В каждом из нас сидит террорист?

В нашей стране отношение к терроризму двоякое. Или правильнее сказать — привычное. Террористы существовали и успешно действовали в дореволюционной России (народовольцы против Александра II), во время и довольно долгое время после революции (правительство против «неудобных» представителей собственного народа).

Фото: в каждом из нас террорист — интересные факты

«В СССР террора нет»

После Второй мировой наступило некоторое затишье. Если где-то взрывали посольство, убивали президентов или угоняли самолёт, то — не у нас, и никогда у нас такого не будет.
Во всяком случае, так считалось вплоть до 22 января 1969 года, когда младшим лейтенантом Советской армии Виктором Ильиным был обстрелян кортеж с генсеком Брежневым.
Это событие было настолько дико и непривычно, так дисгармонировало с концепцией жизни в СССР, что террориста даже не расстреляли и не посадили в тюрьму, а запихнули в «психушку», откуда он и вышел «на больничный» через 20 лет.
В 1988 году иркутский музыкальный ансамбль «Семь Симеонов» захватил самолёт, желая покинуть территорию СССР. Когда большая часть террористов была уничтожена, а малая часть взята в плен, народ потребовал самых жестоких мер по отношению к неудавшимся угонщикам. Бессмысленная гибель пассажиров авиарейса произвела гнетущее впечатление на всех. Это событие выпадало из привычной советской жизни, и люди искренне считали: если пресечь подобное раз и навсегда, то более оно не повторится.
Однако повторилось, и неоднократно. Угоны самолётов (как у нас, так и за границей) последовали чередой. И хотя мотивы угонщиков могли отличаться, попытки осуществления их требований и амбиций можно назвать одним словом — терроризм.
Здесь надо заметить, что о покушении на Брежнева стало широко известно лишь через 20 лет. Попытку угона самолёта скрыть не удалось, сведения, пусть и скудные, просочились в СМИ и вызвали соответствующую реакцию.

Борцы за «идею»

Если проследить развитие такого явления как терроризм за последнюю пару десятков лет, то можно прийти к очень печальному выводу: дальше будет ещё хуже. Доморощенные «идейные» террористы с самодельными бомбами в карманах пальто давно ушли в прошлое. Сейчас «идейные» сидят на своих шикарных виллах, а действуют и погибают исполнители — «шестёрки» со сдвинутыми мозгами, щедро снабжаемые всеми самыми смертоносными изобретениями цивилизации. И этих «шестёрок» (как и убийственных «игрушек») становится все больше. А «идейные», в свою очередь, организовываются, учатся, ищут и находят соратников, готовят исполнителей, тщательно разрабатывают свои планы, зачастую обладают реальной властью и огромными деньгами, на которые вовсю покупаются и продаются нужные люди и самое современное оружие.
Откуда берутся пресловутые «шестёрки»? Бытует мнение, что непосредственных исполнителей просто накачивают наркотиками. Это не совсем так. Как ни печально, но потенциальных террористов в нашей среде гораздо больше, чем наркоманов.
Кто замыкает провода?
Террористов-смертников можно разделить на несколько типов.
Экзисгенциэлы. Это люди, желающие пожертвовать своей жизнью ради великой цели и ощутить при этом свою уникальность. Люди, предпочитающие бытовому прозябанию существование между жизнью и смертью. Достаточно такому человеку попасть в лапы к «идейному» террористу, способному внушать нужные ему «великие» цели, и через некоторое время смертник будет готов к использованию.
Психопаты. Тут все просто. Агрессивному, поражённому вдобавок манией величия индивидууму достаточно лишь пообещать посмертную славу и счастливую загробную жизнь. После чего им можно манипулировать на любом уровне.
Суицидники. Люди, страдающие глубокой депрессией, в результате чего у них отсутствуют ценности и смысл жизни, а потому просто желающие покончить с собой. Организаторам теракта остаётся только убедить их совместить «приятное» с «полезным».
Инфантилы. Наиболее недалёкие, часто безграмотные люди, неспособные ни к чему в реальной жизни, но искренне верящие (не без помощи идейных руководителей), что на том свете получат все и задаром. Стоит только замкнуть провода…
Не так давно психологи начали изучать феномен так называемых терро-ристов-солидарников. «Мой друг (или родственник) уже ушёл в рай, и я должен последовать за ним — меня там ждут».
Эксплуатируемые. Эти люди обычно даже не сознают, что становятся смертниками. Их просто просят «отнести чемодан и вернуться обратно», но в нужный момент «оператор» нажимает на кнопку…
И всё-таки террористы-зомби — самый распространённый тип смертников. Будущего исполнителя накачивают наркотиками, причём он этого иногда даже не замечает (психотропные вещества добавляются в еду и питьё). В результате у террориста-смертника развивается сильная депрессия, позволяющая закачивать в его сознание информацию о враге, который якобы является причиной всех страданий данной жертвы. Чаще всего зомби становятся женщины, так как деградация, вызванная наркотиками, у них начинается быстрее, чем у мужчин.

Общество на крови

Мы все прекрасно понимаем, что терроризм — не способ решения проблем. Терроризм — это болезнь человечества. Истребив человечество (если вдруг не удастся победить эту болезнь), организаторы терактов и сами исчезнут с лица Земли.
Ведь террористы утверждают, что они борются… За что? За создание нового общества? Но история учит, что новое общество, если оно построено на крови старого, будет всегда хуже и страшнее предыдущего. Чисто гипотетически предположим, что кому-либо из лидеров террористов удалось своими методами свергнуть правительство (неважно какой страны) и захватить власть в свои руки. Что произойдёт? У руля окажется человек, с младых ногтей привыкший решать все проблемы с помощью автомата и взрывчатки. Даже люди с небогатой фантазией легко себе вообразят, что будет представлять собой подобное общество и каково в нём жить…
Организаторы терактов считают так: «Мы убиваем мирных жителей какой-либо страны, чтобы вынудить правительство этой страны выполнять наши требования. Мирным людям в конце концов надоест эта бойня, и они сами потребуют у правительства выполнения наших требований. Либо предпримут попытки сменить правительство. Таким образом, мы, пусть и актами насилия, но получим поддержку со стороны масс».
Это вряд ли. «Стокгольмский синдром» возникает (и то не всегда и ненадолго) только в среде заложников. Мирные жители, ставшие свидетелями очередного теракта, никогда не поддержат террористов и не скажут про них — бедные, мол, ребята, потому что, возможно, именно сейчас под дулами автоматов этих «бедных ребят» находятся их близкие…

«А вы видели?…»

О неприглядной роли любопытной толпы писал ещё о’Генри. И крайне некрасиво выглядят на фоне любого страшного события люди с мобильными камерами в руках. Заснять крупным планом все кровавые подробности и выложить в Интернете — зачем? Чтобы подтвердить собственный статус: «А я там был»?
Прекрасно, когда кто-то пытается помочь пострадавшим, а кто-то, трезво оценивая свои возможности, уходит прочь, чтобы не мешать спецслужбам. Но когда некто просто стоит, разинув рот, и снимает всё это на свой мобильник — нет более отвратительного зрелища.

Журнал: Тайны 20-го века №19, май 2010 года
Рубрика: Кошмар наших дней
Автор: Константин Карелов





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —