Жорж Коваль: Атомный разведчик

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

«Изготовленный полоний отправляется самолётом в штат Нью-Мексико, где используется для создания атомных бомб. Полоний производится из висмута. На 1 ноября 1945 года объём продукции завода составляет 300 кюри полония в месяц, а сейчас доведён до 500 кюри… Краткое описание производства полония высылаем вам спецпочтой». Такое срочное донесение поступило из Главного разведуправления Генштаба 22 декабря 1945 года. Оно было немедленно направлено начальнику отдела «С» НКВД генерал-лейтенанту Судоплатову. Тот тут же передал досье И.В. Курчатову. Источник по понятным причинам не упоминался, он был строго засекречен.

Жорж Коваль: Атомный разведчик

От чего болит голова у ФБР

13 февраля следующего года Судоплатову, отвечающему с наркомом Берией за атомный проект, было направлено полное описание технологии производства полония. Американцы, по словам достоверного источника, использовали для подрыва бомбы нейтронный запал.
Уже в 2000-х годах стало известно, что достоверным источником под оперативным псевдонимом Дельмар был советский разведчик-нелегал Жорж Коваль. Он был рассекречен в ноябре 2007-го, после выхода указа о присвоении ему звания Героя России (посмертно).
До сих пор в ФБР ломают голову над тем, кто же он, Жорж Коваль, какие атомные секреты он передал советской разведке, когда и где родился? Так и не стало известно ФБР, как Коваль в 1930-е годы попал в СССР, а в 1940-е вернулся в США, где был призван в армию.
Человек с высшим инженерным образованием (его он получил, окончив с отличием МХТИ имени Д.И. Менделеева, о чём американцы и не догадывались) поразил призывную комиссию интеллектом и был направлен на спецкурсы при Сити-колледже. После их успешного окончания рядовой Коваль был приобщен к секретным разработкам в закрытом городке Окридже.

Как вербовали аспиранта

Под бдительное око советской военной разведки Жорж Коваль попал в конце 1930-х годов. В ГРУ стало известно, что аспирант МХТИ Коваль является членом компартии США, свято верит в идеалы коммунизма и готов положить за них жизнь. Проживая в США, в городке
Сусити, он не скрывал от друзей своих симпатий к Советскому Союзу. Привлекло внимание советской разведки и то, что Коваль имеет обширнейшие знания в области производства химических отравляющих веществ.
На аспиранта МХТИ обратили внимание в 1938 году, когда возникла острая необходимость в замене резидента Артура Адамса (Ахилл) в Нью-Йорке. Адаме попал под подозрение советской разведки по обвинению в связях с троцкистами. Ему же инкриминировалась закупка в США авиационных двигателей для советской промышленности по завышенным ценам. На его место и планировали направить аспиранта Коваля, на что он дал согласие.
По окончании спецкурсов Жоржа обучили всем премудростям секретной работы и дали оперативный псевдоним Дельмар (в переводе с испанского — «на море», — прим, авт.). Так началась операция по внедрению его в США. Но случилось непредвиденное: руководство ГРУ сумело доказать НКВД, что Адамс ни в чём не виноват, что его подставили. С Адамса сняли все обвинения, он был возвращён на работу в разведке и направлен в США. Но это не стало помехой для Дельмара. Его основной задачей стало добывание секретных сведений о разработке в лабораториях США новых химических отравляющих веществ.
Коваль отправился за океан и обосновался в Нью-Йорке, где наладил связь с Центром и получил задание устроиться на работу, близкую ему по профилю. Но сделать это сразу он не смог. Фальшивые документы и вымышленное имя могли вызвать подозрение у агентов ФБР. Тогда Москва разрешила воспользоваться его настоящими документами, по которым Коваль якобы безвыездно проживал в Су-сити. Это было совсем другое дело. Коваль устроился в фирму по продаже электротоваров коммивояжером с правом беспрепятственного выезда в Европу.
Но в 1943-м он неожиданно известил Центр о том, что его призывают в армию. Все попытки фирмы «отмазать» от армии надёжного сотрудника, члена Совета директоров, успеха не имели. США были втянуты во Вторую мировую войну, каждый солдат был на учёте. Центр порекомендовал Дельмару, чтобы избежать призыва, использовать все средства, например слабое зрение. Но если ничего не получится, советовал его московский куратор, придётся подчиниться судьбе. В Центре и не догадывались, какую это принесёт удачу. Призывная комиссия определила смышлёного Коваля на курсы, по окончании которых его направили работать на объект по производству радиоактивных материалов.

Охота за бомбой

В августе 1944-го рядовой Коваль попал на сверхсекретный объект в закрытый городок Окридж, первый американский атомград. Вокруг него руководитель проекта бригадный генерал Гровс создал мёртвую зону, не допуская в неё агентов ФБР, «сующих нос куда не надо». Он во всём полагался на военную контрразведку. Ещё перед отъездом в Окридж Дельмар встретился с резидентом и доложил о назначении. Разведчики отработали способы связи и передачи секретной документации. Как вспоминал много позже Георгий Абрамович (так контрразведчик просил называть себя), въезд в Окридж строго охраняли. На заводе трудились несколько тысяч учёных, инженеров и технических работников (последние — преимущественно агенты ФБР и военной контрразведки).
В Москве о городке Окридже и о том, чем там занимаются, имели самое смутное представление. Через полгода службы в лаборатории, как радиометрист, Коваль был в курсе всего, что производится там. За полгода Дельмар сделал сотни снимков сверхсекретных чертежей, недаром куратор снабдил его миниатюрной фотокамерой. При встрече с резидентом Коваль вручил ему кучу микроплёнок, нарисовал по памяти подробное размещение лабораторий, передал фамилии учёных с досье и предложения, как их можно использовать. В Москву полетела срочная радиограмма о производстве на объектах Окриджа обогащённых урана, плутония и полония. Вскоре Коваля перевели на работу в лабораторию Х-10, где действовала установка по производству плутония.

Версия инженера Асмолова

О Дельмаре автор этих строк узнал случайно, разговорившись с иженером-химиком В.И. Асмоловым. Виктор Иванович в 1980-е годы работал с Георгием Абрамовичем в МХТИ, был очень дружен с ним, знал хорошо его супругу.
— Жора был немногословным. Откуда мы могли знать, что он работал на разведку? Я сам узнал об этом после выхода указа о присвоении ему звания Героя России (посмертно) и долго не мог прийти в себя. Жора — любимец студентов, автор ста крупных научных работ, страстный поклонник «Спартака» и… разведчик. Никак это не укладывалось в голове. Остались о нём светлая память и фотографии.
Я упросил Виктора Ивановича отсканировать их, расспросил о его родителях, перемещениях в Союз и из него в Америку.
— Жора не очень-то распространялся о своей жизни в США. Он родился там после того, как в 1912 году семья эмигрировала из Белоруссии в Штаты из-за еврейских погромов. В Сусити дядя притащил молодого Жоржа на собрание коммунистов, заразил их идеями. Рассказывал, как хорошо живётся в СССР простым евреям. После образования Еврейской АО семья Коваль выехала в Биробиджан. Способный Жорж после окончания средней школы поехал в Москву, где без труда поступил в МХТИ и успешно окончил его. Я и не знал, что в конце 1930-х он выехал в США и вернулся оттуда только в 1948-м. Я познакомился с ним в 1970-е, когда он был уже именитым учёным.

В атомном логове

О настоящей жизни разведчика я узнал из недавно вышедшей книги Николая Долгополова «Главный противник. Тайная война за СССР». Оказалось, что в 1945-м Жорж Коваль был произведён в сержанты штабной службы и переведён в секретную лабораторию в городе Дейтон. Новая должность заметно расширила его возможности. На очередной встрече — уже с резидентом — Дельмар передал все данные о городе, его заводах и лабораториях и характере проводимых там работ, копии чертежей. Но самыми ценными были сведения о нейтронном запале, что позволило намного ускорить «рождение» советской атомной бомбы.
После того как ядерной бомбардировке подверглись Хиросима и Нагасаки, в лаборатории начали формировать команду для поездки в Японию для сбора данных. В спецкоманду попал и сержант Коваль, но перед отъездом его неожиданно заменили. Почему отстранили его, самого способного по мнению руководства, Коваль не знал, но для него это был первый звонок. Тем более что пришёл приказ о его демобилизации. Центр настаивал, чтобы Коваль остался работать на гражданской должности. Но он согласия не дал, чувствуя за собой начавшуюся слежку.
В ту пору началась «охота на ведьм», направленная против компартии. Дельмар предчувствовал, что ФБР вот-вот станет известно о его членстве в компартии США. К тому же агенты ФБР нашли снимок 20-летней давности в советском журнале, извещавшем о «счастливом возвращении семьи Коваль в СССР». На переднем плане был запечатлён 16-летний Жорж. В ФБР от перебежчика узнали, что кто-то передаёт секретные сведения русским. Этого оказалось достаточно, чтобы проявить к бывшему сержанту повышенный интерес. Но его в Нью-Йорке уже не было.

Гуд-бай, Америка…

1948 год застал Георгия Абрамовича в объятиях заждавшейся его жены. Как счастлив был он тогда, бродя по Арбату! Ноги сами привели его к МХТИ. Вскоре он уже трудился в альма-матер. Все складывалось блестяще: он радовался работе, студентам, защитил кандидатскую диссертацию. Тучи сгустились над ним внезапно. Начальник 2-го Главного управления Генштаба генерал армии Захаров подписал приказ: «Рядовой Г.И. Коваль, 1913 года рождения, демобилизуется из рядов Вооружённых сил СССР».
Узнав о приказе, чинуши из отдела кадров института всполошились: как это — выпускник МХТИ, бывший аспирант МХТИ, а сейчас кандидат наук, доцент, не дослужился даже до младшего лейтенанта? Стали искать и, конечно, нашли некие белые пятна в биографии. В результате Г.И. Коваль остался без работы. Как он тогда переживал, знала только жена.
В марте 1953-го Коваль не вытерпел, написал письмо в ГРУ. Спецслужба незамедлительно обратилась к министру высшего образования Столетову: «С 1939 по 1948 год рядовой Г.И. Коваль находился в армии. В соответствии с подпиской о неразглашении государственной и военной тайн он не может объяснить характер своей службы, которая проходила в особых условиях». 16 марта 1953 года Коваль был восстановлен на прежней должности в МХТИ.
До самых последних дней Георгий Абрамович верно служил науке и ушёл из жизни в 92 года, создав научное наследие в области автоматизации химических производств.

Журнал: Тайны 20-го века №27, июль 2013 года
Рубрика: Под грифом «Секретно»
Автор: Иван Барыкин

Метки: СССР, Тайны 20 века, информация, разведка, Берия, США, Курчатов, ГРУ, Судоплатов, Коваль




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.