Форбс Бёрнхем: Мавзолей для «кооператора»

В годы перестройки СССР старался оживить экономику с помощью кооператоров. Увы, из этого ничего хорошего не вышло. А вот в Южной Америке существует целое государство, пытающееся выбраться из нищеты тем же способом. Это Кооперативная Республика Гайана. Автором этого образования являлся президент Форбс Бёрнхем. Он го лет вызывал дух кооперации, надорвался и умер. Хотя с его кончиной всё не так просто…

Фото: Форбс Бёрнхем — интересные факты

Из президента Гайаны пытались сделать второго Ленина

Власть

Немногие знают о существовании такой страны, как Гайана. И это неудивительно: грубо говоря, Гайана — это плевок на карте Южной Америки. Её и заметишь-то не сразу, особенно в сравнении с территорией той же Венесуэлы или тем более Бразилии. Но история этой крохотной страны, население которой едва достигает 750 тысяч, исключительно интересна. А судьба одного из национальных лидеров Форбса Бёрнхема во многом показательна.

Африка и Индия — в одном флаконе

Когда-то этот болотистый и заросший густыми джунглями клочок суши занимали индейцы-араваки. Потом сюда пришли европейские колонизаторы — голландцы. Они завезли рабов, и тут же на запах удачи в Гайану примчались англичане. Они быстро «построили» голландцев, завладели всем, чем могли, и правили этой территорией почти до середины прошлого века. В 1834 году Британия (колония тогда называлась Британская Гвиана) отменила рабство. И подавляющее большинство негров бросило мотыги и мачете и разбежалось по городам. В поисках рабочей силы британцы завезли португальцев. Те немного поковырялись в земле и занялись торговлей. Следующими были китайцы. Они тоже не захотели обрабатывать эту влажную капризную землю. В конечном итоге, выход нашёлся в индийцах. Так и образовались две главные этнополитические силы страны — афрогайанцы и индо-гайанцы.
Форбс Бёрнхем, афрогайанец, родившийся в 1923 году в пригороде Джорджтауна, все это знал не понаслышке. Он был третьим ребёнком в семье директора методистской школы. С отличием окончил среднюю школу и Королевский колледж, а в 1942 году получил престижную стипендию Британской Гвианы, которая позволила ему отправиться на учёбу в Лондонский университет.
В Лондоне у Бёрнхема прорезался ещё один талант — сын директора религиозной школы оказался превосходным оратором и неутомимым активистом. Он стал членом Лиги цветных народов, в 1947 году — президентом Вест-Индского студенческого союза и даже возглавлял делегацию этого союза на Всемирном фестивале молодёжи в Чехословакии.

Партийные страсти

Время, проведённое в Лондоне, явно пошло ему на пользу. Форбс ехал в столицу проклятых угнетателей с широко открытыми глазами, желая припасть к истоку культуры и образования. А возвращался с иронической усмешкой человека, знающего, что весь этот образовательный флёр не более чем фиговый листок колонизаторов. Правда, Бёрнхем понимал, что бросаться в пучину революции на тот момент было равноценно самоубийству.
Он начал с азов: в 1949 году открыл свою юридическую практику как адвокат, стал членом Союза цветного населения Британской Гвианы, из которого в 1950 году родилась Народная прогрессивная партия (НПП) Гайаны. Её основателем был стоматолог Чедди Джаган. Это была партия левого толка, тяготеющая к марксизму. Форбс тоже стоял у истоков её создания. Хотя существовало одно но — Джаган был индогайанцем, и НПП делала ставку на потомков индийцев. И это было справедливо. Ведь на тот момент потомков индийцев было 53% от населения Британской Гвианы, и это обеспечивало большинство на выборах. В 1953 году партия Джагана победила на выборах-в парламент Британской Гвианы. Чедди Джаган стал главой правительства.
На словах Бёрнхем был обеими руками за Джагана, тем более, что он с 1953-го являлся руководителем НПП (Джаган сосредоточился на работе в парламенте). Но на деле Бёрнхем хотел защищать интересы своих темнокожих собратьев. И когда британское правительство, возмущённое прокоммунистическим настроем НПП, приостановило деятельность партии и сместило Джагана, Бёрнхем создал свою партию — Народный национальный конгресс. Эта партия ориентировалась на афрогайанцев и занимала умеренную позицию, без всяких коммунистических закидонов и призывов. Бёрнхем выдвинул свою кандидатуру на пост мэра Джордтауна и выиграл. Получил статус королевского адвоката и стал главой ассоциации адвокатов Гайаны! Джаган тем временем сидел в тюрьме, а Бёрнхем успешно отбирал у него очки, создавая себе репутацию респектабельного, умного и честного политика.
И в 1964 году ННК выиграл выборы! Форбс Бёрнхем стал премьер-министром, а спустя два года, когда Гайана провозгласила независимость, занял должность премьер-министра уже нового, независимого государства.
И только после этого Бёрнхем показал своё истинное лицо. И это было лицо совсем другого человека.

По пути Кастро

Уже в 1966 году, чтобы обезопасить себя, Бёрнхем инициировал закон «О национальной безопасности», по которому полиция получила самые широкие полномочия. В 1968 году он ввёл «зарубежное голосование», которое использовалось для фальсификации выборов. С воцарением Бёрнхема эта демократическая процедура стала фикцией — и его партия, и он сам выигрывали всё, что только можно, с колоссальным отрывом. Хотя так поступают многие национальные лидеры.
Уже к 1970 году Бёрнхем подмял под себя страну с лёгкостью танка, размалывающего кукурузные стебли. Промышленность под видом национализации была разграблена. Страна, имеющая залежи золота, изумрудов, бокситов, дерева, сахарного тростника, риса, обанкротилась по всем позициям. Зато ассигнования на оборону увеличились с 8,76 миллиона долларов в 1973 году до 48,72 миллиона долларов в 1976 году.
Сам Бёрнхем с важностью надувал щёки, особенно перед зарубежными лидерами. Ему вдруг взбрело в голову строить социализм, но не так, как строили его другие — например, та же Куба, а по своему сценарию. Для этого в 1970 году Бёрнхем объявил страну Кооперативной Республикой Гайаной. Что это значило, знал только сам президент. По его словам, «кооператив должен стать главным инструментом достижения социализма… превращения маленького человека в настоящего человека, а кооперативный сектор должен быть доминирующим сектором». Президент приказал кооперации стать доминирующей силой, но она его не послушалась — падение продолжалось, народ нищал, проблемы росли.
Хотя международный авторитет Гайаны рос как на дрожжах. В страну зачастили важные гости — то Фидель Кастро, то Индира Ганди. Культурные события следовали одно за другим — Гайана в 1972 году приняла у себя Фестиваль карибских искусств, организовала конференцию министров иностранных дел неприсоединившихся стран, множество региональных празднеств, которые влетали ей в копеечку.
Судя по всему, Бёрнхему не давали покоя лавры Фиделя Кастро, и он всячески ему подражал. Отношения с островом Свободы были лучше некуда — Гайана даже разрешила сажать у себя кубинские самолёты, которые перевозили военные грузы в Анголу. Вероятно, по совету Кубы Бёрнхем показал США средний палец, национализировав две крупнейшие американские компании по добыче бокситов. В результате американцы исключили Гайану из программы восстановления экономики стран Карибского бассейна. Страны социалистического блока помогали маленькой, но гордой стране как могли. Но они и сами едва сводили концы с концами, так что помощь была как мёртвому припарки.
С оппозицией Бёрнхем расправлялся со страстью настоящего диктатора. Одного из самых уважаемых философов и оппозиционеров Уолтера Родни взорвали в его машине, других бросили в тюрьму, третьих выслали.
Кооперативная республика дышала на ладан, и только смерть «главного кооператора» поставила точку в этом 20-летнем эксперименте.
Кончина Бёрнхема оказалась из разряда странных — он собирался сделать мелкую операцию на горле, принял анестетик и… больше не проснулся.
После внезапной кончины его соратники объявили Форбса Бёрнхема гением, заслуживающим мавзолея. Доктора из Мавзолея Ленина забальзамировали тело «главного кооператора», и оно готовилось к помещению в саркофаг. Но тут воспротивился Госдепартамент США. Американцы пригрозили — если Гайана сделает из Бёрнхема ещё одного Ленина, на экономической помощи можно ставить крест.
В конечном итоге Бёрнхема в 1985 году запаковали в герметичную капсулу и похоронили по христианскому обычаю — в земле. А кооперативная республика постепенно начала возрождаться. Словно после большой и кровопролитной войны.

Журнал: Загадки истории №30, июль 2019 года
Рубрика: Власть
Автор: Дмитрий Куприянов

Метки: Загадки истории, политика, биография, республика, смерть, Южная Америка, президент, Куба, Гайана, Бёрнхем, кооператив



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —