Леонид Брежнев — чем генсек болел в последние годы жизни?

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Ни об одном политическом деятеле не рассказывали столько анекдотов, сколько о Леониде Ильиче Брежневе. И большинство этих едких и весёлых историй были связаны с его физическими кондициями. «Правил, не приходя в сознание». «Принял американского посла за французского». «Я вижу, что это Тэтчер, но написано: «Индира Ганди». Это всё о нём. Последние 7 лет своего правления Леонид Брежнев — Генеральный секретарь ЦК КПСС, кавалер и лауреат всевозможных наград и премий — провёл под присмотром врачей…

Леонид Брежнев — чем генсек болел в последние годы жизни?

Чудо техники

Кстати, сам Брежнев любил анекдоты о себе. Он обладал и артистизмом, и чувством юмора. Как-никак в юности участвовал в театральных постановках, декламировал стихи, щеголял в синей блузе…
Однажды во время визита в Париж Брежнев разоткровенничался. Он рассказывал журналистам о своём хобби — охоте, о любимых внуках и как бы между прочим закурил, вытащив сигарету из портсигара, особой конструкцией которого не преминул похвастаться: «Я бросаю курить: врачи настаивают.
И товарищи подарили мне такой хитрый портсигар. Из него автоматически вылетает одна сигарета в час. И больше достать нельзя, при всём желании! Вот такое чудо техники». Убрав портсигар в карман, из другого кармана Леонид Ильич достал пачку «Новости» и снова закурил. Так и проходила встреча: раз в час Брежнев закуривал свою законную сигарету из портсигара, а всё остальное время, улыбаясь, пользовался обыкновенной пачкой.
Правда, дымить он всё-таки бросил. Заядлому курильщику в возрасте под 70 лет расставаться с табаком было непросто, но сила воли помогла преодолеть трудности. Потом он частенько просил то водителя, то охранника, то переводчика при курении выпускать дым в его сторону. И наслаждался сигаретами «платонически». Иностранные журналисты пожимали плечами, когда любимый переводчик Брежнева, всегда элегантный и подтянутый Виктор Суходрев, бесцеремонно выдыхал табачный дым прямо в лицо патрону. Зрелище и впрямь было странное. Но об этом просил сам Леонид Ильич.

Политическая кардиограмма

В 1957 году мастодонты сталинского Политбюро взбунтовались против своего неуёмного вождя — Никиты Хрущёва. Заговор против «кукурузника» возглавил Вячеслав Молотов. К нему примкнули Клим Ворошилов, Георгий Маленков, Лазарь Каганович, Николай Булганин — весь цвет старой партийной элиты. Казалось, их победа неминуема. На защиту Хрущёва встали более молодые соратники: Михаил Суслов, Екатерина Фурцева, Леонид Брежнев… В Политбюро их было меньше, зато в ЦК больше. Дискуссии между ними шли бурные — с участием воинских подразделений, стянутых в Москву.
И Брежнев — молодой, цветущий, самый улыбчивый «бог» с партийного Олимпа — не выдержал. В разгар споров еговывели из зала врачи: стало плохо с сердцем. Хрущёв недобро усмехнулся — так он отреагировал на слабость своего выдвиженца. Возможно, он не знал, что здоровье Леонида Ильича пошатнулось ещё в годы войны. У полковника Брежнева были ранения на фронте. Правда, не слишком опасные. А в 1951 году, в бытность первым секретарём Коммунистической партии Молдавии, 45-летний Брежнев перенёс первый инфаркт.
Забуксовало сердце Генерального секретаря и в 1968-м, во время переговоров с чехословацкими товарищами в Чиерне-над-Тисой. Подавление Пражской весны давалось Брежневу непросто. Он вовсе не стремился к роли жандарма Европы и надеялся найти компромиссное решение. Вот и не выдержал…
Но окончательно здоровье Генерального секретаря испортилось в 1974-1976 годах. Во время поездки в Монголию он перенёс клиническую смерть. А тут ему ещё поставили неудобные зубные протезы…
Брежнев навсегда потерял офицерскую выправку, которой щеголял смолоду. Не мог подолгу работать, быстро утомлялся. Однако при этом он не пропустил ни одного всесоюзного праздника на Красной площади и ни одного значимого международного форума.
Леонид Ильич страдал бессонницей и не мог заснуть без снотворного. Крепкий и долгий сон обеспечивали таблетки. Частое употребление снотворных повлекло мышечную слабость, которая сказалась на дикции. Генеральный секретарь, маршал Советского Союза и кавалер всех наград дряхлел на глазах. Во многом именно потому, что жить не мог без «желтеньких» и «синеньких», как он называл тяжёлые препараты, не запоминая их латинских названий.

Последнее ранение

В марте 1982 года поездка Брежнева на ташкентский авиазавод имени Чкалова едва не завершилась трагедией. Здесь строили корпус космического челнока «Буран». Это был последний великий проект советской империи. На «Буран» работали без преувеличения сотни предприятий и научных институтов. И Брежнев решил лично поприветствовать создателей будущего космического чуда, поглядеть, в каких условиях они трудятся. Программа визита была напряжённой, и помощники вычеркнули из неё авиазавод. Но Брежнев всё же настоял на встрече с рабочими.
В сборочном цеху было не меньше 15000 человек: все хотели поглазеть на Брежнева. Леса, установленные вдоль фюзеляжей строящихся самолётов, были переполнены людьми. И тут случилось страшное. Телохранитель генсека Владимир Медведев вспоминал в своих мемуарах: «Леонид Ильич почти уже вышел из-под самолёта, когда раздался вдруг скрежет. Большая деревянная площадка — во всю длину самолёта и шириной метра четыре — под неравномерной тяжестью перемещавшихся людей рухнула!… Люди по наклонной покатились на нас. Леса придавили многих. Я оглянулся и не увидел ни Брежнева, ни Рашидова, вместе с сопровождавшими они были накрыты рухнувшей площадкой». Брежнев лежал на полу, весь в крови. Углом металлической конструкции ему ободрало ухо. Но гораздо хуже было другое: при падении он сломал правую ключицу. Перелом срастался очень плохо. Можно сказать, что от этой травмы Леонид Ильич до конца так и не оправился. Брежневу даже пошили специальные пиджаки с ватной конструкцией на месте правого плеча…
Ташкентские раны оказались роковыми. 7 ноября 1982 года, во время парада и демонстрации, на трибуне Мавзолея Леонид Ильич выглядел крайне болезненно, с трудом поднимал покалеченную руку, приветствуя трудящихся. Вечером 9 ноября он посмотрел по телевизору программу «Время» и попросил разбудить его завтра в 08:00: «Нужно готовить документы к пленуму». Ходили слухи, что на этом пленуме Брежнев собирался назвать имя своего преемника — партийного лидера Украины Владимира Щербицкого. Жена встала раньше. Сварила себе кофе. Когда вернулась в спальню, чтобы разбудить мужа, тот не подавал признаков жизни.
Умер Брежнев без мучений, во сне. Накануне в последний раз побывал на охоте в подмосковном Завидове. Всю жизнь он страстно любил ружейную потеху.
Он немного не дожил до 76 лет. Возраст далеко не Мафусаилов. Но мало кто из правителей России со времён Рюрика доживал до столь преклонных лет. Шапка Мономаха и впрямь тяжелее меховых ушанок и каракулевых папах, которые так любил Брежнев.

Без злого умысла

Ходили слухи, что в Ташкенте не обошлось без чьего-то злого умысла. Дескать, несчастный случай на заводе был подстроен: в конце концов, от самочувствия Брежнева зависела судьба страны. Но, скорее всего, временные конструкции просто не выдержали людского наплыва.

Плач на похоронах

В 2018 году в России вышла книга Сюзанны Шаттенберг «Леонид Брежнев. Величие и трагедия человека и страны», в которой немецкая писательница без обиняков назвала Леонида Ильича законченным наркоманом. Звучит броско, но вряд ли обоснованно. Хотя, конечно, привыч к барбитуратам нанесла немалый уда по здоровью политика.

Плач на похоронах

На людях Брежнев всегда держался бодро, его считали неукротимым жизнелюбом. Но душа болела. Недаром он — единственный из советских лидеров — на похоронах соратников часто плакал навзрыд. Особенно когда умирали фронтовики, боевые товарищи. Он был сентиментален и раним.

Журнал: Все загадки мира №25, 9 декабря 2019 года
Рубрика: Личное дело
Автор: Арсений Замостьянов

Метки: СССР, смерть, болезнь, Все загадки мира, врач, Брежнев, КПСС, снотворное, инфаркт




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.