Символика нацистского искусства

То, что Гитлер и бонзы Третьего рейха были буквально помешаны на оккультизме и эзотерических науках, ни для кого не секрет. Это нашло отражение и в германской культуре 30-40-х годов прошлого столетия. Ей предстояло служить «новым идеям», а прежнее искусство объявили «вырожденческим»…

Sorry, you have not enough rights to view this image.

Большой костёр

В мае 1933 года были проведены акции публичного сожжения книг на площадях университетских городов Германии. С марта 1933-го во всех округах с целью идеологической дискредитации организовывались экспозиции «дегенеративного искусства», состоящие из работ, конфискованных из музеев и частных собраний. В Мангейме прошла выставка «Большевизм в культуре», в Нюрнберге — «Камера ужасов в искусстве», в Дрездене — «Искусство на службе разложения» и другие. С июля 1937 года по июль 1939-го в Мюнхене работала передвижная выставка «Дайте нам четыре года сроку», которую за два года посетило около двух миллионов человек. Более двадцати тысяч «вырожденческих» работ были заключены в спецхранилищах или проданы с аукционов. В 1938 году 4289 произведений изобразительного искусства сожгли во дворе главной пожарной команды в Берлине.
По-видимому, все эти события впоследствии и послужили основой для сюжета знаменитого романа американского фантаста Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту», в котором пожарники жгут запрещённые книги. Автор написал его в 1953 году, когда зарево германских пожаров ещё было живо в памяти. Писатель предупреждал: это может повториться снова.
«Неблагонадёжные» художники и скульпторы, не разделявшие политическую линию НСДАП (Национал-социалистическая немецкая рабочая партия), подвергались критике, их лишали работы и возможности демонстрировать своё искусство публике. Исключение составляли лишь вышеупомянутые идеологические акции…

Храмы для фюрера

Одновременно насаждалось альтернативное «арийское» искусство. В 1934 году на VI съезде партии в Нюрнберге была принята «Культурная программа НСДАП». В ней говорилось: «Так как мы думаем о вечности империи, произведения искусства тоже должны стать вечными; они должны, так сказать, удовлетворять не только величием своей концепции, но и ясностью плана, гармонией своих соотношений. Эти сильные произведения станут также возвышенным оправданием политической силы немецкой нации».
Прежде всего это касалось архитектуры. Личным архитектором Гитлера Альбертом Шпеером был разработан проект «нового Берлина», который предполагалось реализовать к 1950 году. Согласно ему, на центральной оси столицы должны были размещаться здания двух вокзалов, ратуши, солдатского дворца, оперного театра и канцелярии рейха. Народный дом — главное здание рейха — собирались оснастить куполом 300-метрового диаметра и оборудовать в нём зал вместимостью 150-180 тысяч человек. Здесь планировались ежегодные встречи фюрера с народом. Огромному куполу предстояло символизировать крышу над «центром мира» (Берлином).
Существовал также план «Большого кольца», которое должно было охватывать территорию от Норвегии до Африки и от Атлантического океана до СССР. По его окружности планировалось возвести множество высотных сооружений, напоминающих храмы и мавзолеи. Эти проекты демонстрировались на архитектурных выставках, проходивших в Мюнхене в 1938-1939 годах.
Вот выдержка из речи Гитлера, произнесённой им в 1939 году: «Со времён средневековых храмов мы впервые снова ставим перед художниками величественные и смелые задачи. Никаких «родных местечек», никаких камерных строений, но именно величественнейшее из того, что мы имели со времён Египта и Вавилона. Мы создаём священные сооружения как знаковые символы новой высокой культуры. Я должен начать с них. Ими я запечатлею неиссякаемую духовную печать моего народа и моего времени».

Культ «сверхчеловека»

Скульптуре в Третьем рейхе отводилась аллегорическая роль: ей предстояло стать ещё одним символом, подчёркивавшим мощь нацистской державы. Во внутреннем дворе новой канцелярии в Берлине были установлены трёхметровые статуи, олицетворявшие партию и вермахт. Колоссальные скульптурные группы конников и атлетов украшали Мартовское поле в Нюрнберге и Олимпийский стадион в Берлине. Мемориалы, изображавшие стоящих или коленопреклоненных воинов атлетического телосложения с мечами, воздвигались в память о жертвах Первой мировой войны.
Ведущим скульптором рейха стал Арно Брекер — фюреру нравилось, как он воспевал арийское могущество. Именно Брекер ввёл в нацистскую скульптуру образ «сверхчеловека» — обнажённого атлета с идеальными пропорциями, рельефными мускулами и «арийскими» чертами лица, рост которого составлял от двух до шести метров.

Валгалла для павших арийцев

В искусстве эпохи нацизма широко использовалась мифологическая символика. Например, фондом СС «Аненербе» («Наследие предков») одним из главных арийских символов был объявлен двусторонний молот Мьёльнир, принадлежавший скандинавскому богу Тору. У викингов Мьельнир являлся символом силы и воинским защитным амулетом. В Тевтобургском лесу воздвигли статую Арминия (Германа), вождя племени херусков (предков нынешних германцев), освободившего свой народ от римского ига. Кроме того, по инициативе «Аненербе» воспроизводились и распространялись некоторые древнегерманские украшения.
Достаточно широко была распространена в нацистском искусстве тема викингов (германцы считали их родственным народом), а также немецких рыцарей.
Их образы использовались на пропагандистских плакатах наряду с военной символикой тех лет: марширующими солдатами рейха, вооружёнными воинами, самолётами…
Часто изображали прусского императора Фридриха II (Фридриха Великого), так как его очень чтил фюрер, считая примером для подражания. Бюсты Фридриха Великого можно было увидеть в кабинетах партийных бонз.
Одна из самых распространённых тем нацистов — «жертвенная». Слово «жертва» (opfer) было одним из самых любимых понятий, употребляемых Гитлером. Плакаты с изображением погибших штурмовиков призывали к мести за ушедших товарищей. Здесь просматривался и мотив Валгаллы: на языке древних германцев walhall означает буквально «дворец павших». В германо-скандинавской мифологии так зовётся небесный чертог в городе богов Асгарде, где обитают души павших в бою воинов — эйнхериев. Валгаллой правит верховный бог древних скандинавов Один. Согласно мифам, Валгалла представляет собой гигантский зал, крыша которого изготовлена из позолоченных щитов, подпираемых копьями, в нём 540 дверей.
Каждое утро эйнхерии облачаются в доспехи и сражаются друг с другом, а затем садятся пировать за общий стол. Они едят мясо бессмертного вепря Сехримнира, которого забивают каждый день и который каждый день воскресает, и пьют мёд, который даёт вместо молока коза Хейдрун, жующая листья Мирового дерева Иггдрасиль. По ночам же воинов ублажают прекрасные девы. Однажды, как утверждают Старшая Эдда и Младшая Эдда (своды скандинавских мифов), откроются двери Валгаллы, и через каждую по зову бога Хеймдалля, трубящего в рог Гьяллархорн, выйдут 800 воинов, чтобы отправиться на последнюю битву Рагнарёк, которая когда-то была предсказана мёртвой провидицей (вельвой).
Между прочим, некоторые раннехристианские богословы считали, что Валгалла по сути своей есть преисподняя… Может быть, они были не так уж далеки от истины, учитывая особое отношение к скандинавскому фольклору нацистов, уничтожающих целые народы в борьбе за превосходство «арийской расы»?
Любопытно, что сам Гитлер любил рисовать пейзажи и натюрморты, а вовсе не монументальные портреты или сюжеты из мифологии. И картины его были весьма недурны — в противовес общепринятому мнению, что фюрер — бездарь в живописи… Талант его как художника подтверждают и современные эксперты. Кто знает, быть может, пройди Адольф Гитлер в своё время по конкурсу в Венскую академию художеств, куда он так стремился, судьба Германии сложилась бы иначе. Хотя, скорее всего, тогда его место занял бы кто-то другой.

Журнал: Тайны 20-го века №45, ноябрь 2012 года
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Мария Подолецкая






Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —