Все, кто хоть раз столкнулся с Ричардом Френсисом Бёртоном, забыть его уже не могли. Этот удивительный британец пережил столько приключений, что хватило бы и на по жизней.

Что открыл путешественник Ричард Бёртон?

Ричард Бёртон путешествия в Мекку и открытия

Ричард Бёртон в совершенстве знал 29 языков и 11 диалектов и проявил себя в самых разных сферах деятельности — был путешественником, переводчиком, этнографом, кадровым офицером, дипломатом, шпионом, писателем, отменным фехтовальщиком, востоковедом. А ещё он запомнился британцам викторианской эпохи как первый порнограф. Бёртон перевёл и издал знаменитую Камасутру. Со множеством превосходных иллюстраций.

Рыжеволосый везунчик

Когда в марте 1821 года в семействе шотландцев Бёртонов появился первенец, родители решили — быть ему сильным и удачливым. Так, во всяком случае, обещали народные приметы. И приметы не обманули. Дик был на редкость удачливым, здоровым, обладал смелым, задиристым характером, что давало повод друзьям в шутку называть его Забиякой.
Сразу после рождения сына семейству пришлось перебраться во Францию, в поместье Босежур — Джозефа Неттервиля Бёртона жестоко мучила астма.
У Дика оказались необычайные способности к языкам: ему достаточно было немного покрутиться в чужеродной среде, и скоро он уже лепетал ничуть не хуже местных жителей.
Да и вообще он любил учиться новому. Но в Оксфордском Тринити-колледже, куда его вместе с братом определил отец, ему не понравилось. Жить согласно правилам он не мог, другие студенты казались ему недоумками, преподаватели — тупицами, экзамены он систематически заваливал, с сокурсниками дрался на дуэлях. И в конце концов он попался на том, что подбил студентов отправиться на скачки. Вызванный к ректору, он виновным себя не признал. И был отчислен без права на восстановление.

От Индии до Африки

Бёртону хотелось приключений. В Индии как раз началась военная кампания. Бёртон мечтал об Индии. Он был определён в Бомбейский пехотный полк, но, пока добирался до места службы, война закончилась. Индия встретила Бёртона скучным казарменным бытом. Однако вокруг было много всего интересного: он изучал местные языки, завёл ручных обезьян, чтобы составить словарь обезьяньего языка, брал уроки у заклинателя змей, учился у суфиев, охотился на тигров, то и дело бился на дуэлях — скучать не приходилось. Командование очень впечатлило знание языков и умение выглядеть как туземцы, так что Бёртону дали задание переодеться в богатого купца и прислушиваться, о чём болтают на рынках, а также выявить бордели, где предаются мужеложеству. Но начальник, сменивший отправившего его на задание генерала, из превосходного отчёта сделал один вывод: если Бёртон смог проникнуть в такие бордели, то он сам содомит. И его отправили на родину подлечиться. В Европе он лечился и писал книги о чудесах Индии. И мечтал о новых странствиях.
На этот раз в Мекку. Ему предстояло перевоплотиться в настоящего мусульманина, чтобы попасть в запретный для европейцев город. Ради такого дела он даже совершил обрезание и, став теперь врачом Мирзой Абдуллой, обрившись и вымазав лицо соком ореха, отправился в Каир, а оттуда, со множеством злоключений, добрался-таки до Мекки. Даже пробился к знаменитому Чёрному камню и сразу понял, что это обломок метеорита. Тайком зарисовал и мечеть, и Каабу. Мусульмане обмана не открыли, Бёртон стал Хаджи и надел зелёный тюрбан.
Следующее странствие он задумал в сомалийский Харрар — город, куда не ступала нога белого человека, поскольку местное поверье гласило: когда это произойдёт, Харрар погибнет. Вместе с ним в экспедицию отправилось ещё трое англичан. Кроме посещения Харрара они должны были разведать золотоносное месторождение и найти истоки Нила. Недалеко от Харарра Бёртон понял, что входить туда под чужой личиной опаснее, чем действовать хитростью. Он просто написал письмо Великому эмиру от британского правительства, пославшего его, Ричарда Бёртона, для установления дипломатических отношений. И был беспрепятственно пропущен в город и принят при дворе правителя. Он был первым европейцем, ступившим на запретную землю.
Бёртон уже ощущал на челе лучи славы. Но не он один её жаждал. Прикомандированный к экспедиции офицер Джон Спик тоже мечтал о славе. И он никак не желал слушаться приказов Бёртона. Пока Ричард находился в Харраре, Спик должен был найти оазис Вади-Ногай, но тот приказа не выполнил. А потом начались неудача за неудачей. Во время перехода к истокам Нила на экспедицию напали туземцы: один спутник Бёртона погиб, Спик был ранен, а копьё, брошенное в Ричарда, пробило ему обе щеки. Полуживые, они с трудом добрались до Адена и вынуждены были вернуться в Англию.

Украденная слава Бёртона

Вторую экспедицию к истокам Нила Бёртону удалось организовать только в 1856 году. Участвовать в ней он предложил Джону Спику. Но с самого начала их преследовали неудачи. Из 30 ослов, навьюченных поклажей, осталось всего два, Бёртон и Спик заболели тропической лихорадкой и двигались к цели в полусознательном состоянии. Кое-как они добрались до Казеха, где узнали от местных туземцев, что севернее и западнее находятся два больших озера, одно из них может быть тем, где нужно искать исток Нила. Бёртон решил идти на запад, к Танганьике. Но когда они, полуживые, достигли озера, истока Нила они не нашли. Пришлось вернуться в Казех, хотя Спик рвался повернуть ко второму озеру, на север. Бёртон счёл эту затею безнадёжной и занялся разработкой нового маршрута. Спик ослушался приказа и отправился на север один. И ему повезло. Он открыл неизвестное европейцам озеро, тут же названное им в честь королевы Виктории. После чего вместе с Бёртоном Спик вернулся в Аден. Бёртон снова тяжело заболел, и Спик отправился в Англию один. Он клятвенно пообещал, что доклад в Королевском географическом обществе они сделают сообща.
Однако, вернувшись в Лондон, Ричард понял, что опоздал. Спик решил не дожидаться его возвращения.
Доклад вызвал настоящий фурор, Спика тут же назначили руководителем новой экспедиции в Африку. Все заслуги Спик приписал себе. Медаль, которую вручили Бёртону, показалась ему горькой насмешкой. Спик стал для него личным врагом. Последующие несколько лет Бёртон путешествовал по Северной Америке, был консулом на острове Фернандо-По, исследовал дельту Нигера, побывал в Конго и Дагомее и, наконец, вернулся в Англию. Здесь должен был пройти волнующий учёных диспут, где следует искать исток Нила — на озере Танганьика, как считает Бёртон, или на озере Виктория, как считает Спик. Враги, которые не виделись 5 лет, встретились накануне дебатов, и в тот же день Спика нашли мёртвым, с огнестрельной раной в груди. Хотя вердикт коронера гласил, что это несчастный случай, люди шептались, что имя ему — Бёртон.
Враг был мёртв, но Ричард тяжело пережил его смерть. Он уехал консулом в Бразилию, торговал хлопком и кофе, исследовал Южную Америку, провёл два года в Дамаске, где страстно увлёкся археологией, побывал в Исландии, Австро-Венгрии, Индии, Гвинее, несколько раз был на волосок от смерти — то от тропических болезней, то от болезни сердца. Но стоило ему немного оправиться — брался за перо. Как писатель Бёртон был невероятно плодовит. Он является автором более чем 40 книг о путешествиях, которые открыни европейцам глаза на географию и быт азиатских, африканских и американских стран. Но настоящую славу принесли ему не путешествия и не книги о путешествиях.
Бёртон перевёл на английский язык «Тысячу и одну ночь» и «Дополнения к Тысячи и одной ночи» в 16 томах, «Сад ароматов Шейха Нефзави» и Камасутру. Все эти восточные «диковины» были с большим неодобрением встречены критиками. Только спустя годы после его смерти их оценили по достоинству…

Журнал: Загадки истории №46, ноябрь 2021 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Николай Котомкин

Метки: Загадки истории, Англия, биография, путешествие, Индия, Африка, экспедиция, Мекка, озеро, Камасутра, Виктория




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-