Багира

Суббота, 09 22nd

Последнее обновлениеСб, 22 Сен 2018 6am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

6 октября 1946 года несколько десятков пассажиров стокгольмского трамвая стали свидетелем прискорбной сцены: на их глазах пожилой мужчина, в плаще и шляпе, вдруг рухнул на пол. Он скончался ещё до того, как ему оказали помощь. Далеко не все узнали в пожилом пассажире знаменитого политика, премьер-министра страны Пера Альбина Ханссона. Того самого, кто сделал Швецию благоденствующей страной…

Пер Альбин Ханссон: Трамвай в сторону рая

Журнал: Загадки истории №12, март 2018 года
Рубрика: Власть
Автор: Дмитрий Куприянов

Пер Альбин Ханссон нашёл рецепт всеобщего благоденствия

Фото: Пер Альбин ХанссонОглядываясь назад, трудно поверить в то, что где-либо в Европе в первой четверти XX века можно было найти тихий и укромный уголок, где бы не свирепствовали политические бури. Кажется, вся европейская цивилизация, как банановая кожура, слезла со своего остова, обнажив рыхловато-бледную мякоть собственной слабости.
Конечно, не вся Европа поддалась этому политическому безумию. И противостояли ему не мифологические герои, высеченные из бронзы и стали, а тихие, уравновешенные политики из предместий и тихих хуторов.
Одним из них был и Пер Альбин Ханссон…

На побегушках у жизни

Сын каменщика, Пер Альбин родился в 1885 году в предместье Мальме. С ранних лет он вёл трудную борьбу за существование. Семья была бедной, и Ханссону удалось получить только четырехклассное образование. Ханссон учился у самой жизни: вначале работал мальчиком на побегушках в какой-то конторе, потом складским рабочим.
В 1903 году Пер Альбин впервые столкнулся с социал-демократами. Это были не те социал-демократы, которые мечтали перевернуть Россию, а заодно и весь мир. Это были птенцы гнезда Карла Каутского — они хотели переустроить жизнь, но без насилия, без крови и битв. Одним словом, те самые конформисты, которых жестоко ненавидел Ленин.
Но сыну каменщика они нравились именно своей неагрессивностью, искренним желанием что-то переменить, не ломая прежнего уклада. И Ханссон примкнул к молодёжной фракции. Это была любовь на всю жизнь. При этом Ханссон с большим уважением относился к другим партиям и уже после того, как стал премьер-министром, следил, чтобы в парламенте были представлены и оппозиционеры.
В 1905 году Ханссон стал редактором газеты социал-демократов под названием «Фрам». Здесь будущий глава Швеции оттачивал свой журналистский стиль и искал ответ на простой вопрос: как сделать страну процветающей?
Правда, на тот момент у всех здравомыслящих политиков (в России таких было очень немного) задача была несколько иной: большинство пыталось удержать страну от скатывания в революцию.
Справедливости ради заметим, что Ханссон приветствовал русскую революцию. И не только приветствовал, но и на волне всеобщей эйфории требовал, чтобы в Швеции король ушёл в отставку, а общество приняло республиканскую форму правления. Но это было ошибкой, которую Ханссон довольно быстро понял и исправил. Во всяком случае, такого радикализма он больше не проявлял.

На гребне волны

Начиная с 1903 года Пер Альбин прошёл все ступени партийной карьеры. До 1909 года он возглавлял партийную газету, одновременно с 1908 года был членом правления Социал-демократической рабочей партии Швеции. В 1914 году он возглавил городскую парторганизацию — на тот момент он по личному приглашению однопартийца и будущего премьер-министра Брантинга переехал в Стокгольм.
Тем временем шведские социал-демократы завоёвывали всё большее уважение у избирателей. Правда, среди партийцев не было согласия, и часть их в начале 1920-х годов образовала Коммунистическую партию Швеции. И это неудивительно: в 1920-х, после перенесённой войны, общество было пропитано агрессией и ненавистью. Все обвиняли друг друга в ошибках и непонимании того, как строить будущее. Оценив сложность ситуации, правящие круги решили отдать власть социал-демократам.
После прихода к власти Ханссон в социал-демократическом кабинете в течение ряда лет занимал должность министра обороны. Любопытно, что все это время он активно ратовал за снижение военных расходов и перераспределение их в пользу социальных программ! Но в 1925 году социал-демократов постигло несчастье — Карл Яльмар Брантинг, премьер-министр и глава партии, лауреат Нобелевской премии, один из самых авторитетных политиков Швеции, скончался. Партия осиротела. Авторитет Ханссона на тот момент был довольно высок, поэтому его избрали на пост председателя партии. Но потеря Брантинга оказалась довольно ощутимой, среди членов начался разброд. У Ханссона появилось много критиков, его позиции слабели день ото дня. Дело дошло до того, что главная партийная газета под названием «Социал-демократ» отказывалась публиковать его статьи. Так что лидерство Ханссона было вызвано не поддержкой партии, а сговором в верхах — они не хотели, чтобы партию возглавили радикалы.
В 1928 году партия на выборах в риксдаг (парламент) потеряла 14 мест. Это не было катастрофой, но её первым признаком. Пришло время что-то менять. И Пер Альбин открыто объявил о пересмотре главных принципов в экономике и государстве. Он опубликовал программу под названием «Народный дом».
Но что же такого революционного придумал Ханссон?

«Народный дом» и его обитатели

Все партии, как правило, всегда делили мир на друзей и врагов. И главным было победить врагов и нейтрализовать оппонентов. А у Ханссона и всей шведской модели переустройства общества цель была иной — они рассматривали общество как друзей и соратников. Как обитателей единого дома, где все подчинено одной цели — строительству государства социального благоденствия! И понятие сотрудничества вытесняло всякие разговоры о классовой борьбе, идея об экспроприации экспроприаторов отвергалась в пользу системы государственного регулирования экономики. Частная собственность переставала быть плохой сама по себе. Она плоха лишь в том случае, когда излишне сконцентрирована в руках узкой группы лиц. Кроме этого, Ханссон сделал упор на патриотизм, на уважение к прошлому.
Это был важный поворот, который сделал социал-демократов самой популярной партией страны. За неё стали голосовать рабочие, которые не были склонны к радикализму. Во-вторых, этот поворот оценили остальные буржуазные партии, которые поняли — с этими ребятами можно сотрудничать, они не хотят ломать и уничтожать. Они хотят строить и приумножать!
И в 1932 году усилия Ханссона и его соратников увенчалось успехом — Ханссона, как представителя социал-демократии, избрали премьер-министром. В стране началась большая работа. И это в то самое время, когда весь мир сходил с ума — одни строили армию для завоевания мира для нужд рейха. Другие убивали своих людей ради призрачного будущего, в котором некому будет жить.
А правительство Ханссона тем временем увеличивало социальные расходы, вводило всеобщие пенсии, пособия по безработице, создавало новые рабочие места путём организации общественных работ, стимулировало экономику с помощью незначительного дефицита госбюджета. Можно ли сказать, что Ханссон учитывал опыт СССР? Скорее всего, да, но в том смысле, в котором бы нам этого не хотелось: Швеция смотрела на СССР и делала все, чтобы у них было не так, как в СССР. Да и что можно было почерпнуть у нас в 1930-е годы? Позитивный опыт у нас появился позже, где-то во времена Брежнева, когда шведы уже ушли далеко вперёд.
А в 1930-е годы, когда шведы получили деньги, которые следовало тратить, сразу выросло производство всего необходимого: продуктов, автомобилей, домов, мебели. В 1936 году Ханссон вошёл в альянс с аграриями — государство стало помогать сельскому хозяйству, которое скоро стало обеспечивать страну всем необходимым. Большое внимание премьер уделял экспортным статьям, которые обеспечивали большой приток валюты.
Конечно, очень важным было то, что Швеция всегда придерживалась политики нейтралитета. Это позволяло выбирать удобных партнёров: так, Швеция до 1945 года поставляла Германии руду, когда все другие страны бились с нацистами и их приспешниками. Так же некрасиво они вели себя с финнами: когда СССР напал на Финляндию в 1939 году и шведов призвали оказать помощь, они предпочли остаться в стороне.
Но все это привело к тому, что уже к 1946-му в Швеции было всё, о чём другие только мечтали: сытость, покой, благополучие, высокая рождаемость и прекрасное будущее.
Но Пер Альбин Ханссон всего этого уже не увидел: он скончался в 1946 году в вагоне трамвая — премьер-министр всегда ездил на работу общественным транспортом.



Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Государства и правители Трамвай в сторону рая