Сообщение ТАСС от 25 сентября 1949 года о первых в СССР ядерных испытаниях в информационном плане было сродни взрыву атомной бомбы. Америка почувствовала себя уязвимой, и кто-то должен был за это ответить. Выбор пал на супругов Юлиуса и Этель Розенберг.

Семья Розенберг — политические заложники антикоммунизма в США

В чём заключалось дело Розенбергов: Атомный шпионаж в США

Юлиус и Этель Розенберг были коренными ньюйоркцами, но родители Юлиуса эмигрировали в Америку из России. В период обучения в университете он примкнул к коммунистическому движению и познакомился с Этель Грингласс, ставшей в 1939 году его супругой.

За дело берутся «Волонтёры»

Поскольку в период Второй мировой войны США и СССР были союзниками, коммунистические взгляды супругов Розенберг никого особо не волновали. А позже свои убеждения Розенберги стали держать при себе, начав сотрудничать с советской разведкой.
Юлиус (агент Либерал) работал в крупнейшей американской отраслевой компании «Дженерал электрик», а в своей тайной жизни руководил агентурной группой «Волонтёры», включавшей как минимум 18 человек, преимущественно инженеров-электротехников. О ценности переданных ими данных можно судить по одному примеру — схеме радиовзрывателя. Получив соответствующую документацию, в Советском Союзе создали специальное конструкторское бюро, и вообще, это изобретение по влиянию на военное дело сравнивали с атомной бомбой.
Ну а что же сама атомная бомба, за которую Розенбергов казнили?
В «Волонтёрах» состоял и родной брат Этель, сержант Дэвид Грингласс (агент Калибр), работавший механиком в ядерном центре в Лос-Аламосе, где в рамках «Манхэттенского проекта» и создавалась американская атомная бомба.
Много ли ценного мог узнать сержант-механик?
Конечно, не очень. Это подтверждается переданным им советской разведке отчётом, а также приложенными к нему чертежами «Толстяка» (бомбы, сброшенной на Нагасаки). Копии этих чертежей, изъятые у Розенбергов, показали американским физикам, работавшим над «атомным проектом». Отзыв был таков — по этим «карикатурам» раскрыть секрет ядерного оружия невозможно.
Но эта неувязка не имела серьёзного значения по сравнению с политической целесообразностью.

Фукс сдал Голда, Голд сдал Грингласса

Сам факт, что пострадавшая в ходе войны более других стран Россия догнала США в такой наукоемкой и высокотехнологичной сфере, требовал какого-то не унижающего американскую национальную гордость объяснения. И лучшечвсего было объяснить, что коварные коммунисты атомную бомбу украли, причём украли, разумеется, коварно, пользуясь статусом союзника по антифашистской коалиции.
Накладывался и фактор межпартийной, борьбы. В Америке с 1934 года существовал Комитет по расследованию антиамериканской деятельности, контролируемый демократами, к каковым принадлежал и президент Гарри Трумэн.
Республиканцы, разумеется, пытались показать, что демократы с коммунистами недостаточно круты, и, получив большинство в Сенате, тоже создали комитет для выявления «тайных врагов», поставив во главе него сенатора Джозефа Маккарти. Он начал с заявления, что в Госдепартаменте засели 205 коммунистов. Понятно, при таком обилии агентов Советы могли украсть не только какие-то чертежи, но и Белый дом с Капитолием.
Ответить на подобные выпады демократы могли только одним — срочно схватив и предъявив общественности тех самых злодеев, стащивших секрет атомной бомбы.
Так и раскрутили дело Розенбергов.
Сначала армейская контрразведка США вышла на физика Клауса Фукса, который участвовал в «Манхэттенском проекте», но на вспомогательных ролях, и вообще работал в Британии. Соответственно, и арестовала его английская контрразведка. Выдавать Фукса США британцы не спешили, вероятно, выторговывая какие-то преференции.
Но в утешение американцам назвали проживавшего в США связника Фукса Гарри Голда (агент Раймонд). Он был химиком, выпускником Пенсильванского университета и тоже происходил из семьи евреев-эмигрантов из России.
Как источник информации, Голд не представлял для советской разведки интереса с 1944 года, после того как перестал привлекаться к секретным исследованиям. Однако в 1945 году, за неимением под рукой других связников, ему поручили забрать очередную порцию информации от Грингласса. Ещё через год, поняв, что Раймонд слишком засвечен, советская разведка контакты с ним свернула. Но было уже поздно.
Арестованный Голд назвал имя Грингласса, который оказался для ФБР настоящей находкой, поскольку действительно работал в Лос-Аламосе. Агент Калибр, правда, вину отрицал, и тогда арестовали его жену Рут, после чего пригрозили, что дети окажутся в сиротском приюте. И Дэвид сломался, назвав имя своего зятя — Юлиуса Розенберга.
Агент Либерал был арестован в своём доме 17 июля 1950 года, через три недели после начала войны в Корее. С оперативной точки зрения было бы правильно установить за ним наблюдение. В таком случае ФБР вышло бы на советского резидента Рудольфа Абеля (настоящее имя — Вильям Фишер). Но время поджимало.

«Первые жертвы американского фашизма»

Этель взяли под стражу прямо в зале суда 11 августа. Вопрос о том, действительно ли она перепечатывала документы для передачи советской разведке, остаётся открытым. Но о делах мужа она знала.
К делу пристегнули инженера Мортона Собелла, который тоже входил в группу «Волонтёров». По роду деятельности он занимался ракетной техникой, что логически увязалось с сюжетом о похищении тайн атомной бомбы. Собелл вину отрицал, равно как и супруги Розенберг.
Юлиус выбрал правильную линию, попытавшись представить процесс не только как антисоветский, но и как антисемитский. На фоне ещё свежих впечатлений от ужасов холокоста это могло бы сработать. И действительно, в защиту обвиняемых высказались Альберт Эйнштейн, Томас Манн и папа римский Пий XII. Но американскую Фемиду было на такой мякине не провести. Вести процесс поручили тоже евреям — главному судье Кауфману и государственному обвинителю Сайполу.
Суммируя ход процесса, можно констатировать, что факт сотрудничества подсудимых с советской разведкой был доказан, хотя преимущественно в отношении эпизодов, имевших место в период, когда две страны являлись союзниками. Относительно же передачи ядерных секретов, обвинительный приговор подкреплялся только малограмотными материалами Грингласса, которые для создания атомной бомбы были практически бесполезны.
Тем не менее в оглашенном 5 апреля 1951 года обвинительном приговоре заявлялось категорично: «Ваше преступление — деяние намного худшее, чем убийство. Вы передали Советам атомную бомбу, и уже одно это предопределило агрессию коммунистов в Корее». С юридической точки зрения — полный бред, поскольку здесь увязывались события не взаимосвязанные. Но в контексте внутриполитической борьбы США звучало как надо. Приговор для супругов Розенбергов — казнь на электрическом стуле.
Розенберг причину и неотвратимость приговора понимал, сформулировав их вполне чётко: «Я не удивлён вынесенным вердиктом — правительству так нужен был кто-то, кто ответит за все его просчёты: и за гибель наших солдат в Корее, и за всеобщую нищету, вызванную избыточными оборонными расходами. Опять же, всем недовольным нужно было объяснить, что правительство теперь вправе их прикончить. Похоже, нам суждено стать первыми жертвами американского фашизма».
Трумэн санкцию на приведение приговора в исполнение не давал, выжидая результатов президентских выборов. Победу на них одержал республиканец Дуайт Эйзенхауэр, заявивший по поводу супругов Розенберг: «Казнь двух человек — печальное и тяжёлое дело, но ещё более ужасна и печальна мысль о миллионах погибших, чья смерть может быть прямо отнесена к тому, что эти шпионы сделали». Какие он там «миллионы погибших» к Розенбергам пристегнул — непонятно.
Приговор привели в исполнение в тюрьме Синг-Синг 19 июня 1953 года.
Легенда от том, что создать ядерное оружие Советский Союз смог только благодаря своим шпионам, живёт и сегодня. Хотя работу советским физикам они, конечно, значительно упростили.

Журнал: Загадки истории №34, август 2020 года
Рубрика: Операции спецслужб
Автор: Дмитрий Митюрин

Метки: Загадки истории, СССР, политика, коммунизм, казнь, США, шпионаж, Розенберг, антикоммунизм




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-