Воздушный шар Виктория

Те, кто читал роман Жюля Верна «Петь недель на воздушном шаре», помнят, конечно, путешественника — доктора Самуэля Фергюссона. Как говорится в романе, 15 января 1862 года популярная лондонская газета «Дейли телеграф» опубликовала сообщение о «безумной затее» Фергюссона. «Этот неустрашимый исследователь, — говорилось в сообщении, — намерен пересечь на воздушном шаре всю Африку с востока на запад».

Фото: воздушный шар Виктория, интересные факты

Доводы «здравого смысла»

«Если не ошибаемся, — продолжала газета, — то исходным пунктом воздушного путешествия будет остров Занзибар, расположенный у восточного побережья Африки. Что же касается конечного пункта, то он известен лишь провидению».
Не будем пересказывать, как протекало путешествие доктора Фергюссона и его отважных спутников Дика Кеннеди и Джо на воздушном шаре «Виктория». Но вот спустя почти сто лет, в 1961 году, в той же газете «Дейли телеграф» снова возникла идея (теперь уже не в романе, а в жизни) предпринять путешествие на воздушном шаре по Африке для фотографирования диких животных. Полёт по следам доктора Фергюссона мог стать не только увлекательным приключением, но и принести науке большую помощь.
Путешествие предстояло небезопасное и полное неизвестности. Ведь ещё никто, если не считать жюльвер-новских героев, не пытался совершить такой полёт над африканскими просторами. Как и в романе, необычная идея вызвала целую бурю сомнений и «здравых» доводов скептиков.
«Смешно! Животные сразу же разбегутся при вашем появлении», — говорили одни. «Это будет стоить слишком дорого», — предупреждали другие. Если это возможно, то почему же никто раньше не пытался сделать подобное?» — спрашивали третьи.
Однако все эти доводы «здравого смысла» лишь усиливали решимость будущих участников «безрассудного» путешествия. Их было трое: автор книг об Африке Антони Смит и кинооператоры Дуглас Боттинг и Алан Рут.

Первый старт

Словно в подтверждение мрачных предсказаний, трудности не заставили себя долго ждать. Воздухоплавание тогда ещё не стало массовым спортом, как сегодня. Во всей Англии нашёлся лишь один престарелый воздухоплаватель с правом управлять воздушным шаром и обучать полётам других, но врачи категорически запретили ему подниматься в воздух. Шар изготовили в Бельгии, в кустарной мастерской. Уроки же воздухоплавания Антони Смиту пришлось брать в Голландии.
Снаряжение экспедиции и две сотни тяжёлых стальных баллонов со сжатым водородом сначала были доставлены на остров Занзибар, на который, по воле Жюля Верна, высадилась некогда и экспедиция Самуэля Фергюссона. И уже оттуда смелая троица перебралась на Чёрный континент. Лагерь разбили в глубине Танзании, на берегу озера Маньяра.
Первый старт был намечен на утро. Оно выдалось великолепным, а небо — чистым, голубым. Сжатый водород по длинному брезентовому рукаву с шипеньем устремился в оболочку воздушного шара «Джамбо». К моменту взлёта на горизонте над холмами появились небольшие грозовые облака, не вызвавшие поначалу большого беспокойства. «Джамбо» поднялся легко и плавно поплыл над землёй.
«Наконец-то, — сказал я себе, — лечу на воздушном шаре, а подо мною проплывает Африка, — вспоминал Антони Смит. — Одной этой мысли было достаточно, чтобы я с улыбкой посмотрел на своих спутников и от души рассмеялся. Жизнь казалась нам прекрасной».

В царстве животных

Этот пробный полёт должен был показать, как встретит животное царство Африки появление в небе огромного оранжевого шара, рассеять или подтвердить предсказания скептиков. Первыми были замечены буйволы, около тридцати особей. Они спокойно стояли в зарослях тростника, совершенно равнодушные к тому, что кто-то рассматривает их сверху.
Вот из леса вышли грациозные жирафы и направились к воде. Один из них вошёл в озеро и, широко расставив ноги, стал пить. Другой опустился на траву, аккуратно поджав под себя ноги и выставив вверх пятнистую шею.
Боттинг и Рут просто не знали, куда направлять кинокамеры. Яростно размахивая большими ушами, сквозь густые заросли продирался слон. Внезапно появились ещё три слона. А там, в стороне, паслось стадо буйволов.
Занятые наблюдениями и съёмкой, аэронавты не заметили, что над ними угрожающе росла огромная грозовая туча, вскоре закрывшая Солнце. Ветер стих, и почти тотчас же шар, охладившись, начал опускаться в озеро. Его вода содержала щелочь, и принять едкую ванну было бы делом мало приятным, если не сказать опасным.
Горстями полетел за борт балластный песок. Шар, словно в раздумье, застыл на месте вблизи воды. Нужно было принимать решительные меры. За борт полетела сразу половина мешка драгоценного балласта. Аэронавты надеялись, что шар, рванувшись ввысь, остановится где-то на полпути к туче, зловеще черневшей вверху.
Увы, «Джамбо» проскочил заветную высоту. Стрелка альтиметра, зажатого в руке Смита, неудержимо ползла по шкале: 1000 метров, 1200. На высоте 1600 метров шар остановился, и в то же мгновение его окутала тьма.

Над кратером Нгоронгоро

«Туча над нами беспрерывно грохотала, будто ветер раскачивал огромный лист гофрированного железа, — рассказывал Смит. — Пожалуй, это было похоже на рёв таинственной силы, находившейся внутри чёрных облаков. И если бы нас засосало туда, гибель шара была бы неизбежной.
Однако и путь назад оказался отрезанным. Стравливать газ в этом насыщенном электричеством аду означало почти наверняка сгореть в жарком пламени вспыхнувшего водорода. И тут откуда-то из мрака вдруг подул лёгкий ветерок. Аэронавты переглянулись. Не верилось, но шар двигался, медленно уходя из зловещих объятий мглы. Она редела. И вот снова показалось яркое африканское солнце.
Опасность отступила: грозная туча ушла далеко в сторону. После всего пережитого даже жёсткий удар корзины при посадке показался мягким прикосновением к земле.
За этим первым и едва не ставшим гибельным последовали другие полёты. Мирные картины сменялись сценами охоты львов и кровавого пира гиен. Удивительное зрелище представлял с воздуха гигантский кратер вулкана Нгоронгоро. Кратер так велик, что в нём свободно могла бы разместиться английская столица — Лондон. Буйным тропическим лесом заросли его склоны. Яркие птицы и большие группы обезьян мелькали среди ветвей огромных деревьев. Поля гигантского цирка, покрытые травой, были усеяны стадами различных животных: зебр, жирафов, антилоп, газелей. Бесстрастные кинокамеры Боттинга и Рута фиксировали этот удивительный калейдоскоп.

Чудеса Серенгети

Нечто подобное наблюдалось во всех полётах. И всё же самым замечательным, по мнению Смита, стало последнее воздушное путешествие за стадом антилоп в национальном парке Серенгети — крупнейшем заповеднике Танзании.
Полёт продолжался уже более часа, когда, наконец, вдали показалось огромное стадо антилоп гну. «Мы были у заветной цели, — вспоминал Смит. — Алан и Дуглас приготовили свои кинокамеры. Я опустил воздушный шар до высоты 60 метров». Тень от шара скользила по земле, как гигантская амёба. Подлетев к стаду, аэронавты услышали невообразимый шум. «Мне приходилось слышать этот шум на земле, но с воздуха он был куда оглушительнее», — рассказывал Смит.
Ни шар, ни его странная тень не беспокоили пугливых антилоп. Правда, до тех пор, пока в корзине молчали. При звуках человеческой речи ближайшие к шару гну вскидывали хвосты и начинали яростно лягать воздух.
«Зрелище выглядело поистине фантастически. По обе стороны гондолы на расстоянии 15 километров виднелись животные, — рассказывал Антони Смит. — Перед нами, за нами, всюду вокруг нас — тысячи. А мы летели над ними, все было так просто. И это благодаря только воздушному шару, спокойному ветерку и чудесному началу африканского дня».
К сожалению, полёт становился неровным. Летели низко, у самой земли. Все чаще корзина ударялась о землю. Решили идти на посадку. К тому же шар обогнал стадо, и оно теперь гудело где-то позади. Спокойно и величественно освобождённая от газа оболочка «Джамбо» легла на жёсткую траву заповедника Серенгети. Путешествие в небе Африки закончилось.

Журнал: Тайны 20-го века №14, апрель 2010 года
Рубрика: Мир путешествий и приключений
Автор: Геннадий Черненко





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —