Самые известные Робинзоны

В детстве и юности многие из нас увлечённо читали о приключениях Робинзона Крузо, моряка из Йорка. Имя главного героя романа Даниеля Дефо давно стало нарицательным. Так называют людей, вынужденно оказавшихся в изоляции на необитаемом острове. И вы удивитесь, но история знает немало таких робинзонов поневоле…

Фото: самые известные Робинзоны, интересные факты

Тот, да не тот

Даже у литературного персонажа Робинзона Крузо существовал прототип, правда не такой приятный джентльмен, как моряк из Йорка. Будучи штурманом, шотландец по имени Александр Селькирк в апреле 1703 года отправился к берегам Южной Америки в составе британской экспедиции. Человек он был крайне неуживчивый и всего за год успел перессориться со всей командой, включая капитана. В мае 1704 года после очередного конфликта Селькирк потребовал, чтобы его высадили с корабля. Возможно, он надеялся, что капитан станет его отговаривать, но… тот с видимым облегчением оставил скандалиста на необитаемом острове Мас-а-Тьерра в Тихом океане (сегодня это остров Робинзона Крузо), снабдив мушкетом, одеялом, топором, ножом и подзорной трубой. Надо оговориться, что, в отличие от острова, на который попал герой Даниеля Дефо, пристанище Селькирка не могло похвастаться тропическим климатом. Территориально Мас-а-Тьерра принадлежал (и принадлежит) Чили.
Его равнинную часть занимали луга, а горы покрывали леса.
Александр соорудил хижину из стволов деревьев и листьев, научился добывать огонь трением. Ему повезло в том, что когда-то на острове жили люди, после которых остались козы и кошки. Правда, они успели одичать, но Селькирк сумел приручить их. Козы давали молоко, мясо и шкуры, а кошки охраняли его запасы от крыс, которых на острове было много. Кроме того, здесь росли дикая репа и множество съедобных ягод. Да и морских черепах, чьё мясо Александр с удовольствием ел, тоже было предостаточно.
По истечении 4 лет 4 месяцев, когда Селькирк совсем потерял надежду на спасение, к острову подошли два английских судна. Капитан Уильям Дампир, сойдя на берег, был очень удивлён, когда увидел бородача в одежде из козьего меха, почти забывшего человеческую речь. Правда, ни психика Александра, ни тем более его физическое состояние совершенно не пострадали. Селькирка приняли на борт, но домой он вернулся только после долгого плавания в 1712 году. И сразу же стал настоящей знаменитостью. Самые популярные издания посвящали ему первые полосы, на улицах его узнавали, в пабах предлагали бесплатную выпивку. Через несколько лет Селькирк снова отправился в плавание. На этот раз удача отвернулась от него. В Западной Африке он заболел жёлтой лихорадкой и скончался. В 2007 году археологическая экспедиция обнаружила на острове остатки жилища Селькирка и кое-что из инструментов.

Школа выживания

В 1540 году, ещё до робинзонады Селькирка, неподалёку от берегов Перу произошло кораблекрушение, после которого спастись удалось только испанцу Педро Серрано. Он сумел добраться до ближайшего острова, который представлял собой узкую полосу песка протяжённостью 8 километров. Здесь не было ни растений, ни пресной воды. А животный мир был представлен морскими черепахами. Всё имущество новоявленного Робинзона состояло из штанов, рубашки и ножа. Но этого, как оказалось, хватило. В первое время, чтобы утолить жажду, Педро пил кровь черепах, а потом придумал собирать дождевую воду в их панцири. Питаться ему приходилось мясом тех же черепах, подвяленным на Солнце. Ему даже удалось соорудить примитивную острогу, которой он бил рыбу.
Сложнее обстояло дело с огнём. Чтобы его добыть, требовалось как минимум два камня. А их на острове не было. Серрано пришлось долго нырять за ними. Завидя на горизонте корабль, Педро разжигал костёр из высохших морских водорослей и кусков дерева, вынесенных на остров прибоем. Но всё было тщётно: его никто не замечал.
Спустя 4 года волны выбросили на остров ещё одного человека, потерпевшего кораблекрушение. К тому моменту Педро имел весьма устрашающий вид: всклокоченная борода, спутанные длинные волосы, тёмная от загара кожа, полуистлевшая одежда. Немудрено, что вновь прибывший робинзон испугался и бросился бежать. А сам Педро, приняв его за видение, начал неистово молиться. Услышав слова молитвы, гость успокоился.
Вдвоём они провели на острове ещё долгих 7 лет, пока наконец капитан какого-то корабля не заметил дым их костра. Серрано благополучно вернулся в Испанию, а его напарник, по некоторым сведениям, скончался по дороге.

Русский характер

На островах, расположенных в тёплых морях, выжить сложно, но можно. Куда тяжелее приходилось русским робинзонам, которых судьба забрасывала на необитаемые северные острова.
Летом 1743 года купец Еремей Окладников снарядил судно для промысла китов, моржей и тюленей в районе Шпицбергена. На борту находилось 14 человек поморов. Плавание началось хорошо, но на 9-й день направление ветра изменилось, судно отклонилось от курса и оказалось вблизи острова Малый Брун в юго-восточной части Шпицбергена. Льды не давали ему двигаться дальше. Штурман Алексей Химков знал, что на этом острове должна была остаться изба, которую построили люди, недавно зимовавшие там.
На разведку снарядили четырёх поморов: Алексея Химкова, Ивана Химкова, Степана Шарапова и Фёдора Веригина. Им предстоял тяжёлый путь: через вздыбленные льдины и незаметные под снегом провалы. На всякий случай разведчики захватили с собой немного еды, оружие, топор, жаровню, котёл, нож, табак. Хижину они нашли относительно скоро. Та оказалась довольно большой, с русской печью, топившейся по-чёрному. Замёрзшие и выбившиеся из сил разведчики провели в ней ночь, а утром отправились на берег, чтобы сообщить товарищам хорошую новость и забрать с судна все необходимое для жизни.
Но, к своему ужасу, корабля они не обнаружили. Возможно, льдина, державшая его в плену, ночью откололась, и промысловиков унесло в открытое море. Горевать о погибших товарищах было некогда, надо было думать о еде и крове. Остав»шимися зарядами пороха поморы подстрелили 12 оленей и сделали запасы мяса. Мхом законопатили щели в хижине. Избу отапливали обломками кораблей и деревьями, найденными на берегу. Однако мясо стало заканчиваться, а пороха уже не было… Но тут очень кстати кто-то из моряков нашёл доску с большим металлическим крюком и гвоздями. Из крюка сделали молот, булыжник приспособили под наковальню, а рога оленей — под клещи. С помощью этих инструментов им удалось выковать железные наконечники для рогатин. С тех пор они стали охотиться на белых медведей и песцов, получая мясо и тёплые шкуры. А сухожилия использовали в качестве тетивы и ниток. Воду добывали, растапливая лёд. К тому же на острове было много родников. Словом, жить было можно, пока не пришла новая беда — цинга. Алексей Химков, неоднократно зимовавший на западном берегу Шпицбергена, знал, как бороться с этим недугом. Он советовал товарищам жевать ложечницу (северное растение из семейства капустных), пить тёплую оленью кровь и побольше двигаться. Но Веригин не смог заставить себя пить кровь: он стал первой жертвой цинги и умер в 1748 году.
Так прошло больше 6 лет, пока на горизонте не показался корабль одного из архангельских купцов. Увидев его, пленники острова разожгли большой костёр. Их заметили, и в сентябре
1749 года робинзоны вернулись домой. Причём весьма состоятельными людьми, ведь с собой они привезли ценный мех и солидные запасы оленьего жира.

Робинзонада по-женски

Случалось, робинзонами становились женщины.
Ада Блэкджек Джонсон была из инупиатов, одного из эскимосских народов. Она не умела ни охотиться, ни выживать в дикой природе. Её вырастили методистские миссионеры, обучили английскому, познакомили с Библией, научили вести хозяйство и готовить. А в 16 лет выдали замуж. За 8 лет она успела родить троих детей, потерять двух из них и развестись. К 24 годам Ада осталась одна с больным сыном на руках и без средств к существованию. Поэтому она с радостью приняла предложение отправиться в экспедицию на остров Врангеля в качестве повара и прачки, сдав сына в приют на это время.
Целью предприятия было доказать, что в Арктике можно жить постоянно и, главное, опередить японцев, которые собирались прибрать остров Врангеля к своим рукам.
В сентябре 1921 года пять человек — Алан Крофорд, Фред Морер, Лорн Найт, Мильтон Голл и Ада Джонсон — высадились на остров. При себе у них был провиант на полгода. По плану спустя шесть месяцев к ним должен был прибыть корабль с новыми запасами. И он действительно пришёл, вот только к острову подойти не смог: ему помешал лёд. Через два месяца история повторилась. Запасы подошли к концу, а охота не приносила ощутимых трофеев. Люди начали голодать.
В начале 1923 года Крофорд, Морер и Голл решили отправиться на материк по замёрзшему Охотскому морю. Найт был тяжело болен, поэтому Ада осталась за ним ухаживать. Остальные ушли. В апреле Найт умер от цинги. И Ада осталась совершенно одна. Компанию ей составлял лишь экспедиционный кот по кличке Вик. Ей пришлось выживать в суровых условиях. Она научилась охотиться, а в свободное время читала Библию и вела дневник.
В августе 1923 года спасательная экспедиция вызволила Аду из ледяного плена. Благодаря продаже шкур она выручила приличную сумму денег, вылечила сына и переехала в Сиэтл. Когда её спрашивали, как ей удалось выжить в Арктике, она отвечала, что ей помогли вера в Бога и любовь к своему ребёнку. Умерла героическая женщина в возрасте 85 лет в 1983 году…

Осознанный выбор

Новозеландец Том Нил стал робинзоном совершенно осознанно. Он прицельно выбрал остров Суворова в Тихом океане, куда прибыл в 1952 году, прихватив с собой семена злаков, спички, мыло и много других полезных вещей, а также кур и свиней.
Поселился он в хижине, когда-то построенной военными, соорудил хозяйственные постройки, разбил огород. К счастью, рыбы и фруктов на острове было предостаточно, мясо давали свиньи, куры несли яйца. Просто идиллия.
В 1960 году его уединение нарушил американский корабль. «Хозяин» острова был совсем не рад гостям. В 1966 году Том Нил вернулся на родину, но только для того, чтобы издать книгу «Остров для себя». А спустя год снова уехал на остров.
В 1969 году пилот вертолёта заметил человека на острове и решил, что тот нуждается в помощи. Но когда к берегу подошёл американский корабль, отшельник спрятался в кустах, крича оттуда, что спасать его не нужно. По одним сведениям, Том Нил покинул остров в 1977 году, а по другим — он умер там от рака желудка, а его тело перевезли на Раротонгу.

Журнал: Ступени Оракула №8, август 2019 года
Рубрика: Путешествие дилетанта
Автор: Галина Белышева




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —