Если человек в современном мире не носит штанов и не умеет пользоваться банковской карточкой, то он легко может угодить в разряд дикарей. Такого и в приличный дом не пустят. А вот представители небольшого племени тода из Южной Индии на цивилизованное общество и банковские карточки плевали — живут, как тысячи лет назад, в единении с природой и по своим законам.

Аборигены тода и их легенды

Племя тода в Индии: Мореходы Голубых гор

Хозяева земли

Горный массив Нилгири (или Голубые горы) расположен в западной части штата Тамилнад. Климат там прохладнее тропического, а места труднодоступные.
Никто, не скажет, когда там поселились тода. Местные говорят: «Наши предки поселились здесь после тода». Последних называют здесь «хозяевами земли».
Откуда такое уважение со стороны соседей? Ведь тода не имеют оружия и никогда не воевали. Дикие звери обходят посёлки тода стороной — хотя те не держат даже сторожевых собак. А ещё эти удивительные люди ничего не боятся.
Соседи считают, что все тода обладают магическими способностями, умеют не только разговаривать со слонами и тиграми, но и перевоплощаться в них. У каждого якобы есть «волшебная палочка» из бамбука, с которой эти колдуны не расстаются никогда.
Если обидеть тода, он может испепелить взглядом или за него отомстят загадочные карлики, обитающие в непроходимых лесах. Но если с ними не ссориться, то могущественные маги помогут всем нуждающимся: исцелят заговорённым молоком, поделятся запасами, выведут из чащи. Поэтому соседи частенько подносят тода дары.
А сами могущественные маги слывут очень добрыми и радушными людьми. Когда-то им принадлежали все Голубые горы, но они пускали на свою территорию переселенцев, прося с них умеренную плату. Что, в общем-то, и неудивительно: тода на всем белом свете насчитывается не более 1400 человек. Правда, сами они уверяют, что столько же их было и сто лет назад, и тысячу.
Сохраняется неизменным число тода потому, что в их племени на пять мужчин приходится одна женщина, и это соотношение не меняется никогда. Англичане, кстати, уверяли, что новорождённых «лишних» девочек эти дикари просто убивают.

Отпор мировому империализму

Когда в XIX веке британские компании начали проникновение в глубь Индии, они старались действовать хитростью. Земли скупались за бесценок или выманивались обманом. Все это англичане называли «цивилизованным подходом». Но с тода этот номер не прошёл. Их земли принадлежали всему племени, а потому хитрым колонизаторам приходилось иметь дело не с конкретным крестьянином или раджой, а с целым народом. К тому же тода обладают удивительной для «дикарей» способностью к логическому мышлению и анализу.
Британцы рассвирепели не на шутку. Оружие они применять не решались (окрестные племена настолько верили в сверхъестественные способности тода, что убедили даже захватчиков), но репутацию этому народу создали отвратительную. Их выставили глупыми, ленивыми, отсталыми дикарями с примитивным языком. Их обвиняли не только в убийстве «лишних» детей, но и в употреблении опиума, бродяжничестве и сексуальной распущенности.
Бродяжничество оказалось вымыслом: это просто-пастушеский народ, всё богатство которого состоит в стадах буйволов. Не то что опиума, но даже алкоголя с табаком тода никогда не употребляют. Более того, это вегетарианцы в чистом виде.
Относительно сексуальной распущенности англичане тоже напутали. На самом деле у тода в ходу очень редкая и древняя форма брака. Невесту выкупает не конкретный жених, а все братья сразу. Старший считается отцом всех детей семьи, а за конкретным родителем малыши записываются просто по очереди рождения. Женщины тода пользуются большим уважением и свободой. Старейшие члены племени рассказывают, что раньше наследование у тода было равным — имущество отца делили сестры и братья. Теперь все переходит от отца к сыну.
Необычно у тода и разделение труда. Все, что касается буйволов — уход, выпас, дойка и изготовление молочных продуктов, — входит в обязанности мужчин. Женщинам остаются немногие ремесла: они искусно вышивают шали и делают посуду из глины или бамбука. Плюс приготовление пищи и татуировки.
Всё остальное тода покупают или выменивают у соседей. При этом если буйвола надо продать племени кота, то приглашают «торгового агента» из племени бадага. Хотят купить мешок картошки у бадага — зовут кота. Сами тода считают торговлю занятием недопустимым.

Всё просто, как и прежде

Одеваются тода, как и сотни поколений назад, в набедренные повязки и подобие римской тоги. Причём и мужчины, и женщины одинаково. В холода могут накинуть на плечи некое подобие красиво расшитого пледа. Дома тода не похожи ни на что в мире. Они напоминают разрезанную пополам бочку, поставленную срезом на землю, и имеют высоту в верхней точке до трёх метров. Задней стеной, по возможности, служит склон горы, либо её складывают из отшлифованных песком гранитных глыб или досок. Окон нет — в домах всегда царит полумрак. Передняя стена с небольшим — не более одного квадратного метра — отверстием тоже либо складывается из камней, либо делается из досок.
На свод идёт бамбуковая дранка, каркас составляют побеги ротанговой пальмы. Вход так мал, что проникать в дом приходится, встав на колени. Пол земляной, ближе ко входу располагается «мужская — часть, дальше — «женская». На две части помещение делит очаг, сложенный из камней. У входа всегда горит слабенький масляный светильник.
Несколько таких хижин составляют манд — посёлок, все жители которого считаются родственниками. Поселение обнесено невысокой оградой, сложенной из песчаника. Центральное место занимает загон, в котором содержатся буйволы.
На некотором отдалении от каждого манда располагается подобие святилища. В дни, известные одним тода, в этих хижинах, которые намного больше жилых, происходит ритуальная дойка буйволиц. Обряд сопровождается чтением неких священных текстов, которые специально обученные жрецы произносят по памяти. Женщины на эти церемонии не допускаются. Длится такой ритуал три месяца, в течение которых жрецы-террали не выходят из святилища.
Столь же необычен и похоронный обряд. За каждым тода как бы «закреплён» буйвол, который является вторым «я» человека. Когда умирает член племени, приходит время убить и «его» буйвола. Тушу отделяют от головы и сжигают вместе с останками человека. Потом пепел в глиняном горшочке с изображением звёздочек относят в лес и прячут. Рядом кладут буйволиную голову. У каждого усопшего место погребения своё, и их никогда никто не посещает. Ни в каком другом случае тода не поднимают руку на животное.
Любопытно, что тода готовы повторить для всех желающих священные тексты, но категорически не позволяют чужакам приближаться к доильням. Кстати, теперь тода используют такие строительные материалы, как кирпич, цемент, черепица, абсолютно для всех построек, кроме святилищ.
Несколько мандов объединены в один род. Всего в племени 14 родов. Как удалось понять исследователям, шесть из них привилегированные: только они поставляют жрецов. В остальном — полное равенство. И между прочим, в собственном роду тода никогда не станет жрецом. В этих традициях, видимо, скрывается какая-то тайна, потому что тода, любящие поболтать с чужаками, ни в какую не хотят объяснять, почему их общество устроено так, а не иначе. Говорят, что это завет предков, и улыбаются.

В ожидании кораблей

Зато тода с удовольствием рассказывают о многом другом. Например, о своём происхождении, которое является, пожалуй, самой большой загадкой племени.
Начнём с того, что тода живут в дебрях Южной Индии, населённой дравидскими племенами. Дравиды — люди с тёмной кожей, негроавстролоидными чертами лица, вьющимися тёмными волосами, низкорослые и безбородые. Тода — выше среднего роста, с прямыми длинными волосами, светлокожие и обликом больше напоминают европейцев. Мужчины носят бороды. Женщины изящны, иногда голубоглазы, а волосы завивают сами. Как народ тода очень выделяются из группы этносов не только Тамилнада, но и всего региона вообще.
Первых европейцев сбил с толку повседневный язык тода. Он относится к дравидийской семье и, судя по всему, заимствован у соседей. Вот поэтому поначалу тода и причислили к тамилам.
Однако со временем эта версия оказалась несостоятельной. Дело в том, что у тода есть другой язык — кворжа. Он не похож ни на один диалект в Индии, да и во всём мире. 16 гласных, дифтонги, дрожащие и шипящие согласные — все это имеет много общего с протошумерскими языками. Да и внешний вид тода заставляет задуматься об их родстве с древними обитателями Месопотамии.
А сами тода уверены, что когда-то давно их предки жили где-то в созвездии Тельца. Отсюда и звёздочки на погребальных горшочках — они должны помочь душе усопшего переселиться на прародину. Но самое интересное, что тода уверяют, будто они на свою нынешнюю родину… приплыли на 14 кораблях.
Тода описывают древние океанские суда, характерные, скажем, для крито-микенской цивилизации. Странно, ведь в горах Нилгири нет не только моря, но и крупного водоёма. Но тода испокон веку считают, что за ними обязательно вернутся корабли, доставившие их в Индию. И что их непременно будет четырнадцать. Поэтому, дескать, и численность племени тысячелетиями не меняется, чтобы всем хватило места. Да и соотношение мужчин и женщин напоминает пропорцию «гребцы (команда) — пассажиры».

Журнал: Тайны 20-го века №52, декабрь 2013 года
Рубрика: Экзотические племена
Автор: Марк Мэлс

Метки: торговля, Тайны 20 века, женщина, Индия, народ, обычай, племя, тода



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —