Танк Пороховщикова — русский Вездеход

Дед актёра Пороховщикова, Александр Александрович, был крупным авиаконструктором, но, кроме того, он сконструировал первый русский танк. Однако не раз и не два бывало так, что сделанное человеком при жизни оценивалось только после его смерти, и далеко не всегда эта оценка была справедливой.

Фото: танк Пороховщикова — интересные факты

От идеи до модели

Нередко его заслуги преуменьшались, но едва ли не столь же часто и преувеличивались по конъюнктурным соображениям. И танк Пороховщикова наглядный тому пример.
Сам А.А. Пороховщиков о том, как ему пришло в голову создать вездеходную боевую машину, написал так: «На поле шло учение новобранцев. Глядя на солдат, перебегавших цепью, я подумал: невесёлая штука — бежать в атаку под пулемётами врага. А что, если послать на штурм окопов не людей, беззащитных против свинцового ливня, а машину, одетую в броню, вооружённую пулемётами… Конструктивное решение я увидел в постановке бесконечных лент или гусеничных ходов тракторного типа…».
В результате получилась одноместная машина на одной гусенице с мотором в задней части корпуса и… всё! Два катка в передней части справа и слева от гусеницы играли роль рулевых колёс, однако боевой она не считалась ввиду отсутствия на ней брони и вооружения.
В документах «Вездеход» — такое название дал своему детищу автор — фигурировал как «самоход» — то есть автомобиль. По признанию самого конструктора, первый образец созданного им русского танка действительно обладал рядом недостатков, но все они «стали следствием отхода от проекта». По его мнению, можно было добиться намного лучших результатов, если бы «Вездеход» имел более мощный двигатель, а сама гусеничная лента была бы рифлёной.

Разные мнения

В советское время появилось множество книг, утверждавших, что «промышленность царской России не могла освоить такую сложную машину, как танк. Поэтому Пороховщикова постигла та же участь, что и многих других талантливых изобретателей-самородков». Однако нелепость подобного утверждения очевидна. Ведь строили же у нас и четырёхмоторные бомбардировщики «Илья Муромец», и линкоры, и подводные лодки, и даже бронеавтомобили на колёсно-гусеничном ходу, а танк Пороховщикова почему-то сделать не сумели. Более того, опытный образец «Вездехода» испытывался вплоть до декабря 1915 года, после чего в соответствующие инстанции было сделано донесение о том, что построенный экземпляр не выказал нужных качеств и даже не мог ходить по рыхлому снегу глубиной около 1 фута (30 см).
Поэтому от дальнейших работ по «Вездеходу» было решено отказаться, тем более что на него уже истратили 18090 рублей. Военное ведомство обязало Пороховщикова вернуть в казну деньги, выделенные на постройку машины, а сам «Вездеход» отправить в Главное военно-техническое управление. Но конструктор с этим не спешил и даже задержал у себя на некоторое время 15 мастеровых и выделенный ему на время работы автомобиль «Форд».
На неоднократные напоминания из ГВТУ он отвечал, что «себестоимость «Вездехода» выразилась в сумме около 18000 рублей, причём весь перерасход покрыт из личных средств». Впрочем, представленные им документы свидетельствовали, что расходы составили 10118 рублей 85 копеек, причём сюда Пороховщиков включил деньги на покупку двух пистолетов, семи папах и т.д., вплоть до «чаевых курьерам в Петрограде». Скорее всего, он просто остыл к своему изобретению, что с творческими людьми случается сплошь и рядом. Можно ли его за это упрекать?
Позднее он предложил «Вездеход-2», уже с пулемётным вооружением, но военные, наученные горьким опытом общения с конструктором, от него также отказались.

Танк? Не танк!

Между прочим, достаточно взглянуть на «Вездеход» непредвзято, чтобы убедиться, что это был далеко не танк. Танк должен был обладать определённой массой, чтобы разрывать проволочные заграждения и иметь вооружение, способное уничтожать пулемёты врага. Но… ничего такого «Вездеход» не имел!
Масса его была слишком мала, а башню с вооружением поставить на него было невозможно, поскольку машина являлась одноместной, а вести её и одновременно стрелять — невозможно. Да и гусеница у него была очень уязвима, то есть своему главному предназначению «танк» не отвечал, почему военные его и отклонили.

После пигмея — гигант!

Впрочем, уже в августе того же 1915 года Пороховщиков предложил проект «Земного броненосца» в двух вариантах — полевом и крепостном. И если «Вездеход» можно было бы условно называть «пигмеем», то в этом случае на чертежах был совершенно явный «гигант»!
Машина по эскизному проекту выглядела просто чудовищно. В варианте — Полевого броненосца» стальная мостовая ферма длиной 35 и шириной три метра опиралась на 10 ведущих бронированных барабанов диаметром 2.3 метра каждый. Внутри каждого барабана должно было находиться силовое отделение с бензиновым двигателем мощностью 160-200 лошадиных сил, коробкой передач, генератором, вентилятором, топливным баком и инструментом, а на его наружной стороне предполагались амбразуры для двух пулемётов и бомбомёта! Таким образом, в 20 «барабанах» планировалось иметь 40 пулемётов и 20 бомбомётов — т.е. огневая мощь «броненосца» предполагалась просто исключительной.

«Вездеход» Пороховщикова

Однако Пороховщикову и этого показалось мало, и он в передней и задней частях фермы предусмотрел ещё и установку двух броневых башен, каждая из которых несла тяжёлое орудие калибра 101,6-152,4 мм и спаренное с ним орудие меньшего калибра. В центральной части возвышалась бронированная рубка с рабочими местами для командира, артиллерийского офицера, его помощника, старшего механика, телеграфиста, а сверху рубки монтировался прожектор.
Экипаж «Полевого броненосца» — 72 человека. Толщина брони — 101,6 мм. Расчётная (точнее, предполагавшаяся изобретателем) скорость должна была составлять от 4,4 до 21 км/ч. Пороховщиков утверждал, что его «броненосец» благодаря своим размерам смог бы преодолевать препятствия шириной до 11 метров. Почему-то такой важный вопрос, как поворот машины, им так и не был продуман. Зато для переброски «броненосца» по железной дороге он предложил ставить его на железнодорожный ход.
«Крепостной броненосец» имел вместо двух бронебашен палубу, на которой под защитой брони должен был находиться десант из 500 человек. Получалось подобие намного увеличенных «штурмовых машин» Средневековья, но Пороховщиков в своей фантазии намного их превзошёл.
В итоге в августе 1915 года на заседании технического комитета ГВТУ было справедливо отмечено: «Даже без детальных расчётов можно уверенно сказать, что предложение неосуществимо. Было бы целесообразно для пользования в боевой обстановке распределять вооружение «броненосца» на отдельные подвижные звенья, не связанные в одну жёсткую систему».
Обычно изобретатели никакой критики своих проектов не воспринимают и идут до конца. Но предложение о «распределении по звеньям» Пороховщиков принял к сведению и к концу 1915 года представил доработанный проект «Земного броненосца», состоявшего теперь из шарнирно соединённых звеньев — бронеплощадок, «могущих отклоняться друг от друга по всем направлениям».

Идеи из воздуха!

Интересно, что идея колёс-барабанов в те годы «носилась в воздухе», потому что некто Подольский уже в октябре все того же 1915 года предложил машину на шестиметровых катках, вот только толкать её должен был не двигатель, а рота солдат! А для обстрела разбегающегося в испуге противника изобретатель предложил установить по краям этого странного сооружения башенки с пулемётами!
Понятно, что и этот проект, как совершенно нереализуемый, детально рассматривать не стали. Но вот что удивительно: ведь тот же Пороховщиков был инженером с законченным техническим образованием и просто не мог не понимать, насколько было неработоспособно все то, что он предлагает. Впрочем, как бы там ни было, а судьба была к нему очень немилостива. Первый танк для царской армии он так и не сделал, хотя самолёты у него получались, а в советское время он был осуждён и в 1941 году расстрелян как враг народа на полигоне «Коммунарка» под Москвой.

Журнал: Тайны 20-го века №27, июль 2012 года
Рубрика: Оружейная лавка
Автор: Вячеслав Шпаковский





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —