Монголия — как эта страна стала социалистической?

Едва в России победила социалистическая революция, как представители РКП(б) и их зарубежные соратники стали помышлять о победе коммунизма во всемирных масштабах. Что касается Азии, то в начале 1920-х годов деятели Коминтерна считали наиболее перспективным государством для пролетарской революции Японию с её развитой промышленностью. К середине 1920-х приоритетным стал сравнительно отсталый Китай. Однако, по иронии судьбы, первой в Азии страной за пределами бывшей Российской империи строить социализм начала полуфеодальная Монголия.

Фото: Монголия — как эта страна стала социалистической?

Вассалитет на правах широкой автономии

Ситуация развивалась следующим образом. До начала XX века на всей территории Монголии правила маньчжурская династия Цин. В 1911 году во Внешней Монголии (северной части исторической Монголии) вспыхнула национальная революция под предводительством местного буддистского первосвященника Богдо-гэгэна VIII, которая привела к провозглашению независимости страны от Китая. Тем не менее двумя годами позднее в результате русско-китайских переговоров в Кяхте, проходивших без участия представителей Внешней Монголии, была подписана декларация, по которой эта территория провозглашалась частью Китая на правах широкой автономии.
Фактический протекторат стала осуществлять Россия. В 1915 году было подписано уже трехстороннее соглашение между Китаем, Россией и Внешней Монголией, по которому последняя признавалась самостоятельным государством, находящимся в вассальной зависимости от своего южного соседа.
Когда в нашей стране произошла революция, монгольская элита поспешила закрыть границу и прекратить торговлю с Россией, а летом 1918 года в Ургу, столицу Внешней Монголии, вошли китайские войска. Главной их целью являлась ликвидация монгольской автономии, что и было осуществлено от имени Богдо-гэгэна в ноябре того же года. Взамен местной элите было гарантировано сохранение её привилегий. Органы государственного управления в 1919 году были ликвидированы, монгольская армия распущена, а управление страной перешло к назначенным Пекином чиновникам.

Когда взошла звезда Сухэ-Батора

Часть правящей верхушки и нижняя совещательная палата хурала (представительного органа власти) выступили против таких новшеств. Вскоре экономическое положение большей части населения ухудшилось, и значительное количество недовольных оказалось в Советской России. Там и была заложена основа политической оппозиции, во главе которой оказался бывший младший командир монгольской армии Дамдин Сухэ-Батор. Так Советская Россия готовила почву для включения Внешней Монголии в сферу своего влияния.
Ещё в детстве, когда его отец снимал жильё близ российского консульства в Урге, Дамдин играл с русскими детьми и немного выучился их языку. Окончив открытую в 1912 году при помощи российских военных советников Худжир-Булунскую военную школу, Сухэ стал вахмистром в пулеметном эскадроне. В 1918 году он отличился во время боёв с мятежными баргутами — народом, родственным бурятам. В скором времени, тем не менее, Дамдин ушёл с воинской службы и устроился работать в типографию. Когда её с началом оккупации закрыли, Сухэ-Батор примкнул к антикитайской группе подпольщиков. Летом 1920 года они решили отправиться в Иркутск за поддержкой. Именно на основе этой группы патриотов в марте 1921 года в РСФСР была создана Монгольская народная партия, позже, в 1925 году переименованная в Монгольскую народно-революционную (МНРП).

Фон Унгерн-Штернберг против китайских оккупантов

Тем не менее независимость Монголии восстановил белый генерал, барон Роберт-Николай-Максимилиан фон Унгерн-Штернберг. В августе 1920 года его Азиатская конная дивизия, теснимая войсками Красной армии, ушла в сторону монгольских степей. В голове барона созрел невероятный план: он решил начать череду восстановления монархий на евразийском пространстве с Монголии. В конце октября и начале ноября унгерновцы дважды штурмовали Ургу, но потерпели поражение от китайцев. Генерал отвёл своё поредевшее войско в верховья реки Керулен, где получил моральную и материальную поддержку всех слоёв монгольского населения. Сам первосвященник Богдо-гэгэн VIII, находившийся у китайцев под арестом, тайно прислал барону своё благословение.
В начале февраля 1921 года Унгерн решился вновь штурмовать Ургу. Китайский гарнизон насчитывал семь тысяч человек, численность Азиатской дивизии на тот момент не превышала полутора тысяч. Кроме того, китайцы имели значительное превосходство в пушках и пулемётах. Но к тому времени среди них утвердилось мнение, что барону помогают сверхъестественные силы. И его войско сумело захватить монгольскую столицу. Урга встретила белых как освободителей. 22 февраля 1921 года там состоялась торжественная церемония повторного возведения Богдо-гэгэна VIII на трон великого хана Монголии. Унгерн за заслуги перед этой страной был пожалован титулом даркан-хошой-чинвана в степени хана, а многие его отличившиеся в боях подчинённые получили титулы монгольских князей.

Народная революция

Уже в мае Унгерн затеял новую авантюру. С 3600 бойцами при 12 орудиях и 30 пулемётах он отправился в поход против Советской Рос сии, планируя инициировать всенародное восстание и начать возрождение империи Чингисхана. В Урге оставался гарнизон из 520 человек. Немудрено, что уже 6 июня 1921 года Объединённые войска Сухэ-Батора и Рабоче-крестьянской Красной армии заняли Ургу. Событие это в скором времени стало именоваться «народной революцией». Внешняя Монголия вновь объявила о восстановлении своей независимости и создании теперь уже Народного правительства. 5 ноября правительство РСФСР признало его «единственно законным».
В стране на первых порах из тактических соображений был формально сохранен монархический строй, но Богдо-гэгэна лишили реальной власти. Народное правительство, в состав которого вошли пробольшевистски настроенные деятели, главной задачей страны объявило некапиталистическое развитие. На его первом этапе (1921-1924 годы) ограничивалось влияние монархии, ликвидировалась личная зависимость аратов (земледельцев), ущемлялись позиции традиционной элиты. По подобию ВЧК в 1922 году для борьбы с «контрреволюцией» был создан специальный карательный орган — Государственная внутренняя охрана, впоследствии реорганизованная в министерство внутренних дел. В 1923 году были учреждены народные хуралы вместо прежних, основанных на власти князей.

От Великого хурала до международного признания

Второй этап (1924-1940 годы), как отмечают историки, характеризуется установлением республиканской формы правления. В 1924 году начал работу Великий хурал, который утвердил Конституцию Монгольской Народной Республики (МНР). Ургу в память об умершем годом ранее от тяжёлой простуды Сухэ-Баторе переименовали в Улан-Батор («красный богатырь»). В то время были поставлены такие задачи: дальнейшая ликвидация эксплуататорских классов, ограничение роли религии в жизни общества и ряд других радикальных мер. В Конституции был отражён некапиталистический характер страны, запрещалась частная собственность на землю и её недра.
В дальнейшем политическая линия монгольских властей предержащих менялась почти синхронно с советской. Например, в 1928 году в МНР была разгромлена группа так называемой правой оппозиции внутри МНРП. В 1930 году на съезде партии был взят курс на «сплошную коллективизацию» сельского хозяйства. В 1937 году, как и в СССР, в Монголии прошла самая сильная волна репрессий, которыми руководил Хорлогийн Чойболсан. Тогда в рамках борьбы с религией было уничтожено 70 тысяч лам, закрыты почти все дацаны — буддийские монастыри. Равняясь на Сталина, Чойболсан начал масштабную чистку в армии, уничтожив там до 80% высшего командного состава.
Вместе с тем ещё в первой половине 1930-х годов с помощью СССР в Монголии были построены первые промышленные предприятия: электростанции, несколько фабрик по переработке шерсти и выделке кожи и др. Начались кампания по борьбе с неграмотностью, создание системы бесплатного народного образования и здравоохранения. В результате в 1940 году, установив свой полный контроль в стране, Хорлогийн Чойболсан провёл съезд МНРП, на котором было объявлено о завершении «переходного периода» и начале построения основ социализма.
В годы Второй мировой войны маршал Чойболсан добился от Сталина, чтобы тот поставил одним из условий вступления СССР в войну против Японии признание другими странами-участницами антигитлеровской коалиции независимости МНР от Китая, что вполне удалось. Так разом шагнувшая из феодализма в социализм Монголия наконец-то добилась международного признания.

Журнал: Тайны 20-го века №46, ноябрь 2012 года
Рубрика: Хроника переворотов
Автор: Валдис Пейпиньш





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —