Пранас Бразинскас, родившийся в 1924 году в литовском городе Тракай, был обычным гопником со склонностью к алкоголю и насилию. В 1944 году окончивший сельскохозяйственную школу Бразинскас был призван III рейхом на военную службу и собирал понтонные мосты для немецкой армии. Позднее эти события часто интерпретировались в идеологическом ключе (мол, Бразинскас был идейным антисоветчиком и нацистом). Однако, по-видимому, никакой особой идеологии у Бразинскаса не было, а в немецкую армию он попал случайно (в 1944 году терпевший катастрофические поражения рейх мобилизовывал в свои ряды всех, кого только можно).

Захват Ан-24 в 1970 году

Бразинскасы отец и сын: Угон Ан-24 в Турцию в 1970 году

По этой причине вернувшаяся в Литву советская власть не стала преследовать Бразинскаса, тем более что этот деятель имел образцовое рабоче-крестьянское происхождение.
В послевоенные годы Бразинскас нашёл себе работу в сфере снабжения, где успешно реализовывал свои криминальные наклонности. Но такая счастливая жизнь продолжалась не долго — в 1955 году за служебные злоупотребления его приговорили к году исправительных работ, а в 1965 году заведующего магазином Бразинскаса посадили на 5 лет.
Досрочно освобожденному зэку запретили возвращаться в Литву, и он осел в узбекском Коканде, где преуспел на ниве подпольной торговли, организовав канал для спекуляций коврами, тканями, люстрами и запчастями для автомобилей, которые по дешёвке закупал в Литве (у нелегальных продавцов). В начале 1970 года к нему из Литвы переехал 15-летний сын Альгирдас. Однако Бразинскас понимал, что очередной тюремный срок — это вопрос времени. И в голове экс-зэка начал зреть план радикального решения этой проблемы.

Стюардесса против убийцы

Пранас Бразинскас, воспользовавшись своими криминальными связями, приобрёл пистолет с достаточным количеством патронов, обрез охотничьего ружья и несколько гранат Ф-1 («лимонок»). С этим арсеналом Пранас Бразинскас решил угнать самолёт, с тем чтобы, не опасаясь тюрьмы, начать новую жизнь за границей. Вероятно, Бразинскас полагал, что его примут как героя и он благодаря этому будет жить по-царски до конца жизни. Кроме того, вероятно, Пранас Бразинскас считал, что его успехи в деле спекуляций на чёрном рынке в СССР дадут ему возможность развернуться как крупному бизнесмену в капиталистическом мире. Угон самолёта Пранас планировал вместе со своим сыном Альгирдасом, который, судя по дальнейшим событиям, вполне унаследовал уголовные наклонности отца.
Производить захват уголовная парочка решила в Грузии, из которой можно было легко достичь Турции, входившей в НАТО и являвшейся другом Советскому Союзу.
15 октября 1970 года Пранас и Альгирдас Бразинскасы, купив билеты, без всякого досмотра прошли на борт Ан-24, следовавшего по маршруту Батуми-Сухуми. Всего на борту самолёта было 46 пассажиров.
Через 10 минут после начала полёта Пранас Бразинскас подозвал стюардессу Надежду Курченко и передал ей конверт с запиской, в которой говорилось, что самолёт захвачен и должен следовать в Турцию: «1. Приказываю лететь по указанному маршруту. 2. Прекратить радиосвязь. 3. 'За невыполнение приказа — Смерть (Свободная Европа) П.К. 3. Ц. Генерал (Крылов)».
Девушка попыталась предупредить об опасности командира экипажа, но Пранас Бразинскас решил её остановить своими методами и выхватил пистолет. В узком проходе перед кабиной пилотов 19-летняя стюардесса попыталась вырвать оружие из рук бандита, но шансов у хрупкой девушки против бывшего зэка, конечно, не было. Пранас Бразинскас дважды нажал на курок, и жизнь отважной стюардессы оборвалась.

Бойня в воздухе

Ворвавшись в кабину самолёта, террористы потребовали отключить связь и следовать в Турцию. Это удивительно с точки зрения сегодняшнего дня, но лётчики попытались сопротивляться вооружённым и готовым на все отморозкам. Командир корабля Георгий Чахракия заложил несколько крутых виражей, рассчитывая сбить угонщиков с ног. В ответ вкусившие крови бандиты открыли беспорядочную стрельбу. Командир Георгий Чахракия получил пулю в позвоночник, штурман Валерий Фадеев и бортмеханик Оганес Бабаян были ранены в грудь. Залитый кровью Чахракия упал грудью на штурвал, и самолёт начал пикировать к земле. Крушения удалось избежать с большим трудом, благодаря тому что второй пилот Сулико Шавидзе не пострадал — на его счастье, пуля угодила в стальную дужку спинки кресла, где сидел лётчик.
На помощь лётчикам попробовали прийти пассажиры — и нельзя не восхититься мужеством этих людей, с голыми руками выступивших против вооружённых террористов. И тогда пули полетели в салон самолёта — позднее следователи насчитают в обшивке самолёта 24 отверстия от выстрелов.
Наконец Пранас выхватил гранату и приказал лётчикам держать курс на юг — в Турцию, угрожая иначе взорвать самолёт. Экипаж оказался перед выбором — подчиниться требованиям бандитов или же погубить самолёт вместе с пассажирами.
Поскольку на борту находились ни в чём не повинные люди, пилоты развернули самолёт в направлении Турции. Бразинскас между тем затянул песню на литовском языке:

Мне присвоили имя бандита, враги сожгли мой дом.
У меня осталась одна подруга — винтовка.
Мой дом родной — это лес.


Пилоты попытались обмануть террористов, посадив самолёт на военный аэродром города Кобулети, но Бразинскас разгадал эту затею и вновь принялся угрожать взрывом. Пилоты не имели выбора — Ан-24 пересёк советскую границу и приземлился в аэропорту города Трабзон (на территории Турции). На посадочной полосе лайнер уже ожидали сотрудники турецкой полиции.

За рубежом

«Вот она, свобода!» — были перовые слова Пранаса Бразинскаса, ступившего на трап самолёта. Естественно, Пранас и Альгирдас Бразинскасы заявили, что они являются борцами за свободу и жертвами коммунистического режима.
Турецкие власти (которые понимали, что Бразинскасы — террористы и убийцы) колебались. Раненым Георгию Чахракии, штурману Валерию Фадееву и бортмеханику Оганесу Бабаяну, а также пострадавшим пассажирам была оказана экстренная медицинская помощь, после чего экипаж и пассажиров отпустили в СССР.
Предварительно всем пассажирам предложили хорошенько подумать, хотят ли они возвращаться на родину, но перспективы жизни в Турции никого не прельстили. Через некоторое время Турция вернула и самолёт.
А вот передавать террористов в руки советского правосудия, в соответствии с международным правом, турки не спешили. Американцы давили на них, требуя признать Бразинскасов героями и борцами за свободу. Пресса Америки писала про угонщиков как о борцах с коммунистическим режимом, которых на родине расстреляют!
Однако убийство стюардессы выглядело слишком уж мерзко, чтобы просто отпустить бандитов. Турки объявили, что будут судить террористов сами.
На суде Бразинскас-старший получил 8 лет, Бразинскас-младший 2 года. Однако бандитам дали возможность сидеть в тюрьме в относительно комфортных условиях, а уже через два года они попали под действие амнистии и вышли из тюрьмы. Правда, здесь возникла юридическая закавыка — по международному праву СССР теперь мог требовать выдачи бандитов. Поэтому их сначала поместили под «домашний арест», а потом парочка террористов неожиданно исчезла. Позднее стало известно, что преступники вылетели сначала в Италию, затем — в Венесуэлу, а оттуда купили билеты на самолёт до Канады, но в момент, когда самолёт приземлился на дозаправку в Нью-Йорке, отец и сын с него сбежали и остались в США, где получили сначала вид на жительство, а в 1983 году и американские паспорта. Некоторые историки считают, что вся история с бегством в США заранее подстроена. США опасались, что СССР потребует выдачи террористов, что поставит Турцию перед опасным выбором (турки могли выдать бандитов в обмен на отказ СССР от поддержки мятежных курдов). Поэтому «побег» преступников казался американцам идеальным выходом. Узнав о новом местонахождении Бразинскасов, власти СССР отправили запрос о выдаче преступников уже в США, но американцы ответили отказом. После этого на неоднократные запросы советской стороны власти США неизменно отвечали, что не владеют информацией о месте пребывания Бразинскасов.

Расплата

Между тем бандиты проживали в городе Санта-Моника в Калифорнии. Опыт барыги-спекулянта оказался в США бесполезен — беглые зэки оказались вынуждены работать малярами. Старшему Бразинскасу как пострадавшему от советского режима назначили пенсию. Вскоре Бразинскас-младший был уволен с работы и находился на учёте на бирже труда 10 лет, живя на пенсию отца. Его папаша также нелегально приторговывал оружием и был известным в районе дилером.
А между тем в семействе Бразинскасов нарастала ненависть между отцом и сыном. Мающийся от безделья Альгирдас не мог найти себе нормальной работы, вынужден был жить вместе с отцом (на его пенсию) и терпеть его издевательства.
4 февраля 2002 года между сыном и отцом произошла драка. Старший Бразинскас входе конфликта направил на Альгирдаса пистолет, угрожая застрелить сына. Но Альгирдас выбил у него оружие. Схватив гантель, он стал наносить папаше один удар за другим, пока не оказался в обществе окровавленного трупа. Сутки сын провёл около тела отца, после чего сдался полиции. Присяжные посчитали, что восемь ударов гантелью самообороной не являются и в итоге Альгирдаса приговорили к 20 годам тюрьмы (немногим позже срок скостили до 16 лет).

Ан-24

Турбовинтовой пассажирский самолёт для линий малой и средней протяжённости. Первый полёт Ан-24 совершил 20 октября 1959 года, за его штурвалом находился экипаж лётчика-испытателя Г.И. Лысенко. В 1961 году проходили заводские и государственные испытания. Серийное производство самолёта началось в начале 1962 года на заводе №473 в Киеве. В сентябре 1962 года состоялся первый технический рейс с пассажирами. 31 октября 1962 года началась эксплуатация самолёта на трассе Киев-Херсон. Производство самолёта продолжалось до 1979 года. С 1962 по 1979 год было выпущено более 1200 машин.

Журнал: Неизвестный СССР №12(12), декабрь 2020 года
Рубрика: История террора
Автор: Александр Стела

Метки: сын, самолёт, Война и Отечество, США, Турция, убийство, отец, угон, терроризм, 1970, Ан-24, Неизвестный СССР, Бразинскас





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —