Уильям Сайдис: Высокий IQ приводит к смерти

Название известной пьесы Александра Грибоедова «Горе от ума» как нельзя лучше подошло бы жизнеописанию Уильяма Сайдиса — человека с самым высоким IQ в мировой истории и абсолютно неудавшейся жизнью.

Уильям Сайдис: Высокий IQ приводит к смерти

Папино воспитание

Уильям появился на свет в семье, в которой просто невозможно было быть заурядным. Этого не потерпел бы отец — психолог Борис Сидис.
Борис — уроженец украинского города Бердичева. На родине он и его семья страдали от еврейских погромов, поэтому в 1897 году молодой врач эмигрировал в Соединённые Штаты. Там его карьера пошла в гору. Борис Сидис являлся одним из крупнейших психологов и психиатров своего времени, был доктором наук в Гарварде, написал книгу «Психология внушения», до сих пор востребованную среди специалистов. А ещё он основал собственную школу психологии и разработал уникальные методы обучения, основанные на гипнозе, которые и опробовал на своём сыне Уильяме.
Мальчик родился через год после переезда семьи в Америку. Чтобы сыну уютней жилось на новой родине, родители изменили его фамилию, и мальчик стал Сайдисом. А ещё они решили обучить и воспитать его по отцовской методике — конечно же, из самых лучших побуждений. Борис Сидис считал, что мозг человека в период своего формирования способен без особого труда воспринимать и запоминать огромное количество информации, но с годами чудесная способность познавать новое быстро утрачивается. Поэтому обучение ребёнка следует начинать как можно раньше.
И вот младенцу Уильяму начали показывать цветные картинки, вести с ним долгие беседы и даже… разучивать алфавит. Как такое возможно? А очень просто: папа вводил малыша в гипнотический транс, что и помогало ему усваи», вать новую сложную информацию.
То ли методика оказалась эффективной, то ли сказалась хорошая генетика (мать Уильяма Сара Сидис была интеллектуалкой — она, в частности, окончила медицинский факультет Бостонского университета), а может, удачно сошлись оба фактора, но малыш полностью оправдал ожидания родителей. В полгода он произнёс первые два слова — «луна» и «дверь» вместо банальных «мама» и «папа». В семь месяцев он уже разговаривал и различал буквы. В полтора года мог прочесть и пересказать статью из деловой газеты «Нью-Йорк Таймс». В два с половиной бойко печатал на машинке на английском и французском. К четырём годам освоил несколько языков и читал Гомера в подлиннике, доказав тем самым, что он истинный сын своего отца, который тоже был полиглотом.
В возрасте шести лет Уильяма отдали в государственную школу в Бруклине. Её семилетнюю программу мальчик освоил за полгода и занялся более интересными вещами: разработал собственный искусственный язык на основе греческого и латыни и написал пять книг по вопросам лингвистики. Отец публиковал статьи об успехах сына в научных журналах. В 1911 году Борис Сидис выпустил книгу «Обыватель и гений», в которой на примере Уильяма доказывал преимущества домашнего обучения перед американской системой образования.

Гарвардский малыш

Окончив школу, Уильям Сайдис заочно сдал экзамены в Гарвардский университет, однако принят не был. Руководство объяснило, что в учебном заведении просто нет надлежащих условий для пребывания столь юного студента. Достаточно зрелым для обучения в Гарварде его сочли только в одиннадцать лет. Вундеркинд доказал, что достоин находиться в знаменитом университете, тут же выступив с лекцией о четырёхмерном пространстве в Гарвардском математическом клубе.
С момента досрочного окончания школы Уильям пользовался повышенным вниманием журналистов, новости о его очередных достижениях регулярно оказывались на первых полосах крупных газет. Одни предрекали ему блестящее будущее и пытались угадать, какие великие научные открытия совершит в будущем маленький гений. Другие спорили о том, чему он обязан своим удивительным интеллектом — природе или инновационному методу обучения. Третьи предсказывали скорое появление десятков вундеркиндов, воспитанных по системе Бориса Сидиса. Но были и те, кто опасался за душевное и физическое здоровье ребёнка, чей мозг с ранних лет подвергался огромным нагрузкам.
К сожалению, правы оказались последние. В 1910 году у двенадцатилетнего студента случился первый нервный срыв, из-за которого он вынужден был провести некоторое время в санатории. Вернулся оттуда уже не любознательный мальчишка, а замкнутый, мрачный и нелюдимый подросток. И это было только начало.
Настоящие проблемы начались, когда Уильям Сайдис получил диплом бакалавра искусств и вступил в самостоятельную жизнь.

Обратная сторона интеллекта

Отсутствие социальных навыков, принесённых в жертву интеллектуальному развитию, сказывалось на поведении Уильяма всё сильнее. Он отказался от любого общения с женщинами, очевидно, оберегая своё самолюбие от возможных ран. Однако судьба нанесла ему удар с неожиданной стороны: Сайдис потерпел поражение и на профессиональном поприще. Студенты университета Уильяма Марша Раиса в Хьюстоне, где он начал преподавать высшую математику, не желали принимать всерьёз профессора, который был моложе их. Непонимание переросло в конфликт, страсти накалялись, пока не дошло до рукоприкладства. Пострадавшей (побитой) стороной был, разумеется, Уильям. Обеспокоенные родители забрали семнадцатилетнего профессора домой.
Но жизнь в отчем доме ничего не изменила: юному гению по-прежнему было тяжело общаться с окружающими, что проявлялось в нервных срывах. Однажды, встретив на пороге журналистов, которые не теряли его из виду и описывали промахи с тем же упоением, как прежде — победы, он захлопнул перед ними дверь с криком: «Ненавижу вас!» Конечно, этот случай тоже стал достоянием общественности.
Уильям пытался участвовать в общественной жизни, открыто заявлял, что поддерживает социализм, выходил на демонстрации. Это закончилось арестом и судом в 1919 году. Правда, 18-месячное тюремное заключение для известного всей Америке юного гения заменили домашним арестом — помог авторитет отца, но с политикой Сайдис покончил навсегда.
Разочарованный и сломленный, он вскоре покинул родительский дом и затерялся в Нью-Йорке в прямом смысле слова: как только кто-то узнавал в скромном молодом бухгалтере «того самого вундеркинда», он тут же менял место работы и нанимался в другой офис под новой фамилией.

Пустоцвет от науки

В 1924 году один из особенно дотошных репортёров все же разыскал Уильяма в одной из контор на Уолл-стрит. Известие о том, что «вундеркинд 1909 года теперь работает оператором счётной машины за 23 доллара в неделю», перепечатали все центральные газеты. А «вундеркинд» сделал усилие и подтвердил свой высокий интеллект, скрывшись от газетчиков на десять с лишним лет. Он даже не явился на похороны отца в 1927 году.
Всё это время Уильям Сайдис вёл жизнь отшельника, о которой мечтал уже давно. Дружеских и любовных отношений он так и не завёл, их заменяли коллекционирование железнодорожных билетов, изучение быта одного из индейских племён, написание «в стол» научных работ по психологии и космологии. О них стало известно только после его смерти в возрасте 46 лет от кровоизлияния в мозг.
Чуда не случилось — труды Сайдиса представляли собой совокупность непроверенных фактов и оторванных от жизни рассуждений, не имеющих никакой научной ценности. Так неспособность к коммуникации и обратной связи хотя бы с коллегами-учёными сыграла с интеллектуалом злую шутку…
Газеты отреагировали на смерть «самого умного человека в мире» своеобразно: некрологи выходили подзаголовками «Взрыв мозга знаменитого вундеркинда» или «Уильямом Саидисом доказано — IQ выше 150 приводит к смерти».

Журнал: Тайны 20-го века №22, май 2020 года
Рубрика: Феномены
Автор: Светлана Ёлкина

Метки: биография, судьба, Тайны 20 века, США, мозг, вундеркинды, мышление, образование, Сайдис



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —