Екатерина II — интимная жизнь и сексуальная распущенность

Слухи о невероятных сексуальных похождениях русской императрицы циркулируют вот уже третье столетие. Екатерине II приписывают больше 200 любовников, некоторые из которых якобы гибли от передозировок возбуждающими средствами — «шпанской мушкой». А также соперниц, будто бы замурованных в стены по её приказу. И до кучи собачек, лошадок, козликов-осликов и медведя для похотливых утех…

Фото: Екатерина 2 — интимная жизнь, интересные факты

Слухи о сексуальной распущенности императрицы запустил Вольтер

Первым, кто запустил фейк о невероятной сексуальной безудержности Екатерины II, был не кто иной, как друг Екатерины — философ Вольтер! В письмах императрице он хвалил её острый ум и великие дела, принимал от неё щедрые премии, а потом сочинял всякие мерзости в памфлетах и Академическом словаре! Сам он декларировал идеалы цинизма и твердил в трактатах, будто по натуре «люди злы», что и доказал лично. А Екатерина была и остаётся великой по сей день.

Красавчик Салтыков

Императрица Елизавета Петровна сама нашла невесту для своего племянника — Петра III (внука Петра I), принцессу Софию Августу Фредерику Ангальт-Цербстскую (будущую Екатерину II). В январе 1744 года принцесса с матерью тайно выехали из Германии в Россию.
Накануне свадьбы, пока 17-летний жених играл в солдатики, его 16-летняя невеста учила русский язык, историю России и православные молитвы. У Петра, который в церкви всегда громко смеялся, это вызывало кривые ухмылки. Как бы там ни было, венчание состоялось. Но шли годы, а наследника у пары все не было. Елизавета горевала. Она и так-то сомневалась в мужских способностях племянника после того, как застала Петю за странным занятием. Взрослый парень проделал дырку в стене спальни тётушки и подглядывал за её любовными утехами! Мало того, что сам подглядывал, так ещё и друзей позвал! Елизавета посоветовалась с гофмейстериной Чоглоко-вой — не от того ли потомства нет, что Екатерина увлекается верховой ездой. Чоглокова пояснила: мол, детей не бывает, когда нет причины для их рождения, а у их высочеств за семь лет брака ни разу не было этой причины. Императрица решила прибегнуть к старому доброму способу, не раз спасавшему многие династии. А Чоглокова, получив нагоняй, совету императрицы последовала и вызвала принцессу на тайное откровение.
«Сначала… она долго рассуждала о своей привязанности к мужу, о своём благоразумии, о том, что нужно и что не нужно для взаимной любви и для облегчения супружеских уз, — вспоминала Екатерина тот разговор, — затем стала делать уступки и сказала, что иногда бывают положения, в которых интересы высшей важности обязывают к исключениям из правила… Я была несколько удивлена её речью и не знала, искренно ли говорит она или только ставит мне ловушку. Между тем как я мысленно колебалась, она сказала мне: «Вы увидите, как я чистосердечна, и люблю ли я моё отечество; не может быть, чтобы кое-кто вам не нравился; предоставляю вам на выбор Сергея Салтыкова и Льва Нарышкина; если не ошибаюсь, вы отдадите предпочтение последнему». — «Нет, вовсе нет!» — закричала я. «Но если не он, — сказала она, — так, наверное, Сергей Салтыков»«. Екатерина «не возразила ни слова», но, как видим, фаворитизм начала совсем не она!
Зато красавчик Салтыков не подвёл. Мало того что наследник Павел, наконец, появился на свет, так ещё развесёлый Сергей Васильевич напоил Петра и уложил его на операционный стол! Под пьяным «наркозом» была сделана, наконец, операция, которой добрый десяток лет Пётр боялся (сродни мусульманскому обрезанию, избавившему страдальца от воспаления детородного органа)! Чеглокова с чистой совестью доложила Елизавете, что Петруша кое-как, но все ж с супружескими обязанностями теперь справляется, а значит, в «своём» отцовстве сомневаться не должен! А Екатерина, выходит, стала игрушкой в чужих руках. Салтыкова срочно отправили послом в Швецию. На службе он себя не проявил, и Екатерина, поняв, что Сергей «везде будет пятое колесо у кареты», тесной дружбы с ним не водила. Бездарностей и лентяев она и впредь будет гнать из своей спальни.

В объятиях шляхтича

Другое дело высокородный шляхтич Станислав Понятовский, которого русская партия Екатерины «усадила» на польский трон. Конечно, тому предшествовали работа дипломатов, гонорары польским магнатам, а главное — роман пана Станислава с Екатериной.
Она поздравила графа Панина (посла с «особым» заданием в Польше) «с королём, которого мы сделали», а Станислав II с той минуты принимал все решения в пользу России. Восторгаться Екатериной он не переставал никогда:»… рот, как бы зовущий поцелуи, удивительной красоты руки и ноги, тонкая талия… смех, такой же весёлый, как и характер…».
В Речь Посполитую был введён «ограниченный контингент» наших войск, произошёл раздел Польши, часть её земель присоединили к России. Это была победа над нашим давним врагом (одни Лжедмитрии чего стоили России!). А проигравшим только и оставалось, что сочинять мифы о победительнице. Даже полтора века спустя поляк-историк Казимир Валишевский запустил слух о том, что Екатерина якобы умерла из-за соития с конём (вот, ей-богу, каков извращенец)! Эту чушь повторяли и другие европейцы. Хотя, вообще-то, чья бы корова мычала, а уж Европа бы помолчала. От них ведь и пошёл институт фаворитизма. Того же «короля-солнце» переплюнуть вообще было трудно. Но Екатерине это удалось. Только не по числу возлюбленных, а по делам во славу отечества. С прямыми интересами страны фаворитизм умных монархов обычно связан напрямую. Недаром век Екатерины прославился как золотой!

Первый помощник

С Григорием Орловым была настоящая любовь — правда, как выяснилось позже, лишь с её стороны. Он едва ли умел поддержать светскую беседу, не зная французского, а тем более не владел модными тогда, в эпоху Просвещения, философскими терминами. Зато был на редкость смел и решителен в острых моментах. Такой момент и настал, когда умерла Елизавета и на престол взошёл Пётр III. Всего за 186 дней правления он умудрился свести на нет все наши успехи в Семилетней войне. Гвардия роптала… Орлов сам геройски бился в той войне — не покидал поле боя, даже истекая кровью от ран. 28 июня (по старому стилю) 1762 года он был в центре дворцового переворота против Петра III. Гвардеец-гигант Григорий одним своим видом умел перетянуть на нужную сторону колеблющихся. В итоге и военные, и чиновники присягнули Екатерине.
По сей день неизвестно точно, как погиб Пётр III. Инсульт, внутреннее кровотечение, сердце, пьянство, геморроидальные колики? А может, задушили, отравили, закололи вилкой. Версий много по сей день. А вот самое неожиданное! Московский генерал-губернатор граф Салтыков докладывал, что «между простым народом в употреблении ходит песня» о печальной судьбе брошенной жены-императрицы:

Мимо рощи шла одиниоханька, одиниоханька, маладехонька.
Никого в рощи не боялася я, ни вора, ни разбойничка, ни сера волка —
зверя лютова,
Я боялася друга милова, своево мужа законнова,
Что гуляет мой сердешный друг в зеленом саду, в полусадничке,
Ни с князьями, мой друг, ни с боярами, ни с дворцовыми генералами,
Что гуляет мой сердешной друг со любимою своею фрейлиной, с Лизаветою
Воронцовою,
Он и водит за праву руку, они думают крепку думушку, крепку думушку,
за единое,
Что не так у них дума зделалась, что хотят они меня срубить, сгубить…


То есть в глазах народа Екатерина была жертвой, а Пётр — злодеем! И ведь ей смерть мужа и вправду была не нужна. Супруги решили уже: свергнутый Пётр едет с любовницей Воронцовой в Голштинию. Герцог Голштинский по рождению, он всегда бредил этой провинцией, а Россию не любил никогда. Екатерина же остаётся править до совершеннолетия сына. Так что ненужная ей гибель мужа стала чёрным пиаром — клеймом «мужеубийцы» на всю жизнь. Она билась в истерике, а Орлов утешал…
После Екатерина даже хотела с ним венчаться (у них уже был сын, Алексей Бобринский). Но влиятельный Никита Панин сказал: «Императрица может поступать, как ей угодно, но госпожа Орлова никогда не будет императрицей российской», — по сути, перекрыл путь к обычному человеческому счастью.
Популярный в армии Григорий командовал гвардейцами, руководил Артиллерийским и Инженерным корпусами, Канцелярией фортификации, возглавлял Вольное экономическое общество. Поручения императрицы выполнял чётко и быстро (остановил эпидемию в Москве, подавил чумной бунт), но для большой политики, как мечтала Екатерина, не годился. Их 12-летний роман близился к концу. Она приглядывалась к интеллектуалу Потёмкину. А Орлов женится на 18-летней Екатерине Зиновьевой, бросает кутежи и пьянство. Стало ясно — вот она, настоящая Гришина любовь.
Когда жена умерла, Григорий лишился рассудка. «Помешательство князя Орлова глубоко опечалило её… — писал о Екатерине современник. — Никогда ещё за всю свою жизнь не испытывала она столь жестокого и тягостного потрясения…» Императрица посылала Григория на лечение за границу, выписывала лучших врачей, но он угас.

Князь Потёмкин-Таврический

Григория Потёмкина Екатерина называла «мой ученик, мой друг, можно сказать, идол». Вместе они вершили такие дела, что сам Пётр I восхитился бы. Он мечтал «рубить окно в Европу» через Чёрное море, и Екатерина его мечту воплотила — покорила Крым. И город Екатеринослав заложила «назло надменному соседу» — Турции. Опять выходило по-петровски. Пётр Великий бредил кораблями. Потёмкин по воле императрицы создал черноморский «грозный флот», и Россия с блеском выиграла русско-турецкую войну! Ведь Екатерина с Потёмкиным тогда уже создали плеяду талантливых полководцев — Суворов, Кутузов, Орлов, Спиридов, Ушаков, Румянцев.
Между прочим, Суворов с Кутузовым тоже считались фаворитами, как, кстати, и Ломоносов с Державиным. Они имели поддержку государыни, но без интима. То есть, выходит, оголтелой в сексе Екатерина не была. Да, употребляла свои чары, но в случаях практической пользы.
Как, кстати, многие делают, обычно для собственной выгоды, но она-то по факту — для великих дел, как, к примеру, и «король-солнце». У Екатерины было даже гуманнее, чем у француза. Фаворитки Людовика XIV трудились за подарочки в тени славы короля, а её фавориты получали чины и ордена, почёт и славу открыто.
Всё это Потёмкин понимал, к тому же знал, что его возлюбленной одиноко, что сердце её «не хочет быть ни на час охотно без любви», а он сам — далеко: строит Екатеринослав, Херсон, Севастополь…
И ведь, по сути, не было никогда у Екатерины семейного счастья: супруг (Пётр III) презирал, Орлов унижал изменами… А вокруг сплошь подслушивания-подглядывания да интриги. Придворные сами творят разврат втихаря, а про императрицу сплетни сводят да слухи запускают.
Вся жизнь царицы проходила крадучись да с оглядкой. Раз как-то пошла к Потёмкину по дворцовому коридору, а потом ему жаловалась: мол, я искала к тебе проход, но столько гайдуков и лакеев нашла на пути, что не дошла. Выходит, хотела потолковать по душам, обнять любимого, а вместо этого опять одиночество да работа. Всю жизнь подъём в пять утра, а потом круговерть — письма евромонар-хам, доклады для послов, встречи с чиновниками, госсоветы, приёмы с балами, поездки по стране, чтоб «знать, что люди говорят». Это сейчас трудоголикам открыто советуют стрессы снимать спортом да сексом, но тогда психоаналитики в моду ещё не вошли.
И какой спорт? Скакать на лошади, пропадать на охоте, как в молодости, стареющая императрица была уже и не в силах, да и некогда ей было. Оставались фавориты, близкие люди, преданные, с зарядом молодой энергии!
Но «друг милый» Потёмкин умер, и, на радость злопыхателям, государыня начала делать ошибки. Последний её фаворит Платон Зубов при отсутствии боевых заслуг возвысился до генерала и начальника черноморского флота благодаря одной лишь благосклонности Екатерины. Старики, под началом которых он когда-то служил сержантом, теперь стояли в очереди в его приёмной/Генерал Кутузов варил Платону по утрам восточный кофе по особому рецепту, а Державин посвящал ему стихи. Зубов был явной ошибкой стареющей Екатерины, но, может, пора уже простить ей это? Она ведь всем прощала и всей душой россиян любила, называла «особенным народом в целом свете», с «догадкою, умом, силою», которые «Бог дал русским» как «особенное свойство». И народ ей отвечал тем же — простые люди царицу жалели (помните песню, где муж-изменник с любовницей царицу крестьянскую «сгубить хотят»?) и всегда за неё были. Может, и «благодарным» потомкам пора не через замочную скважину подглядывать за ней, а взглянуть на свою историю с большим пониманием и уважением к государыне своей — Екатерине, по-настоящему Великой…

Журнал: Загадки истории №48, ноябрь 2019 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Людмила Макарова

Метки: Екатерина II, эпоха Романовых, Загадки истории, разврат, жизнь, императрица, секс, любовник, интим, распущенность



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.