Эрик де Бишоп

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В 1939 году французский писатель Франсуа де Пьерфе издал книгу о приключениях знаменитого путешественника барона Эрика де Бишопа, фактически предсказав судьбу своего героя.

Фото: Эрик де Бишоп — интересные факты
В частности, Пьерфе писал: «Путеводная звезда Эрика мерцает над Маркизскими островами. С ранних юношеских лет ему было известно, что настоящее его место там и что в один прекрасный день судьба приведёт его туда, как это предсказывали норны (богини судьбы в скандинавской мифологии, — прим. автора). Но, прежде чем наступит этот далёкий день, с ним произойдут всевозможные странные приключения в разных краях земного шара, далеко от того места, где 10-я параллель пересекает 140-й меридиан и где окончательно решится его судьба». Книга вышла в свет за 19 лет до гибели Эрика де Бишопа…

Везунчик

Эрик родился в 1891 году в городке Эр-сюр-ля-Ли на севере Франции. Его родители, фламандские аристократы, хотели, чтобы сын стал священником, и отдали его в духовную семинарию. Но в 14 лет Эрик убежал от отцов-иезуитов и нанялся юнгой на парусник, на котором обошёл знаменитый своими штормами мыс Горн. Вернувшегося беглеца родители отправили в мореходное училище, чтобы он получил образование океанографа.
С началом Первой мировой войны Бишоп записался в армию добровольцем. В 24 года он уже командовал тральщиком, вскоре торпедированным немецкой подводной лодкой. Эрика, который до конца своих дней так и не научился плавать, спасло французское патрульное судно.
Темперамент и жажда приключений привели барона в морскую авиацию. Однажды у его самолёта отказал мотор, и машина упала в Средиземное море. Эрику вновь фантастически повезло — его спасли, хотя он и находился в бессознательном состоянии, и доставили в госпиталь.
После войны Бишоп женился и занялся вполне мирным делом — он выращивал цветы на французской Ривьере. Но затем внезапно бросил все и уплыл в охваченный гражданской войной Китай, где стал личным консультантом одного из китайских генералов.
Эрик много путешествовал и в этих своих скитаниях очень полюбил Полинезию. После очередных приключений барон всегда возвращался на острова Океании, чтобы, отдохнув и набравшись сил, вновь бросить вызов судьбе и отправиться в следующее странствие. А они становились все более рискованными и увлекательными. Бишоп плавал по океанам, на двойном каноэ «Каими-лоа» прошёл от Гонолулу до Франции вокруг мыса Доброй Надежды, работал французским консулом, топографом на островах Табуаи, написал научную книгу о навигации полинезийцев.
В 1956 году Эрик решил осуществить плавание на плоту из Полинезии в Южную Америку и обратно, чтобы доказать — именно полинезийцы первыми стали пересекать океан, а вовсе не жители континента. Эта теория полностью противоречила теории знаменитого норвежского учёного Тура Хейердала.

Невероятное путешествие

Редкие смельчаки бросают вызов океану, отправляясь в плавание на утлых судёнышках, тем более если это судёнышко — плот. В порту острова Таити, на территории морской базы, для Бишопа соорудили бамбуковый плот 13,5x4,8 м: две мачты в виде буквы «А», сделанные из эвкалиптовых стволов, три паруса в 50 квадратных метров, система килей для управления плавсредством, домик три на пять метров. Все было прочным и отделанным в полинезийском стиле. Вскоре, с соблюдением ритуальных процедур состоялось торжественное крещение плота, которому дали имя «Таити-Нуи». Возвращавшийся с археологических раскопок на острове Пасхи Тур Хейердал осмотрел плот и сказал, что «ни за какие блага не доверил бы жизнь такой посудине».
Но Бишоп успокоил экипаж, утвердившись в ещё большей решимости «сплавать туда и обратно».
8 октября под овации толпы военный корабль вывел плот в океан. На нём было пять человек дружного экипажа, смело смотревшего в будущее.
Ветра и течения Тихого океана создавали путешественникам почти непреодолимые препятствия. То штиль, то ураганы мешали плыть в выбранном направлении. Плот передвигался зигзагами, делал петли, его сносило назад. Шло время, плавсредство намокло и стало оседать, таяли запасы продовольствия и воды. Последнее особенно тревожило охотников за приключениями. Дневной рацион — один литр жидкости «на душу населения». Но Бишоп заявил: «Почему вам так не хватает веры, разве вы не знаете, что она способна творить чудеса? Выставляйте на палубу все кастрюли и бутылки». Вряд ли можно было бы ожидать, что в ближайшее время случится дождь, ведь над головой — чистая лазурь небес, но в ту же ночь прошла мощная гроза, надолго обеспечившая экипаж водой.
9 мая начался шторм. На беспомощный плот обрушились высокие волны и трепали его, ломая кили, обрывая паруса. Под завывание холодного ветра экипаж доедал последние сухари. На 195 сутки плавания путешественников увидели с чилийского крейсера «Бак-ведано». Поднявшись на борт корабля, экипаж «Таити-Нуи» с печалью смотрел, как плот медленно погружается в пучину. От него им остался на память только деревянный тотем — голова полинезийского божка.
Через два дня в порту Вальпараисо (Чили) отважных мореходов встречали толпы людей, военный оркестр играл «Марсельезу».
Но Бишоп не собирался почивать на лаврах. Он мечтал повторить плавание. Однако на строительство нового плота и возвращение на нём в Полинезию были нужны деньги. Бишоп надеялся получить их, написав книгу о своих приключениях, но врачи обнаружили у него двухстороннее воспаление лёгких и уложили в больницу.

Знаете ли вы что…

С XVI века мореплаватели порой брали с собой в плавание гигантских черепах. Так как эти животные могут долгие месяцы обходиться без пищи, их использовали в качестве «живых консервов» — убивали по мере надобности.

«Таити-Нуи II»

Выздоровев, Бишоп книгу всё-таки написал. На вырученные деньги в начале 1958 года в порту Конститусьон (Чили) построили плот «Таити-Нуи II» — теперь уже из кипарисовых брёвен. На его корме укрепили полинезийского божка с первого плота. Из старого экипажа остались только Ален Брен и Хуа-нито Буэгуэньо, поэтому Бишоп принял в команду океанолога, француза Жана Пелиссье и немецкого инженера Ганса Фишера. Чтобы проверить «Таити-Нуи II», на нём совершили 40-дневный вояж в 1600 миль вдоль побережья Чили — из Конститусьона в Кальяо. Там добавили плоту ещё 12 брёвен и 10 алюминиевых резервуаров для увеличения плавучести, пополнили запасы продовольствия и снаряжения. Отбуксированный 13 апреля на 30 миль от берега, «Таити-Нуи II» был подхвачен течением Гумбольдта и двинулся к Полинезии. С попутным ветром, держась чуть ниже экватора, плот проходил в сутки по 30 миль.
Начало путешествия баловало чудесной погодой, и новички Жан и Ганс недоверчиво слушали рассказы о тяготах первого плавания. Плот миновал Галапагосские острова и за 45 дней прошёл две с половиной тысячи миль. Попивая после обеда вино на 50-й день плавания, члены экипажа не знали, что их спокойствию приходит конец. Начались сильнейшие штормы с катящимися на плот водяными горами и бешеными ветрами. Терпящий бедствие, полуразвалившийся плот на 80-й день прошёл в 35 милях севернее Маркизских островов, над которыми, как писал де Пьер-фе, сияла путеводная звезда Бишопа. Здесь, как и предсказывалось в книге, судьба героя решилась окончательно.

Трагический финал

Наступил тяжелейший период плавания. Ситуация была настолько серьёзной, что ставкой в рискованном состязании с природой оказалась сама жизнь. Резко ухудшилось здоровье Бишопа, и он передал командование Бре-ну. У измученных людей не осталось никаких средств к спасению. Последний шанс дал экипажу больной капитан, предложив построить малый плот, что и было сделано с огромным трудом. 14 августа на «Таити-Нуи III» установили мачты, закрепили киль, переправили туда совсем обессилившего Эрика и забрали свой тотем. Подняли парус, и новичок двинулся в путь. Снова двое суток штормило, и в любой момент мог наступить конец. Оставалась одна надежда — что небо сжалится над теми, кто плыл на плоту. И вот их молитвы были услышаны — «Таити-Нуи III» всё-таки приблизился к атоллу Ракаханга (атолл Александра). Это случилось ночью. К счастью, светила луна, и в белой полосе прибоя можно было найти проход в рифах. Жан и Ганс подняли Эрика, и он обнял их. На его лице Ален увидел улыбку. И… всё свершилось за несколько секунд. Плот налетел на риф и опрокинулся, все оказались в воде. Вынырнув, члены экипажа с большим трудом удерживали над поверхностью голову потерявшего сознание Бишопа. Большие волны протащили перевёрнутый плот над рифами и выбросили его на берег. Капитана вынесли на сушу и стали делать ему искусственное дыхание в отчаянной попытке вернуть к жизни. К рассвету все поняли, что Эрик мёртв. Так через 19 лет сбылось пророчество де Пьерфе.
В официальном заключении значилось, что смерть Бишопа наступила в результате травмы затылочной части головы и перелома шейных позвонков в момент опрокидывания плота.
…Гостеприимные полинезийцы, населяющие атолл Ракаханга, позаботились о потерпевших кораблекрушение. Местные жители также нашли металлический резервуар с картами, бортовым журналом, записями и киноплёнками экспедиции. А впоследствии в Гонолулу был открыт теперь всемирно известный музей Бишопа.

Журнал: Тайны 20-го века №30, июль 2011 года
Рубрика: Путешествия и приключения
Автор: Валерий Кукаренко

Метки: биография, Франция, писатель, путешествие, Тайны 20 века, гибель, Полинезия, Бишоп, этнография




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.