25, июнь 2012 года
Рубрика: Антология шпионажа
Автор: Валдис Пейпиньш

Метки: СССР, Тайны 20 века, разведка, арест, Швеция, побег, Берглинг




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.