Михаил Накашидзе: Первый броневик в России

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Великие изобретатели и новаторы всегда опережали своё время. И почти никогда не получали признания современников, ведь люди как огня боятся любых перемен и изменений. Князь Михаил Александрович Накашидзе так и не дождался одобрения своих идей. А жаль, ведь если бы чиновники и генералы не чинили ему препятствий тогда, в самом начале XX века, то, возможно, судьба нашего отечественного автопрома сложилась бы гораздо счастливее.

Михаил Накашидзе: Первый броневик в России

Позор городового

Самые первые автомобили появились в России в конце XIX века. Сначала машины привозили из-за границы, но уже в 1896 году инженер Яковлев и предприниматель Фрезе сконструировали отечественный образец, призванный заменить конные пролётки. Увы, его судьбу сломали… лошади. Дело в том, что при езде эти машины издавали поистине устрашающий звук. И вот однажды в Москве кони, запряжённые в конку, встретились с таким ревущим авто и, испугавшись, бросились бежать куда глаза глядят. При этом они, разумеется, увлекли за собой и саму конку, сорвав её с рельсов. В итоге лошади смяли торговые ряды у Сухаревой башни, а главное, разворотили уличный туалет, в котором на тот момент справлял нужду городовой. Из-за этого казуса использование автомобилей было на какое-то время запрещено и в Москве, и в Санкт-Петербурге.
Впрочем, надо признать, что истинную причину провала отечественного автопрома стоит искать гораздо глубже. А именно — в сословности России. В стране не было ни одного автомобильного завода, в том числе и потому, что на них просто некому было работать: обученные кадры отсутствовали, ведь для подготовки спецов требовалось отменить сословное ограничение на приём детей черни в высшие учебные заведения. А сыны дворянства не рвались служить инженерами. Получался замкнутый круг. Но, несмотря на это, в России всегда находились талантливые изобретатели и люди с передовыми взглядами. Одним из них и был Михаил Александрович Накашидзе, родившийся в Москве в 1873 году.

Будущее, которого никто не захотел

Выходец из старинного грузинского княжеского рода, Михаил с самых юных лет очень активно интересовался машинами. Он считал, что автомобиль должен быть не только средством передвижения, но также играть существенную роль в обороне страны. В 1902 году он даже выпустил книгу «Автомобиль, его экономическое и стратегическое значение для России», в которой описал блестящее будущее автомобилизированной страны. В ней князь фактически предсказал появление спецавтотранспорта — экскаваторов, мусороуборочных и снегоуборочных машин, автомашин-буксиров, бульдозеров, грузовых автомобилей; федеральных трасс и междугородных перевозок. Увы, этот труд остался практически незамеченным. Напрасно князь убеждал служащих Министерства путей сообщения и его главу князя Хилкова, а также чинов военного министерства, что грузовой автотранспорт будет незаменим там, где ещё нет железных дорог. Например, на равнинной местности Малороссии, в Средней Азии, в кубанско-донских степях, в Маньчжурии и Туркестане. Никто не хотел слушать Накашидзе: его, ротмистра Гродненского гусарского полка, просто не принимали всерьёз. Мол, гусару не дано мыслить стратегически. А Накашидзе в ответ решил ещё основательнее заняться любимым делом.
Он подал в отставку, открыл в 1903 году в Варшаве «Большой международный гараж автомобилей» и занялся торговлей импортными машинами, в основном французскими: Mutel, Panhard-Levassor, De Dion-Bouton, Georges Richard и Mors. А ещё, разумеется, взялся за собственное производство авто, используя французские двигатели Mutel. Из гаража Накашидзе успело выехать несколько машин, когда началась Русско-японская война. И князь, как истинный патриот, пошёл на фронт добровольцем.

Горе-генералы

На войне князю пришла идея разработать бронеавтомобиль, который можно было бы использовать в военных целях. Предпосылки к появлению такой техники в России уже были. В 1897 году изобретатель Двиницкий предлагал монтировать на машины малокалиберные скорострельные орудия. А в 1900-м инженер Луцкий брался разработать боевой автомобиль, вооружённый пулемётом. Артиллерийский комитет отклонил оба эти предложения. Но идею Накашидзе командование одобрило. Вот только, поскольку в России собственное автопроизводство отсутствовало, все чертежи и расчёты передали во Францию, фирме «Шаррон, Жирардо и Вуа», где в 1905 году были построены два броневика. Естественно, один французы оставили себе. Потом Накашидзе получил добро от военного министерства на изготовление бронеавтомобилей с пулемётом в башне, вращающейся на 360 градусов. Это была идея князя. Он же предложил использовать толстую броню, защищавшую экипаж от пуль, осколков и шрапнели, и обрезиненные диски с бронированными колпаками вместо стальных колёс.
Эти броневики также делали во Франции, при этом из 10 машин до России доехали только 8, а 2 «потерялись» в Германии и впоследствии активно использовались немецкими войсками. Наши же горе-генералы после нескольких испытаний отложили идею применения бронеавтомобиля на благо армии до Первой мировой войны. Накашидзе не мог с этим смириться. Одно за другим он писал письма в военное министерство. Предупреждал, что многие страны уже заказывают у «Шаррон, Жирардо и Вуа» броневики. Так, Япония выписала 50 машин, Китай — 150, Германия — 80. Но даже эти аргументы не возымели никакого действия.

Неправильные жандармы

Не добившись каких-либо подвижек относительно заказа бронеавтомобилей для оснащения российской армии, Накашидзе решил обратиться к Петру Аркадьевичу Столыпину. 12 августа 1906 года князь явился к нему на приём, уверенный, что прогрессивный премьер-министр одобрит закупку бронеавтомобилей. При себе он имел увесистую папку со всеми чертежами и расчётами.
Но случилось так, что именно на этот день эсеры из Союза социалистов-революционеров максималистов запланировали покушение на Столыпина. Приём начался в 14:00 на даче министра на Аптекарском острове в Санкт-Петербурге. В начале третьего к даче подъехали два террориста, переодетые жандармами, и направились к кабинету, где Пётр Аркадьевич принимал просителей. Новые посетители сразу же вызвали подозрение сначала у швейцара, а затем и у адъютанта Столыпина, генерал-майора Александра Замятнина, тем, что на них были надеты каски старого образца. Дело в том, что в самом конце июля, за две недели до рокового дня, головной убор жандармских офицеров был изменен. Швейцар сделал несколько шагов наперерез «жандармам». Они оттолкнули его и вошли в переднюю, где путь им преградил Замятнин. Понимая, что проникнуть глубже в дом уже не удастся, террористы бросили на пол свои портфели, начинённые взрывчаткой.
Прогремел взрыв. Сам Столыпин не пострадал, лишь был забрызган пролетевшей, над ним чернильницей. Но все 27 человек, находившиеся в тот момент в приёмной, погибли на месте. Был среди них и князь Михаил Накашидзе. Все бумаги, бывшие при нем в тот момент, включая договоры с французскими производителями русских бронеавтомобилей, безвозвратно пропали в суете после нападения…
Конечно, история не знает сослагательного наклонения. Остаётся только гадать, чем для самого Накашидзе и для отечественного автопрома в целом могла бы закончиться его встреча с премьер-министром. Но почему-то хочется верить, что Столыпин поддержал бы князя и автомобилизация России случилась бы намного раньше…

Журнал: Ступени Оракула №2, февраль 2020 года
Рубрика: Феномен
Автор: Екатерина Казановская

Метки: князь, Россия, Ступени Оракула, гибель, автомобиль, взрыв, конструктор, терроризм, броневик, бронеавтомобиль, Накашидзе, Столыпин




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.