Морские суеверия и приметы

Издавна существует убеждение, что женщина на корабле приносит несчастье. Правда это или нет, трудно сказать. Но вот исторический факт. В двух русских полярных экспедициях женщины были. На моторно-парусном судне «Геркулес» В.А. Русанова находилась его невеста, француженка Жюльетта Жан. На шхуне «Святая Анна» Г.Л. Брусилова — Ерминия Жданко, дочь известного генерала. Обе экспедиции вышли в плавание летом 1912 года и обе навсегда исчезли во льдах Арктики.

Фото: морские суеверия — интересные факты

Как «высвистать» ветер

Можно назвать и другие морские поверья, Не дай Бог, приснится моряку рыба или явится ему неясная человеческая фигура в тумане, — серая смерть». И то и другое, как считалось, грозило скорым несчастьем. Покойник на судне так же не предвещал ничего хорошего. Поэтому умершего моряка следовало как можно скорее отдать морю.
Как известно, свистеть на корабле строго-настрого запрещается. И все же многие моряки в эпоху парусного флота полагали, что иногда попутный ветер можно вызвать именно свистом, так сказать, «высвистать — его. Можно было применить и другое средство — почёсывание мачты. Но в то же время моряки опасались в штиль браться за иголки и чинить паруса, чтобы не — пришить» желанный ветер.
И на долгие времена закрепились у мореходов заклинания, якобы способные вызвать ветер. Если их произносил рулевой, глядя с тоской на обвисшие паруса, то делал он это ласковым, просительным тоном. Когда же становилось ясно, что ничего не меняется, заклинания бессильны, то можно было и потребовать появления желанного ветра.

Крылья альбатросов

Однако тут следовало соблюдать осторожность и не переборщить. Иначе вместо желанного свежего ветерка мог разразиться настоящий шторм.
Иначе и не могло произойти после такого, например, требования (а оно, бывало, звучало): — Ветер, небесный пёс! Навались же, наконец, так, чтобы мачты задрожали и согнулись! — Но подобные непочтительные слова, обращённые к ветру, мог сказать лишь самый нетерпеливый и несдержанный матрос.
Да, в век парусников моряки целиком зависели от силы и направления ветра, хорошо знали его капризную природу. Примет и поверий на этот счёт накопилось немало. Летают чайки вокруг корабля — ясно, это к непогоде, скрипит рей наверху мачты, гафель — ветер подует благоприятный. А вот дрожание корабельных тросов, наоборот, считалось признаком близкого безветрия. По шуму волн, перекатывающихся через палубу, судили, когда прекратится шторм.
В античные времена обязательным ритуалом перед выходом в море было жертвоприношение, совершавшееся в кормовой части судна, на юте. Считалось, что этим можно задобрить бога ветров. Бывало, что в жертву приносили даже людей. Позже жертвами стали служить исключительно морские животные. Ещё позже начали прибивать к бушприту крылья альбатросов или плавники акул.

Монета на счастье

А вот ещё один вид «жертвоприношения», который практиковался на скоростных парусниках, более ста лет назад перевозивших в Европу грузы из Австралии и Чили. Капитаны этих замечательных судов, едва выйдя в море, бросали за борт свои форменные фуражки, в дар морскому богу Нептуну.
Надо заметить, что среди бывалых капитанов встречались настоящие морские волки, смелые до безумия и необыкновенно удачливые. Казалось, что они застрахованы от всех бед, любых катастроф. Согласно поверьям, такие капитаны продали свою душу дьяволу. И это, говорили, легко проверить: от них в солнечные дни на палубе не бывает тени.
Поверья и заклинания начинались уже с момента закладки судна. Считалось, что судьба корабля может сложиться счастливо, если на постройку его употребить хотя бы несколько украденных досок. Под основание главной мачты закладывалась золотая монета, конечно, тоже на счастье. Огонь, внезапно появившийся на стапеле (даже если это искра), расценивался как очень плохое предзнаменование, и лучше было начать строительство с самого начала.

Владыка океана Нептун

Когда же готовый корпус судна спускали на воду, то произносился заговор: «Боже, огради этот корабль от жестоких бурь, волн и бед, в том числе и от тех, которые происходят по злой людской воле».
Только после учёта всех этих поверий судостроители прошлых веков обретали уверенность в том, что построенный ими корабль будет надёжным и плавать долго.

Корабельный домовой

Странное имя Клабаутерманн в русском флоте почти не знали. Это таинственное существо, родственник наземного домового — добрый, но несколько ехидный дух корабля. Хотя Клабаутерманна никто не видел, внешний облик его был хорошо известен. Этакий бородатый гномик с седыми волосами и огненно-красным лицом. Было также известно, что Клабаутерманн живёт под якорной лебедкой, шпилем. Во время же шторма забирается на мачту.
Носовые фигуры, украшавшие форштевни парусных кораблей, появились несколько тысяч лет назад, то есть в те времена, когда животным приписывались необыкновенные и даже сверхъестественные способности. Финикийцы помещали на своих судах деревянные фигуры в виде голов лошадей. Отзвуки этой традиции видны в том, что ещё пару веков назад на грот-мачте парусников можно было увидеть прибитую подкову.
Корабли древних греков украшали изображения голов дельфинов. Эти умные животные всегда были любимцами мореходов. Существовало даже поверье, согласно которому в дельфинов переселяются души погибших моряков.
Особенно широкое распространение получили носовые фигуры, когда начались Великие географические открытия и кругосветные плавания. Это были предприятия, связанные с огромным риском, и моряки хотели защитить себя с помощью высших сил. Испанцы называли свои корабли именами католических святых и помещали их скульптурные изображения на форштевнях. В английском флоте были популярны фигуры в виде женщин с развевающимися волосами, одетые в красивые платья или полуобнажённые. Например, прославленный клипер «Катти Сарк» украшала фигура знаменитой ведьмы Мэнни, воспетой английским поэтом Робертом Бернсом.

Огни на мачтах

Иногда на верхушках мачт возникали таинственные огни — добрый знак святого Эльма, покровителя моряков. Впрочем, он был не единственным среди святых — защитников мореплавателей. Можно назвать ещё Николая и Брандана, Клеменса и Гертруду Брабантскую.

Век парусников — век морских поверий

Последняя, согласно христианскому мифу, спасла Голландию от страшного морского чудовища. Поэтому брабант-ские моряки, перед тем как выйти в море, всегда устраивали весёлые пирушки в честь своей защитницы.
Наиболее почитаемым в морской среде всегда являлся святой Николай Мирликийский. О том, с каким почтением относились моряки к этому святому, служит тот факт, что начиная со Средних веков во многих прибрежных городах были построены церкви и соборы, названные именем Николая Мирликийского.
С давних времён он считался покровителем и русских моряков. В Петербурге на пожертвования также была сооружена церковь Святого Николая, существующая и поныне. Неофициально она так и называется: Никола Морской.
С поверьями же тесно связана и знаменитая легенда о «летучем голландце», загадочном корабле, скитающемся по морским просторам без команды на борту. Говорят, что в основе легенды лежит реальный случай, когда один из капитанов богохульными словами и сумасбродством погубил свою команду, а корабль превратил в вечного скитальца.
И самое удивительное, что «летучего голландца» моряки, по их словам, встречали в море — корабль, несущийся на всех парусах. Он исчезал с глаз так же внезапно, как и появлялся. Впрочем, ничего мистического тут могло и не быть. Некоторые корабли после крушения, в самом деле, оставались на плаву. Например, английский парусник «Фанни Уолстон», во время кораблекрушения покинутый командой, видели потом в Атлантике более сорока раз!

Журнал: Тайны 20-го века №34, август 2010 года
Рубрика: Морские легенды
Автор: Геннадий Черненко





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —