Царевна Софья и Пётр: Брат против сестры

Старшей сестре Петра I царевне Софье не повезло: она родилась умной, некрасивой и чрезвычайно честолюбивой. И это — при самом аристократическом происхождении. Такого набора качеств XVII век не прощал.

Фото: царевна Софья и Пётр — интересные факты

Царевна Софья стала жертвой собственного честолюбия

Царевна Софья не получила ничего из того, о чём мечтала: ни власти, ни свободы, ни счастливой любви с Василием Голицыным, который стал самым дорогим ей человеком. Ей была уготована безвестная и одинокая смерть в Новодевичьем монастыре в Москве.

«Ай да девчонка!»

Софья Алексеевна Романова появилась на свет в семье русского царя Алексея Михайловича в 1657 году. Она была на пятнадцать лет старше своего брата Петра, ставшего легендарным русским царём Петром I. Шестая из шестнадцати детей монарха от двух браков, Софья Алексеевна с детства привлекала к себе всеобщее внимание. И вовсе не красотой и особым очарованием. О её внешности двух мнений не было: чернявая, смуглая (тогда это считалось недостатком внешности), с квадратной мужской фигурой, склонная к полноте. Об успехе у мужчин речи не шло. Но, собственно, к счастливой семейной жизни в то время царевен никто и не готовил. Никому не были нужны непонятно откуда взявшиеся наследники по женской линии. И во избежание конфликтов царских дочерей по достижении совершеннолетия постригали в монахини. К жизни в той или иной обители девиц никто особенно не готовил: так, учили их домоводству и рукоделию, чтоб в будущем без дела не сидели.
Девочка, которую родила Алексею Михайловичу его первая жена Мария Милославская, с детства сводила с ума мамок и нянек. Какое там домоводство: Софья хотела читать умные «мужские» книги, изучать языки и арифметику. Как ни странно, её поддержал отец. В качестве развлекательного эксперимента царь нанял дочери учителей, под руководством которых она изучила то, что её интересовало.
Бояре не знали, как относиться к умной девочке. Только и сетовали: «Ай да девчонка! Любого за пояс заткнёт…».
В 1676 году умер Алексей Михайлович. На престол взошёл его сын Фёдор, болезненный и бесхарактерный человек. Софья, в которой к тому моменту проявились честолюбие и властные амбиции, вдруг превратилась в заботливую мамку при слабом брате. Понятно, она метила на его место. И тихонько вербовала себе сторонников из числа стрельцов и высокопоставленных бояр.
А любовь? А любовь все не приходила. Неизвестно, мечтала ли о ней Софья. В любом случае, властные амбиции были в ней сильнее.
Но однажды любовь пришла. Его звали Василием Васильевичем Голицыным. Он был старше царевны почти на полтора десятка лет. Этот боярин был женат уже вторым браком — в семье росло трое детей. До появления в его жизни Софьи Алексеевны он слыл очень примерным семьянином. Чем же привлекла его дочь монарха? Чем он притягивал её?
Василий Васильевич отличался от кондовых и серых бояр умом и образованностью, так сказать, западного образца. Он, как и Софья, говорил на нескольких иностранных языках и интересовался наукой. Царевна заметила, что князь слушает её с каким-то особенным интересом. Ей сразу стало ясно: это не просто мужчина, с которым у неё взаимная симпатия. Это союзник и единомышленник. Ещё бы: вот, как о нём отзывался один из иностранных посланников: «Я думал, что нахожусь при дворе какого-нибудь итальянского государя. Разговор шёл на латинском языке обо всем, что происходило важного тогда в Европе; Голицын хотел знать моё мнение о войне, которую император и столько других государей вели против Франции, и особенно об английской революции; он велел мне поднести всякого сорта водок и вин, советуя в то же время не пить их. Голицын хотел населить пустыни, обогатить нищих, дикарей, сделать их людьми, трусов сделать храбрыми, пастушеские шалаши превратить в каменные палаты. Дом Голицына был один из великолепнейших в Европе».
В этом-то доме Софья и услышала то, что ещё больше усилило в ней властные амбиции. Там говорили: в Европе-де смело сажают на престол царских дочерей. И они, как ни в чём не бывало, правят государствами.

Почти на троне

А тем временем всё шло как по маслу. Когда Голицын уже практически числился в официальных фаворитах Софьи, в 1682 году умер бесцветный царь Фёдор. На смену ему одновременно короновали Иоанна Алексеевича, «полного» брата царевны, и Петра, сына Алексея Михайловича от ненавистной Софье мачехи Натальи Нарышкиной.
Регентом назначили Софью! Старшему из братьев, Иоанну, к тому моменту исполнилось всего пятнадцать лет. Он был не очень умён, кроме того, согласно некоторым источникам, страдал психическим заболеванием. Царскими обязанностями никогда не интересовался. Царевна решила: она в шаге от русского трона.
Семь лет Софья и Голицын твёрдой рукой правили страной. Они решительно провели военную и денежную реформы.
Но время не прибавило царевне миловидности. Фигура её стала ещё более квадратной. А лицо ещё сильнее покруглело. Но Василий Васильевич как будто не замечал изменений во внешности любимой. Он был так же нежен с ней: как говорится, с лица воды не пить. А этих двоих объединяли государственные и интеллектуальные интересы. Теперь некогда любимая семья не видела отца месяцами: он все время пропадал в покоях ненаглядной Софьи.
Тем временем царевна возжелала расширить территорию государства. И отправила любимого в поход на Крым. Конечно, женщиной владели не только государственные амбиции. Она хотела, чтобы Голицын явился с юга победителем. И тогда, так сказать, под гром оваций она надеялась обвенчаться с Василием. И править страной уже полноценным царским дуэтом.
Но удача отвернулась от Софьи. Как оказалось, навсегда. Из обоих крымских походов — 1687 и 1689 годов — Голицын явился не победителем, а побеждённым. Военную науку он не знал. Талантом полководца не обладал. История донесла до нас переписку влюблённых. Царевна писала фавориту: «Когда увижу в объятиях своих тебя?… Свет мой, батюшка, надежда моя… Велик бы мне день тот был, когда ты, душа моя, ко мне вернёшься».
Роскошный пир, который устроила Софья в честь возвращения князя, не заставил встать бояр на его сторону. Понятно, Голицын не нравился тогдашней элите по ряду признаков: западник, любитель общаться с иностранцами, знаток нескольких иностранных языков, богач, прелюбодей, фаворит регентши, обладавший над ней непомерной властью, ещё и неудачливый полководец.
А тем временем подрос младший из царей — Пётр. Он, в отличие от глупого Иоанна, представлял для сестры серьёзную опасность. Единокровный брат стал много спорить с сестрицей. Он обвинял её в бездарном правлении страной, во властности, не идущей женщине, в излишней самостоятельности. Наталья Нарышкина, мать будущего царя, нашептывала ему всякие гадости о злой и коварной Софье. Пётр отлично знал: его совершеннолетие или женитьба положат конец регентству Софьи.
Так что, когда молодому царю подыскали невесту — Евдокию Лопухину, девицу из «традиционной» боярской семьи, он согласился на женитьбу, хоть невеста, как сегодня бы сказали, была отнюдь не героиней его романа. Но почему-то даже после венчания страной продолжала править Софья.
Пока она мечтала о венчании с Василием, Пётр вербовал сторонников. И однажды выяснилось: согласие жены Голицына отпустить супруга к царевне Софье уже неактуально.

Жестокое поражение

Что было потом? Пётр, переманивший на свою сторону большую часть аристократии, сверг сестру. Заточил её в Новодевичий монастырь. Попытка вырваться из него — закончилась поражением и казнью двух тысяч человек. Больше сестра царя из обители не вышла. Образ любимого человека теперь присутствовал исключительно в её воспоминаниях.
Голицына лишили всего имущества и сослали с семьёй под Архангельск, где он в бедности и бесславии закончил свои дни в 1714 году. Он пережил Софью на целых десять лет.
Вот как оценил личность Софьи Алексеевны историк Евгений Шмурло: «Софья первая пробила брешь в той стене, за которой, замурованные, сидели наши прабабушки; она первая вывела их из терема, указав путь, идя по которому русская женщина стала теперь, по широте и глубине своего образования, по интенсивности своих духовных стремлений, одной из первых женщин мира».
Софья и Голицын, по большому счёту, начали то, что продолжил Пётр. Только не хватило им для серьёзных преобразований ни знаний, ни смелости, ни решительности.

Журнал: Загадки истории №31, август 2019 года
Рубрика: История одной любви
Автор: Мария Конюкова

Метки: эпоха Романовых, Загадки истории, власть, судьба, трон, Россия, борьба, Пётр Первый, царь, Алексей Михайлович, царевна Софья, сестра, честолюбие, царевна, Софья, Голицын





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —