Золото президента Крюгера

Просуществовавшая менее пятидесяти лет бурская республика Трансвааль (ныне — провинция на территории ЮАР) в 1902 году под ударами британских войск исчезла с политической карты мира. С момента поражения буров прошло уже более ста лет, но до сих пор многие верят легендам о зарытых в тех краях несметных сокровищах — золотой казны бывшего президента Трансваальской республики Пауля Крюгера.

Фото: золото президента Крюгера — интересные факты

Самая богатая страна

То, что эти сокровища были, отрицать невозможно. В 1898 году добыча золота в Трансваале выросла до такой степени, что перекрыла золотодобычу таких держав, как Россия, Америка и Австралия, вместе взятых. В то время два государства Южной Африки — Свободная Оранжевая республика и республика Трансвааль — небезосновательно считались богатейшими странами в мире.
Нельзя забывать и об алмазных приисках Южной Африки. «Московские ведомости» от 17 августа 1901 года писали: «Римский Папа владеет самым крупным алмазом в мире, который, по странному противоречию, был ему преподнесён таким строгим протестантом, как президент Крюгер».
Английское правительство не могло позволить себе упустить столь лакомый кусок, каковым являлись золотые и алмазные прииски Трансвааля. Так, в конце декабря 1895 года вооружённый отряд англичан, принадлежавший частной британской горнорудной компании, во главе с неким Джеймсоном, под предлогом угнетённого положения своих соотечественников в Южно-Африканской Республике, пересёк границу Трансвааля со стороны Родезии с целью захвата золотодобывающего района. Но через несколько дней отряд попал в засаду и был вынужден сдаться. Это событие, вошедшее в историю под названием «Набег Джеймсона 1896 года», показало, что Англия под любым предлогом рано или поздно захватит бурские республики.
Начиная с 11 октября 1899 года отдельные мелкие стычки между англичанами и бурами переросли в серьёзные боевые действия. Поняв, что войны никоим образом не избежать, президент Крюгер начал активную подготовку к длительной борьбе.

Война и золото

Война, это, в первую очередь, — деньги, много денег. Правительство Трансвааля это прекрасно понимало, и на золотые прииски были отправлены огромные массы рабочих. Золотые слитки мощным потоком лились на монетный двор столицы Трансвааля — Претории. Некто Густав Преллер, служащий администрации Крюгера, вспоминал: «Слитки золота взвешивались, регистрировались и отправлялись заведующему монетным двором господину Перрину, который, вместе с двумя ассистентами-немцами, расплавлял их, очищал, прокатывал и изготовлял монеты. Затем деньги шли в казначейство, откуда производилось их распределение по воинским частям. Деятельность монетного двора позволяла сохранить армию».
Однако, несмотря на успешную работу золотодобывающей промышленности, успехи на фронте оставляли желать лучшего. Если в течение ноября-декабря 1899 года и частично в январе 1900 года бурские войска владели подавляющим преимуществом и провели несколько удачных военных операций, то в дальнейшем численный перевес британской армии свёл успехи буров на нет.

Перевозка сокровищ

Войска Трансвааля отступали. К концу мая 1900 года британцы осадили столицу, и правительство президента вынуждено было «пересесть на колеса» — все учреждения разместились в железнодорожных вагонах и отправились в относительно безопасное место — городок Машадодорп. Однако монетный двор продолжал работать до последнего. В дневниках Густава Прел-лера осталась следующая запись: «28 мая начальник департамента горнодобывающей промышленности попросил меня выделить ему повозку для кое-каких перевозок. Я согласился. Вечером в 11 часов я, прогуливаясь по городу, забрёл на станцию, где, к своему удивлению, увидел правительственного чиновника, управляющего погрузкой и отправкой по железной дороге золотых монет и слитков золота. Для этих-то целей и была использована повозка. Золото вывозилось из банков, а затем — в Машадодорп.
Золото хранилось в городе в трёх местах: в Нидерландском банке, откуда господин де Брааль, управляющий, уже начал вывозить его, на монетном дворе, а также в огнеупорном подвале Дворца юстиции. Вначале мы опустошили сейфы Нидерландского банка, затем — монетного двора, и, наконец, подвалы Дворца юстиции. К тому времени, как дело было сделано, в Претории не осталось ни грамма золота, принадлежавшего Трансваалю. Стоимость же всего золота, вместе с уже вывезенным, составляла порядка полутора миллионов фунтов. В основном это'были слитки золота высокой пробы, монеты чеканки монетного двора Претории, не очень чистое, ещё не прошедшее подготовку для чеканки золото, стоившее на двадцать шиллингов за унцию дешевле, и ещё не отштампованные заготовки для монет».

Где деньги?

После окончания военных действий редактор «Новостей Претории» Джеймс Грей провёл тщательный анализ финансовых затрат президента Крюгера на военные действия и выяснил, что к моменту поражения республики от всего трэнсваальско-го золота осталась лишь очень малая часть — что-то около 60 000 фунтов стерлингов. За неделю до начала войны золотоносные рудники переслали в столицу свою добычу на сумму в 462 853 фунта. — вместе с остатками получается чуть больше полумиллиона фунтов стерлингов. Однако к этому надо ещё добавить золото, добытое с ноября 1899 года по май 1900 года, которое, согласно документам правительства Трансвааля, составляло около двух миллионов фунтов, и плюс ещё 300 000 фунтов, вывезенных из Нидерландского банка. Отсюда можно сделать вывод, что до начала военных действий золотой запас правительства Крюгера составлял более трёх миллионов фунтов стерлингов.
После вычета всех военных расходов получается, что осталось ещё около полутора миллионов неистраченных денег. Именно эту сумму упоминает и Преллер, участвовавший в погрузке золота на поезд, на котором был вывезен в Машадодорп весь золотой запас республики.
Однако Джеймс Грей продолжил свои подсчёты дальше: уже в самом конце войны около 600000 фунтов слитками отправились в европейские страны в качестве платы за амуницию и оружие. 350000 монетами получил президент Оранжевой республики Штейн за помощь в борьбе против Великобритании, и 200 000 — другие страны, предоставившие Трансваалю ты. Грей утверждает, что от всех денег у президента республики Трансвааль к этому времени оставалось около 150 000 фунтов — сумма немалая по тем временам, но представляющая собой всего лишь одну десятую часть от легендарных полутора миллионов.

Клад для преступника

Через шесть лет после победы британцев в бумагах министра иностранных дел республики Трансвааль доктора Лейдса было обнаружено описание погрузки золота в вагоны, а также его воспоминания о разговоре на эту тему с самим президентом Крюгером. Там есть такая фраза: «Я могу подтвердить, что ни до, ни после отъезда президента из Претории золото не было захоронено где бы то ни было, президент лично говорил со мной об этом».
Кажется — всё ясно, сокровищ больше нет, все золото когда-то богатейшей страны мира потрачено на войну, а его сравнительно скромные остатки лежат, скорее всего, в частных банках на счетах потомков самого президента и членов его правительства. Но… через много лет после окончания войны иоханнесбургским судом был осуждён на казнь один из уголовников. Уже после суда адвокат преступника утверждал, что получил задаток за защиту… золотыми монетами Трансваальскои республики. Причём монеты эти, по словам адвоката, выглядели так, будто долгое время пролежали в земле.
Так что до сих пор легендарные миллионы президента Крюгера будоражат умы людей и не дают покоя золотоискателям. Любое мало-мальски загадочное происшествие, преступление или исчезновение человека жители бывшей республики Трансвааль склонны связывать с пропавшими более ста лет назад сокровищами.

Журнал: Тайны 20-го века №49, декабрь 2009 года
Рубрика: В поисках сокровищ
Автор: Игорь Савельев





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —