Георгий Седов — жизнь отданная Арктике

Весной 1912 года лейтенант Георгий Седов подал начальнику Главного гидрографического управления генералу А.И. Вилькицкому рапорт с планом похода к Северному полюсу. «В этом состязании, — писал Седов, — участвовали почти все страны света и только не было русских. Мы пойдём в этом году и докажем всему миру, что и русские способны на этот подвиг».

Фото: Георгий Седов — биография, интересные факты

Трудные дни

План Седова состоял в следующем. В середине июля 1912 года экспедиция выйдет из Архангельска к Земле Франца-Иосифа — самой северной группе островов — и там остановится на зимовку. Переждав полярную ночь, с первыми лучами солнца небольшая группа выступит к полюсу на собаках.
Ни морское командование, ни правительство не поддержали Седова. Ему пришлось снаряжать экспедицию на частные пожертвования. Непомерно высокая цена не позволила энтузиасту купить подходящее судно у архангельских промышленников.
В июне шкипер В.Е. Дикин предложил Седову зафрахтовать его пароход «Святой мученик Фока». Со своей командой шкипер брался доставить экспедицию на Землю Франца-Иосифа.
«Фока» — деревянный двухмачтовый пароход — пережил долгую историю. Он был построен в Норвегии в 1870 году для промысла в Ледовитом океане. Почти тридцать лет пароход плавал под названием «Гейзер», пока в 1898 году не был продан в Россию и переименован. Судно строилось прочным, в расчёте на арктические льды.
Приближался день отплытия. «Фоку» загрузили провизией на три года, а так же брёвнами и досками для построек, которые планировалось возвести на месте зимовки. На палубе громоздились ящики с припасами и клетки для собак. Угля перегруженное судно могло взять не более 100 тонн.
Последние дни перед отплытием были самыми трудными. Почти накануне отхода владелец судна Дикин отказался идти в плавание. Вместе с ним с корабля ушла и часть команды. Возмущённый Седов в течении суток набрал без особого отбора новых людей. Удивительно ли, что некоторые из них явились на корабль в пиджаках за час до отплытия?

Первые испытания

Участник экспедиции, художник Николай Пинегин вспоминал: «Никогда мы не ощущали так сильно косности и тупого, непроходимого бюрократизма, как в дни перед уходом экспедиции. Все было против нас». 27 августа (по новому стилю) 1912 года — Фока» отошёл от Соборной пристани Архангельска. Торопливо, плохо организованная экспедиция отправилась в тяжёлое, далёкое плавание.
В Баренцевом море «Фоку» встретил шторм. Тихоходному судну трудно было бороться с ветром. 9 сентября потрёпанный штормом пароход вошёл в Крестовую губу на Новой Земле. На «Фоке» не было радио, хотя оно в то время на судах применялось. Седов не мог позволить себе такую роскошь. Покидая колонию в Крестовой губе, экспедиция надолго теряла связь с миром.
1912 год выдался в Арктике необыкновенно жестоким. Уже двадцать лет в северных морях не видели таких тяжёлых льдов!
К тому же «Фока» вышел в плавание слишком поздно. Рискуя вмёрзнуть в дрейфующий лёд. Седов всё же попытался пробиться к Земле Франца-Иосифа, ведя судно по узким каналам.
«Мы «Фокой» восхищаемся, — писал в своём дневнике Н.В. Пинегин, — вот настоящее ледовое судно! Удары об лёд с полного хода для него — пустяки». Но преодолеть ледяные поля не удалось. Описав во льдах огромную петлю, «Фока» возвратился к Новой Земле. В эти дни он ещё раз показал свою прочность, когда у полуострова Панкратьева сел на мель. Начался шторм, огромные льдины били в борта корабля. «Нам казалось тогда, — вспоминал Пинегин, — что другое судно, построенное не столь прочно, выдержало бы не больше десятка ударов подобной силы».

В бухте Тихой

Очередной удар льдов столкнул «Фоку» с мели, но вскоре они опять остановили пароход. Началась зимовка. Она продолжалась 352 дня! Но даже когда наступило полярное лето, льды долго не отпускали «Фоку». Только в начале сентября 1913 года ветер взломал в бухте лёд, судно вырвалось из плена и с мизерным запасом угля двинулось на север.
«Наш «Фока» бьётся из последних паров, — вспоминал Пинегин, — коптя последним мелким углём». Уголь быстро иссяк. В топку полетели доски, обрубки канатов, смоченные машинным маслом, сало медведей и нерп, смешанное с золой.
13 сентября показалась наконец Земля Франца-Иосифа. «Фока» приближался к долгожданной цели. Прошла ещё одна неделя, и в безымянной бухте острова Гукера экспедиция остановилась на вторую зимовку. Бухту назвали Тихой.
Эта зимовка была куда тяжелее первой. Печи изредка топили обломками ящиков и салом. Жилые помещения на судне оледенели. Однообразное питание вызвало цингу. Даже Седов, прежде очень крепкий человек, серьёзно заболел.
Что было потом, хорошо известно. Весной следующего, 1914 года Георгий Седов с двумя матросами Линником и Пустошным вышел к полюсу. Спустя месяц спутники Седова возвратились. По их словам. Седов, обессиленный болезнью, скончался на пути к полюсу.

К родным берегам

Близилось лето. Экспедиция стала готовиться к возвращению домой. Распилили на дрова часть одной из мачт. В угольные ямы сложили все, что могло гореть. В конце июля вокруг «Фоки» заплескалась вода. Вдоль знакомых берегов экспедиция взяла курс на юг.
А запасы угля таяли на глазах. Из машинного отделения неслось: «Топлива! Давление падает!» На судне треск: ломают перегородки кают, рубят шкафы и койки. На топливо идут запасные паруса и снасти. Скопления льдов то и дело останавливают «Фоку». Не верилось, что когда-нибудь удастся достичь свободной воды. К тому же судно имело угрожающую течь, и команде почти непрерывно приходилось работать ручными помпами.
На двадцатый день плавания льды остались позади. Теперь уже беспрепятственно на четырёх парусах «Фока» поплыл к родным берегам. Днём 6 сентября 1914 года он пришёл в Архангельск и встал у той самой пристани, откуда почти ровно два года назад начал свой трагический поход.
Комиссия порта, осмотрев «Фоку», пришла к выводу, что изувеченному судну грозит утопление и его необходимо как можно скорее ввести в док для ремонта. Но никто не торопился спасать «Фоку». Целых два месяца полуразрушенное судно служило пристанищем для его команды. Жалованье матросам было выплачено после долгих споров и разбирательств.
Судьба судна сложилась печально. Финансовые дела вокруг «Фоки» настолько запутались, что он, по существу, остался без хозяина. Никому не было до него дела. Стоя у стенки пристани, он всё глубже погружался в воды Северной Двины.

Гибель «Фоки»

Пока шли разговоры и переписка о том, что же делать с гибнущим судном, оно затонуло. И тут власти вдруг забеспокоились. В порт стали приходить строгие указания любым способом освободить пристань от затонувшего судна.
«У «Фоки», — писала газета «Архангельск», — раньше было много друзей. Его хвалили, о нём кричали. Но прошли золотые денечку От «Фоки» отказались даже законные его обладатели. Мало того, у него появились враги не хуже немцев. Под «Фоку» решено подвести мины и взорвать!». До этого, правда, дело не дошло. Портовое управление распорядилось откачать воду и поднять «Фоку».
На буксире его повели в док. Но, видно, такая уж злосчастная судьба была у этого многострадального судна. На пути в док оно со всего хода прочно село на мель. Попытки снять судно с мели ни к чему не привели. Так и осталось оно там, отданное во власть реки.
В конце концов течение унесло «Фоку» в Кузнечиху — один из рукавов Северной Двины — и выбросило его на песчаный берег острова Шилова. Здесь судно и погибло. Его корпус местные жители распилили и разобрали на дрова, а остатки занесло песком.
Прошли десятилетия. Перед войной на месте гибели «Фоки» были проведены раскопки. В них принял участие бывший матрос «Фоки» A.M. Пустошный, тот самый, что шёл с Седовым к полюсу. Потом это место ещё не раз привлекало к себе внимание историков и музейных работников. Найденные металлические и деревянные части корпуса судна стали экспонатами Музея Арктики и Антарктики в Петербурге и Областного краеведческого музея в Архангельске.

Журнал: Тайны 20-го века №30, июль 2009 года
Рубрика: Первопроходцы
Автор: Геннадий Черненко

Метки: Тайны 20 века, смерть, корабль, полюс, Арктика, север, пароход, исследование, зимовка, Седов



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —