Унгерн фон Штернберг: барон и его клады

Первая мировая и Гражданская войны оставили после себя много неразгаданных тайн, связанных с сокровищами Российской империи. На протяжении почти сотни лет исследователи и археологи, энтузиасты и авантюристы ведут поиски золотого запаса адмирала Колчака и казны армии генерала Самсонова, ящиков с серебром Уральского казачьего войска и золота свергнутого большевиками эмира Бухарского. Не последнее место в этом списке занимают и богатства, спрятанные командиром Азиатской дивизии бароном Унгерном.

Фото: Унгерн фон Штернберг, интересные факты

Горькое поражение

В 1920 году, после разгрома войск адмирала Колчака, для борьбы с образованной советским правительством Дальневосточной республикой была создана Азиатская дивизия, которую возглавил генерал-лейтенант русской армии барон Роман Фёдорович Унгерн фон Штернберг. Для нужд формирующегося войска китайскими чиновниками и монгольскими князьями были собраны золотые монеты царской чеканки и серебряные китайские монеты, слитки ценных металлов и драгоценные камни. Все это и составило казну Азиатской дивизии — средств с лихвой хватило на то, чтобы Унгерн привлёк под свои знамёна опытных представителей казачьего войска, лучших монгольских и бурятских воинов, а также спасшихся офицеров разгромленной армии Колчака.
Объявивший себя Верховным правителем всей Внешней и Внутренней
Монголии, барон Унгерн зимой 1920 года вступил в бой с частями Народно-революционной армии Дальневосточной республики. Вскоре выяснилось, что Азиатской дивизии противостоят закалённые в сражениях Гражданской войны подразделения Красной армии. Потерпев ряд поражений, Азиатская дивизия отступила в монгольские степи. Однако противник, не давая передышки белогвардейцам, начал преследование измотанных в боях подразделений Азиатской дивизии.

«Чёрная печать»

Скоро Унгерн понял, что его положение безвыходно и, оставив при себе небольшой казачий отряд, весной 1921 года распустил остатки Азиатской дивизии. По сохранившимся воспоминаниям Игоря Васильевича Ко-вина, служившего в те годы при штабе Унгерна, в одну из майских ночей барон пригласил к себе пятерых надёжных казаков и велел им спрятать казну дивизии.
Вернувшись через двое суток, казаки доложили генералу, что его приказ выполнен, и тайно сообщили место, где были захоронены ценности, стоимость которых по современным оценкам составляла десятки миллионов долларов…
Со слов И.В. Ковина, барон понимал, что его ждёт неминуемая смерть. В конце мая 1921 года барон Унгерн посетил ламу монастыря Нарабакчахур Джелусу, который будто бы предсказал генералу, что жить ему осталось ровно 130 дней, а также наложил на спрятанные сокровища некую «чёрную печать». Это означало, что отныне ни один смертный не сможет завладеть кладом.
В предсказанный срок Унгерн был схвачен сотрудниками ВЧК и расстрелян. Тайну сокровищ он унёс в могилу.

Раскрытая тайна

И всё же в середине 20-х годов большевикам удалось узнать, где спрятаны сокровища расстрелянного барона. Это выяснилось после допроса родственников одного из казаков, который был в составе отряда, ночью увозившего казну вглубь Монголии.
Стало известно, что клад покоится в районе озера Буйр-Нур, в 160 километрах к юго-западу от города Хайлара, в одной из заполненных жидкой глиной лощин. Из Читы по личному поручению Ф.Э. Дзержинского туда направился вооружённый отряд. Однако в пути бойцы внезапно заболели лихорадкой, и им пришлось вернуться ни с чем. Через два месяца была организована новая экспедиция, которую возглавил некто Яков Валишевский. У «красных археологов» имелась карта местности, вдобавок Я. Валишевский нанял проводника из местных жителей. Несмотря на это, отряд пять дней искал предполагаемое место захоронения клада. Блуждания по степи унесли жизни троих красноармейцев, под всадниками пало большинство лошадей. И всё-таки заветную лощину нашли.

«Какая-то чертовщина…»

Как следует из сохранившихся донесений, по прибытии археологов к месту проведения раскопок в отряде стала твориться — какая-то чертовщина». В первую же ночь без видимых следов насилия мёртвым был найден проводник. В ходе самих поисковых работ в жидкой глине утонул один из подчинённых Я. Валишевского, да и сам руководитель экспедиции едва не погиб, сорвавшись со скользкого склона. Раскопки осложнялись начавшимися дождями. Через две недели в отряде закончился провиант. Очередная экспедиция вернулась ни с чем.
Через несколько лет на поиски сокровищ по секретному заданию сотрудника НКВД Г.И. Бокий выезжал бывший эсер-боевик Я. Блюмкин. Но и он не смог обнаружить клад, привезя в столицу лишь услышанные им в Монголии предания о том, что богатства Унгерна охраняются таинственной «чёрной печатью», а всякого, кто попытается ими завладеть, ждёт неудача, а то и смерть…

В погоне за ценностями

Интерес к сокровищам барона то затухал, то с новой силой разгорался. В 30-е годы кладом интересовалась разведка милитаристской Японии, агенты которой усиленно собирали всю информацию, связанную со спрятанной казной. Однако начавшаяся Вторая мировая война помешала и Японии, и Советскому Союзу продолжить поиски ценностей. Зато после победы и образования Монгольской Народной Республики в период с 1947 по 1963 год было организовано полтора десятка совместных, правда, не увенчавшихся успехом, монголо-советских экспедиций, занимавшихся будто бы археологическими раскопками, а на самом деле искавших легендарный клад. Интерес к нему в послевоенные годы проявляли и спецслужбы коммунистического Китая.
В 1983 году в органы госбезопасности Монгольской Народной Республики поступило сообщение: в районе озера Буйр-Нур дочерью местного пастуха был найден мешок с драгоценностями. Сотрудники, прибывшие из Хайлара в селение, где жил пастух, выяснили, что в руках десятилетней девочки оказался истлевший солдатский вещмешок, в котором хранилось 98 золотых червонцев и полтора килограмма старинных украшений, выполненных из золота и серебра и инкрустированных драгоценными камнями. Как рассказала девочка, она шла из дома к стоянке отца, поскользнувшись, упала и заметила торчавший из-под старого пня мешок. Девочка согласилась показать место, где нашла клад. Однако вскоре обнаружилось, что хорошо знавший эту местность ребёнок отчего-то не может найти пень, под которым лежали сокровища.
…В наши дни все меньше находится людей, готовых с риском для жизни искать легендарные клады. Возможно, и тайна сокровищ барона Унгерна, защищённых «чёрной печатью» монгольского ламы, навсегда останется нераскрытой. Хотя кто знает…

Журнал: Тайны 20-го века №52, декабрь 2010 года
Рубрика: В поисках сокровищ
Автор: Сергей Кожушко





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —