Никифор Бегичев: Полярный путешественник

Таймырские аборигены прозвали этого широкого в кости и высокого человека Улахан Анцыфер, то есть Большой Никифор. По-настоящему его звали Никифор Алексеевич Бегичев. Наряду с другими прославленными путешественниками конца XIX — начала XX века он очень много сделал для исследования Русского Севера. Недаром в заполярном посёлке Диксон поставили ему памятник — идёт Улахан Анцыфер сквозь снег и метель, идёт на помощь людям.

Фото: Никифор Бегичев — интересные факты

Как сложилась жизнь спасителя Верховного правителя России?

Никифор Бегичев родился в многодетной семье в волжском городке Царёв, недалеко от Астрахани. Никакого систематического образования он не получил, хотя шёл уже конец XIX века, был самоучкой. Но была у него мечта — стать моряком. С отрочества он работал в рыболовецкой артели вместе с отцом и старшими братьями, ходил с рыбаками на Каспий, великолепно управлял лодкой, но остаться на Волге, пусть она и большая река, и не повидать дальних земель не хотел. Ему снились морские просторы и корабли.

Душа путешественника

Так что, когда его призвали на военную службу в 1895 году, Никифор попросился на флот. Он был крепкий, сильный, умел отлично плавать и нырять, так что просьбу его удовлетворили. Но служить отправили не на Каспий и не на Чёрное море, а на самый север — в Кронштадт. Начав службу простым матросом, он за пять лет дослужился до унтер-офицерского звания боцманмата. Участвовал в плаваниях по Атлантическому, Тихому и Индийскому океанам, три раза ходил на Антильские острова и даже на «Герцоге Эдинбургском» обогнул весь земной шар. Начальство было очень довольно моряком Бегичевым.
Неудивительно, что в 1899 году, когда подбирали моряков для полярной экспедиции барона фон Толля, имя Бегичева было названо одним из первых. Выносливый, знающий, надёжный, Бегичев обладал всеми качествами, необходимыми для путешествия во льдах. Толль собирался на поиски легендарной Земли Санникова. Мало кому из рядового состава «Герцога Эдинбургского» хотелось плыть в полярные широты, но Бегичев вызвался добровольцем.

В поисках Земли Санникова

Земля Санникова в те годы манила к себе всех полярных исследователей. С тех пор, как в 1810 году о её существовании сообщил купец Яков Санников, который видел её якобы к северу от острова Котельный, на поиски этого мифического объекта отправлялась одна экспедиция за другой. Ведь сам император Александр III, выступая перед выпускниками Морского корпуса, объявил: «Кто откроет эту землю-невидимку, тому принадлежать и будет». Одним из рьяных искателей этой земли был и барон фон Толль. По его мнению, эта земля, привидевшаяся купцу в начале XIX века, была не чем иным, как легендарной Арктидой — таким же континентом, скрытом льдами в полярных водах, как и Антарктида на юге. Для доказательства своей гипотезы он теперь и собирал полярную экспедицию.
Летом 1900 года парусно-моторная шхуна «Заря» вышла из Петербурга и взяла курс на север. Шхуне предстояло пройти вдоль всего русского побережья на восток до Новосибирских островов, где искомая земля и находилась. На первую зимовку шхуна встала около острова Диксон. Во время короткой летней навигации экспедиция добралась до Новосибирских островов и встала на вторую зимовку, поскольку поиски ничего не дали. Теперь планировались санные маршруты по крепкому льду. Одна партия, под руководством Толля, должна была идти на остров Беннета. Вторая партия — на остров Новая Сибирь. Весной «Заря» смогла пробиться только к «новосибирцам», воды вблизи острова Беннета были скованы льдами, и шхуна туда так и не смогла пробиться. Так что экспедицию пришлось свернуть.
Следующая полярная экспедиция весной 1903 года была собрана для спасения группы Толля. Во главе этой спасательной экспедиции встал молодой лейтенант Александр Колчак — будущий адмирал и белый генерал. Поисковики нашли на островке Беннета записку Толля, что продовольствия осталось на 14 дней и он собирается со своими товарищами идти на юг, к Новой Сибири. С этими невеселыми известиями, означающими только гибель Толля, они и вернулись в Петербург. Бегичев получил от правительства Большую золотую медаль Российской академии наук.

Исследование Таймыра

Следующие пару лет Бегичев, как и большинство военных людей того времени, посвятил Русско-японской войне. Ему даже удалось совершить подвиг — прорваться из оккупированного Порт-Артура на миноносце «Бесшумный» в китайский порт Циндао. За что он получил Георгиевский крест.
Но в 1906 году он вернулся к полярным исследованиям. Теперь на очереди был почти не изученный Таймыр. Бегичеву удалось сдружиться с местными племенами, обойти и объездить весь полуостров, составить новые карты и открыть два острова в Хатангском заливе — Большой и Малый Бегичев. Правда, большой остров он посчитал полуостровом, но это детали. Ещё на «Заре» Бегичев научился систематизировать факты, описывать местность, вести дневник путешествия — все это он делал и на Таймыре. Во время путешествия он обнаружил месторождение угля с богатыми пластами, выходящими прямо на поверхность, и месторождение нефти. За эти открытия он удостоился второй Большой золотой медали.
На второй год Первой мировой войны Бегичев участвовал в спасении попавшей в ледяной плен экспедиции Вилькицкого, который искал на судах «Таймыр» и «Вайгач» путь через Северный Ледовитый океан из Владивостока в Архангельск. По собственной инициативе он организовал огромный санный поезд из тысячи оленей и двинулся с местными жителями к норвежцам, поддерживающим радиосвязь с экспедицией на своём судне «Эклипс». Оказалось, что льды отступили и Вилькицкому удалось прорваться. Тогда, чтобы многокилометровый переход не был напрасным, он «спас» с «Эклипса» 50 норвежцев. И хотя в Сибири говорили о подвиге Бегичева, правительство думало иначе. За своё усердие Никифор Алексеевич никакого возмещения не получил. И пришлось ему продавать все, что можно, чтобы расплатиться с аборигенами.

Советские времена

Новая власть относилась к Никифору Алексеевичу с пониманием. Он ведь университетов не кончал и происхождения был самого правильного. Так что в 1921 году его отправили искать Петера Тессема и Пауля Кнудсена — участников знаменитой экспедиции Руаля Амундсена, пропавших в районе мыса Челюскина ещё в 1919 году. Оба норвежца направлялись на Диксон, на радиостанцию, но там так и не появились. Экспедиция Бегичева проследила их путь: на мысе Вильда они нашли записку, что норвежцы двинулись в сторону Диксона, на мысе Приметном они нашли кострище с обгоревшими костями, показавшее, что один из полярников погиб и был сожжён, но останков второго так и не обнаружили. Спустя год ещё одну норвежскую стоянку нашли совершенно случайно геологи Урванцева, проводившие разведку месторождений угля недалеко от Диксона. Туда сразу же отправился Бегичев, который и разыскал тело Тессема. Норвежское правительство в знак благодарности наградило его золотыми часами.
Через несколько лет Бегичев решил построить по всему Таймыру сеть надёжных промысловых зимовок, для чего из шести промысловиков создал артель «Белый медведь». Однако даже первую зимовку им не удалось достроить до холодов. Отапливаться приходилось чем придётся, поскольку печь все ещё была не готова. Продукты стремительно кончались. Началась цинга. В апреле 1926 года Никифор Алексеевич слёг, одного участника этой экспедиции срочно послали на Диксон за продуктами — но путь был долгим и трудным. Когда 19 мая он, счастливый, вернулся с продовольствием, оказалось, что накануне Бегичев умер.

Детективная история

Многим этот русский богатырь казался, вероятно, бессмертным, потому что сразу поползли слухи, что Бегичева убили. Между членами артели согласия не было, все об этом знали. Бегичев ленивых и работающих только языком не терпел. Могли и убить. Потому, шептались, сразу и закопали. Но официальная версия гласила: смерть от болезни. В пятидесятые годы, когда снова возник интерес к Бегичеву, появилась даже версия, что тут руку приложил некий «белогвардеец», «колчаковский офицер». Почему «колчаковский» — непонятно, молодой Колчак вполне уважительно относился к своему спутнику. А тот даже спас Колчака от неминуемой смерти, вытащив его из полыньи. Но слухи не утихали.
И в 1958 году на могилу Бегичева на берегу Пясины пришли судмедэксперты. Они эксгумировали останки, никаких следов насильственной смерти не обнаружили, зато нашли все признаки гибели от цинги. Казалось бы, на этом в деле Бегичева можно ставить точку. Однако до сих пор некоторые исследователи в этом заключении экспертов сомневаются. Ведь на момент смерти Бегичеву было всего 53 года. И все другие участники его последней экспедиции остались живы. Но медики бескомпромиссны: от цинги погибали и в более юном возрасте. И никакой загадки в этом искать не нужно.

Журнал: Загадки истории №47, ноябрь 2019 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Николай Котомкин





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —