В XVI веке из Испании в Южную Америку один за другим отправлялись завоеватели-конкистадоры и золотоискатели. Гонсало Хименес де Кесада не хотел быть ни тем ни другим. Тем не менее именно он первым отправился на поиски Эльдорадо — «золотого города».

Хименес де Кесада - поиски золотой страны Элбдорадо

Гонсало Хименес де Кесада: Первый искатель мифического Эльдорадо

Судья-командор

Гонсало Хименес де Кесада родился в 1509 году в Гранаде, в семье богатого торговца тканями. Отец не пожалел денег, чтобы его старший сын окончил Университет Саламанки — один из самых престижных в то время. Диплом правоведа позволил занять место в королевском суде Гранады, и вскоре преуспевающего 26-летнего молодого человека ожидало повышение на судейском поприще. Но случилась беда: на отца подали иск о недоброкачественном товаре, и он проиграл дело в суде. Справедливости ради заметим, что купец действительно решил сэкономить на красках для тканей. В результате ему пришлось выплатить истцам сумму, поставившую его на грань разорения.
Где взять деньги, чтобы семья смогла вновь держаться на плаву? Выход был один: сыновьям отправиться в Новый Свет, где Испания активно осваивала территории. Благо в очередной экспедиции оказалась вакантной должность судьи, как раз для старшего сына — Гонсало. Нашлось место в команде и двум его младшим братьям.
Однако не успели корабли отправиться в путь, как неожиданно умер командор экспедиции. Возглавить её предложили де Кесаде. Почти сразу по прибытии в Санта-Марту на северо-западе Колумбии он получил ещё одно предложение, на сей раз от губернатора Педро Фернандеса де Луго. Тот снарядил отряд для поиска «золотого города»—Эльдорадо. Во главе собирался поставить своего сына Алонсо, но того не прельщала полная опасностей дорога в верховья реки Магдалены — именно там, как утверждали местные индейцы, и находится Эльдорадо. Губернаторский сынок, прихватив отцовские деньги, сбежал в Испанию…
Де Кесада согласился — появился шанс прилично заработать и помочь отцу.

Бунт

В путь выступили 5 апреля 1536 года. Де Кесада разделил отряд: вверх по Магдалене отправил груз на судах с небольшой охраной, а сам двинулся по берегу. С ним почти 500 человек: более 50 всадников-дворян, несколько сотен пеших солдат и индейцы с обозом. Поход стал для испанцев настоящим кошмаром: труднопроходимая чаща, змеи и хищники, невыносимая жара, тропическая лихорадка…
Тем не менее по сухопутью в назначенное место встречи отряд прибыл на два месяца раньше «речников». Тут бы двинуться дальше, так как провизия была на исходе, но наступил сезон дождей: почти три месяца с неба лил сплошной поток воды. Начался голод, а следом и бунт, который де Кесаде удалось подавить не силой, а логикой: возвращаться обратно в Санта-Марту значило обречь всех на смерть: людям попросту не хватит сил. Но что ожидает впереди? Не будет ли это дорога в никуда? Индейцы подсказать не могли: они дальше этих мест не добирались. Уже на второй день путь отряду преградила бурная река Опон. Заболевших пришлось оставить: из 500 человек с де Кесадой отправились чуть более 150.

Потомки Бачуэ

Через несколько дней отряд вышел на обширное плато между гор с обработанными полями, выложенными камнем дорогами и добротными домами. Это были земли индейцев чибча-муиски. Нет, это ещё не Эльдорадо, но золото здесь присутствовало: его пластины блестели на крышах храмов, а аборигены носили богатые украшения.
Индейцы встретили пришельцев дружелюбно и охотно меняли продовольствие и драгоценности на соль. Однако с их вождём Тискесусе договориться не получилось: несколько раз он нападал на незваных гостей, пока наконец испанская конница (лошади наводили ужас на индейцев) и огнестрельные аркебузы не разбили его плохо вооружённое войско.
Зато давний претендент на индейский трон — Гуатавита — встретил де Кесаду и его воинов, появившихся в его владениях в горах, с большим почётом и дорогими подарками. И неудивительно, ведь именно испанцы устранила его злейшего врага!
Более того, как дорогому гостю де Кесаде разрешили побывать в священном месте — на озере Гуатавита. Расположенное на горе в кратере вулкана, оно считалось обителью покровителей индейцев чибча-муиски.
По легенде, из вод этого озера вышла богиня Бачуэ вместе с мальчиком. Они обосновались в хижине на берегу и стали заниматься земледелием. Когда мальчик вырос, то взял Бачуэ в жены — отсюда и пошёл род человеческий. Когда у них появились дети и внуки, богиня и её муж вернулись в озеро, превратившись в водяных змей, стерегущих земли индейцев.
Де Кесада даже стал свидетелем древнего ритуала вступления на трон Гуатавиты — его и назвали в честь священного озера. Новоиспечённого вождя раздели, обмазали липкой смесью и через трубки надули на него золотую пыль. Затем плот доставил его на середину озера, где он опустил в воду богатые дары: золотые изделия и драгоценные камни.

Вторая попытка

Осенью 1538 года уде Кесады неожиданно появились соперники: со стороны Венесуэлы к столице новых земель — Боготе — подошёл немец Николаус Федерман, а со стороны Эквадора — испанец Себастьян де Белалькасар. Дело едва не дошло до вооружённого выяснения отношений, и де Кесаде с трудом удалось склонить конкурентов к приемлемому решению: немедля отправиться в Испанию к королю Карлу I, чтобы тот разрешил спор.
Летом 1539 года в королевский дворец прибыли двое (Федерман был арестован за долги, едва сойдя на берег). Согласно указу Карла I, открытые земли в Колумбии и Эквадоре разделили на два управления: де Белалькасар был назначен губернатором провинции Каука со столицей в Попаяне, а де Кесада стал губернатором Новой Гранады со столицей в Боготе.
Де Кесада 30 лет вполне успешно управлял вверенной территорией, заслужив уважение у населения: исправно поставлял королю налоги, не притеснял жителей. Но мечта открыть настоящее Эльдорадо не покидала губернатора. Для этого он скопил солидный капитал и ещё занял изрядную сумму у зажиточных купцов Боготы. В 1569 году он объявил о новой экспедиции: 60-летний де Кесада взял с собой старую гвардию — несколько десятков уже пожилых, но крепких сподвижников — и лично отобрал остальных, доведя численность отряда до 500 человек.
Два года прошли в тяжелейших поисках, но «золотой город» найти им так и не удалось. Равно как и сделать какие-либо значимые открытия. Разве что де Кесада воочию убедился, сколь огромны болота в бассейне реки Ориноко. В итоге из-за болезней, нападений хищников и голода из экспедиции вернулись лишь 50 человек.
После возвращения Гонсало Хименес де Кесада прожил ещё 8 лет. За это время он написал несколько книг. До самой кончины в 1579 году он оставался должником у тех, кто ссудил его деньгами на вторую экспедицию. Умер этот некогда богатейший в Южной Америке человек в бедности. Однако грандиозный памятник себе испанец воздвиг ещё за 40 лет до смерти, заложив Боготу — столицу Колумбии: 7-миллионный город до сих пор чтит своего основателя. На территории Университета Росарио ему установлен величественный памятник, есть и проспект, носящий его имя. Бронзовый саркофаг с его останками находится в главном храме страны — кафедральном соборе Боготы: именно на этом месте в 1538 году впервые в присутствии де Кесады провели первую мессу по случаю основания города.

Ночная стража

С 1965 года озеро Гуатавита и прилегающая территория были объявлены национальным наследием Колумбии. Однако лучше всего радеют о сохранности индейских святынь сами чибча-муиски. Когда не так давно начали реализовывать проект прокладки железной дороги, проходящей близ озера, то всё шло благополучно, пока не добрались до Гуатавиты. Здесь работа застопорилась: днём рабочие укладывали рельсы и шпалы, а утром они с участка исчезали — их находили в десятках метров аккуратно разобранными. Это ночью славно трудились индейцы чибча-муиски. Привлечённая охрана оказалась бессильной. В итоге железнодорожники вынуждены были уступить и проложили путь так, чтобы дорога огибала озеро стороной.

Журнал: Ступени Оракула №9, ноябрь 2020 года
Рубрика: Остров сокровищ
Автор: Пётр Николаев

Метки: биография, страна, путешествие, Ступени Оракула, столица, золото, Южная Америка, Испания, Америка, конкистадоры, Эльдорадо, Колумбия, Кесада, Богота





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —