Вильгельм Васмус Персидский: миссия в Иране

Немало легендарных человеческих судеб будоражит наши умы, заставляя приходить в восторг от их перипетий и изумляться везению, смекалне и невероятной изворотливости героев прошлого. Один из таких героев — Васмус Персидский (так его стали звать по аналогии с Лоуренсом Аравийским, одной из самых блестящих и романтичных фигур в истории разведки).

Фото: Вильгельм Васмус — интересные факты

Хитрец-молодец

Для современников личность Вальтера Васмуса во многом оставалась загадкой. О ранних его годах известно крайне мало. Родился Васмус предположительно в 1880 году в городе Охлен в Саксонии. Свою дипломатическую карьеру начал на острове Мадагаскар в 1906 году. Вскоре его перевели в иранский порт Бушир на берегу Персидского залива, где Васмус получил должность консула. Он отлично знал классический фарси и даже владел наречиями многочисленных персидских племён, то есть, человеком был явно незаурядным. По натуре типичный колонизатор Викторианской эпохи, Васмус считал, что мир должен принадлежать белому человеку, лучше всего немцу, хотя и чтил местные обычаи, чем вызвал к себе доброжелательное отношение местной знати.
В те времена велась необъявленная «нефтяная» война между немцами и англичанами. Дело дошло до того, что по международному соглашению для поддержания порядка в нефтеносных районах Ирана (до 1935 года в западных странах Иран называли Персией) была создана нейтральная жандармерия, основу которой составляли шведские войска. Став резидентом германской секретной службы в зоне Персидского залива, Васмус сумел подружиться с жандармским начальством и прибрал жандармерию к рукам.
Когда началась Первая мировая война, ‘из оккупированных англичанами районов Ирана стали срочно высылаться германские подданные. Васмус уехать категорически отказался. Его взяли под стражу и держали под домашним арестом, а имущество конфисковали. Однажды ночью Васмус проявил сильное беспокойство по поводу здоровья своей верховой лошади. В сопровождении двух часовых он спустился в конюшню и обнаружил у лошади симптомы туземной болезни, требующей постоянного хозяйского наблюдения. Всю ночь, каждые десять-двадцать минут, консул, в сопровождении двух донельзя усталых англичан, спускался к своей любимице. Наконец один из «томми» сказал: Послушай, если ты её так любишь, иди-ка сам!». Хитрец-молодец Васмус охотно согласился. Спустившись в последний раз в конюшню, он достал из кучи сена заблаговременно спрятанный там мешок с деньгами, вскочил на своего совершенно здорового коня и был таков.
Сбежав в горы к своим друзьям — местным князькам, Васмус стал реали-зовывать свои наполеоновские планы — ни много ни мало, он хотел включить всю южную Персию в сферу германского влияния, помешать англичанам заполучить персидскую нефть, побудить горные племена к активным выступлениям против британских войск.
В беседах со своими влиятельными и хорошо им оплачиваемыми друзьями Васмус обнаруживал глубокие познания в истории и культуре Персии, любил давать умные советы и умел слушать. Среди племенных вождей пошёл слух о мудром советчике, а поскольку немец был ещё и знатоком лошадей, то это окончательно сделало его настоящим другом потомков Заратуштры и Камбиза.
Нередко и самого Васмуса принимали за перса — высокий, с длинными волосами и густыми усами, он одевался no-восточному и выглядел величественно.
Для успешного решения поставленных задач Васмус даже принял ислам и женился на дочери одного из влиятельнейших персидских вождей — Ахрама. Причём несмотря на то, что по местным обычаям все свадебные расходы должен был оплатить отец невесты, разведчик устраивал торжество сам (в смысле — немецкие спецслужбы): так якобы принято в его стране. На свадьбе отцу невесты и многочисленным гостям были сделаны ценные подарки, что в очередной раз поспособствовало росту популярности предприимчивого немца.

«Морской дивизион»

Вскоре Васмус зафрахтовал множество мелких судов, которые через ближневосточные моря контролировали пути между Индией и Европой, и таким образом оказался в курсе перевозок всех войск и грузов. Агентура Васмуса добывала информацию в Палестине, Дарданеллах, Месопотамии и даже в Восточной Африке и Турецкой Армении. Он наладил идеальную систему связи, позволявшую с минимальным разрывом во времени доставлять германскому командованию информацию о силах и передвижениях союзных войск. Британцам, чтобы контролировать ситуацию, пришлось снарядить в Персидский залив четыре военных корабля для несения специальной дозорной службы.
Сначала Васмусу в его разведывательной деятельности помогал швед доктор Линдберг, затем два немца и швейцарец-канцелярист, а его агентурная сеть практически целиком состояла из персов всех сословий.
В какой-то момент Васмус сотоварищи распоясались до того, что решили попробовать разжечь в Индии пламя антибританской войны. Чтобы связаться с недовольными английским владычеством раджами, туда был отправлен агент Бругман. Однако на сей раз бдительная британская контрразведка не дремала. Вскоре после того, как агент сошёл на сказочную землю Индии, его арестовали и упекли в тюрьму до окончания войны.
Во имя сохранения германского влияния в Иране Васмус был готов на все. В 1916 году он даже попытался поднять мятеж среди племён Афганистана, чтобы отвлечь на борьбу с ними английские войска, правда, безуспешно.
Когда в Иране стало известно о победной для Антанты «кровавой бане» на реке Сомма, то суперагент запустил дезинформацию, будто, напротив, армии кайзера наводнили Великобританию, а короля Георга публично повесили. Как ни странно, в далёкой от европейского театра военных действий Персии в это охотно поверили. Словом, Васмус был для англичан как кость в горле, и они в конце концов назначили за его голову награду в размере 3 тысяч фунтов стерлингов. Постепенно сумма вознаграждения возрастала, пока в 1917 году не достигла 15 тысяч фунтов.

В бегах

По мере того как дела на фронтах для Германии становились всё хуже, ухудшалось и положение самого Васмуса. Ему пришлось занимать деньги у своих именитых друзей, некогда бывших на его содержании, да и не только у них. В конце концов жилище разведчика было окружено шумной толпой кредиторов, требовавших уплаты долгов. Тогда Васмус, не обращая внимания на напиравшую ораву, протиснулся на открытое место, неся с собой… шест с проволокой. Это был его «беспроволочный телефон». Васмус воткнул шест в землю, «позвонил» халифу и стал жаловаться на дурное гостеприимство, оказанное ему в Персии. Мол, эти некогда столь дружественные персы теперь потрясают ножами и копьями, собираясь стрелять в него пулями, которые были изготовлены в Германии и которые он сам им раздал. И халиф ответил». Пусть неразборчиво, но на том же местном наречии. Он заверил немца в своей дружбе и могущественном покровительстве. Пусть только кто-нибудь осмелится причинить Васмусу хоть малейший вред — и за этим последует наказание. Толпа почтительно расступилась перед мистификатором, и Васмус испарился.
Но это лишь ненадолго разрядило обстановку. Вскоре тесть Васмуса Ахрам сам предложил зятю скрыться — во избежание неминуемой гибели, и следы разведчика надолго затерялись.
Вновь он возник на горизонте уже в Веймарской Германии, где работал в Министерстве иностранных дел, отвечая за сектор Ближнего Востока. Порой Васмуса начинала мучить совесть, и он поднимал вопрос о выплате иранским князькам денег, которые он в бурные годы Первой мировой брал у них в долг. Но германская дипломатическая машина всякий раз оставалась глуха к его докладным запискам. Умер Васмус Персидский в полной нищете в Берлине в 1931 году. К его счастью, он не увидел, в какого монстра вскоре превратилась его любимая Германия и как весь мир опалило совсем не тем огнём, которому поклонялся перс Заратуштра.

Журнал: Тайны 20-го века №32, август 2010 года
Рубрика: Великие авантюристы
Автор: Андрей Чинаев





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —