Леона Дар: Жизнь — на карту

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Теперь подобные зрелища увидеть уже невозможно. Но даже тогда, 120 лет назад, номер, с которым выступала американка Леона Дар, был из ряда вон выходящим. Отважная воздушная гимнастка поднималась в небо на воздушном шаре, уцепившись зубами за каучуковый загубник. С шаром её связывал лишь тонкий металлический тросик, прикреплённый к трапеции под корзиной. Поистине, жизнь её в эти минуты висела на волоске. Высоко над землёй гимнастка бралась за трапецию и проделывала на ней головокружительные трюки.

Фото: Леона Дар — интересные факты

«Режь, рви, круши!»

Впервые Леона Дар приехала в Россию летом 1887 года. Её полёты в Москве происходили из знаменитого увеселительного сада — Эрмитаж». Московская газета — Новости дня» называла их «демонстрацией замечательной ловкости», «поразительным по искусству и красоте зрелищем». Дав несколько выступлений, аэронавтка покинула Россию, но два года спустя снова приехала в Москву.
В то лето в Белокаменной выступал и соотечественник американской гимнастки — воздухоплаватель-парашютист Шарль Леру. Однако даже его громкое имя и рискованные прыжки не ослабили впечатления от воздушного номера неустрашимой акробатки.
Гастроли Леоны опять начались в саду «Эрмитаж». Поднималась она не одна. Её сопровождал воздухоплаватель Эдуард Спельтерини, а иногда и кто-нибудь из зрителей, пожелавший испытать свою храбрость (разумеется, не бесплатно). Спельтерини управлял подъёмом и спуском шара, а также помогал Леоне Дар после её выступления подняться по верёвочной лестнице в корзину.
Обычно ветром шар уносило за пределы Москвы, и там, бывало, случались неприятные происшествия. Об одном из них газета «Новости дня» сообщала: «Последний полёт Леоны Дар ознаменовался довольно печальным инцидентом. Воздухоплаватели опустились в трёх верстах от Рогожской заставы, на поле, засаженном картофелем. Толпа крестьян с гиканьем и криками окружила их. «Режь, рви, круши!» — ревела толпа. Некоторые из селян вырывали картофель и «обстреливали» им воздухоплавателей».

В Панаевском саду

Помощи осаждённым ниоткуда не предвиделось. Мужички, разорвав в трёх местах шар, обрезав канаты, поддерживающие корзину, принялись за расхищение всего, что попадало под руку. Наконец прибыла полиция, и воздухоплаватели кое-как освободились от неистовствовавшей толпы.
В начале августа 1889 года Дар и Спельтерини приехали в Казань, где также намечались полёты. Стартовая площадка была устроена в Панаевском саду, излюбленном месте отдыха горожан. Уже второй полёт здесь, 10 августа, стал из ряда вон выходящим. Дело в том, что было широко объявлено: вместе с заезжими аэронавтами решил лететь профессор Казанского университета Н.П.Загоскин, в то время уже известный историк, археолог и общественный деятель.
Наполнение шара светильным газом закончилось к пяти часам вечера. Огромный аэростат величественно колыхался посреди взлётной площадки, окружённый многочисленной публикой. На его оболочке выделялась крупная надпись красными буквами: «Леона Дар».
Перед самым стартом выяснилось неприятное обстоятельство: шар, наполненный местным светильным газом невысокого качества, лишь с трудом сможет поднять трёх человек. И Спель-терини (с согласия Загоскина) решил пойти на большой риск — отправиться в полёт без якоря и с минимальным запасом балласта.
Около 7 часов вечера «воздушный корабль» был готов к полёту. Спельтерини и Загоскин уже находились в корзине аэростата, когда на эстраде появилась она, Леона Дар — красивая женщина в ярко-лиловом костюме, плотно облегавшем её стройную фигуру.

Отчаянная смелость

Грациозно раскланявшись с публикой, Дар по ковровой дорожке прошла к аэростату, взяла загубник, руками ухватилась за трапецию и повисла под корзиной, приподнятой над землёй.
«Пускайте!» — скомандовал Спельтерини. Под гром духового оркестра и бурю рукоплесканий публики шар плавно пошёл вверх. Едва он успел подняться на высоту 30-40 метров, как Леона Дар бросила трапецию и, широко раскинув руки в стороны, продолжала полёт, держась лишь за один загубник.
«Испытывал ли я чувство страха? — писал Загоскин спустя три дня после полёта. — Будучи далёк от мысли бравировать и рисоваться, я, положа руку на сердце, отвечу, что — нет. Впрочем, виноват: было в первые минуты нашего полёта обстоятельство, которое заставляло сердце моё биться очень и очень беспокойно. Это — отчаянная смелость госпожи Леоны Дар, висевшей внизу. Жутко было видеть сквозь открытый у наших ног люк неустрашимую аэронав-тку, эффектно распластавшуюся в воздухе. Обращённое к нам в люк красивое лицо Леоны Дар дышало смелостью и энергией, тогда как челюсти её с судорожной силой стискивали каучук. Волосы становились дыбом при взгляде на отчаянную аэронавтку».
Когда Леона Дар поднялась в корзину, лицо её, по словам профессора, горело, а глаза лихорадочно блестели. Она, тяжело дыша, почти в полном изнеможении склонилась на борт. Два-три глотка коньяка, предусмотрительно захваченного Спельтерини с собой, окончательно привели её в чувство.

Гипноз или безумие?

Шар опустился в окрестностях Казани, и в тот же вечер аэронавты возвратились в Панаевский сад.
Воздушное путешествие очаровало казанского профессора. «Буду только ждать случая возобновить это дивное наслаждение», — писал он. И мечта его скоро сбылась. Через пять дней, 15 августа, он вместе с Леоной Дар и Спельтерини совершил второй полёт. Увы, он оказался не столь благополучным, как первый.
Подготовка к полёту сильно затянулась, её пришлось вести под дождём, и старт состоялся лишь поздно вечером. Воздушное течение (уже после выступления Леоны Дар) занесло аэростат к лесу, район, богатый оврагами. На беду шар начал быстро терять высоту. За борт полетело все, что можно было выбросить: гайдроп (канат, необходимый при посадке), веревочная лестница, трапеция, провизия и даже гардеробная корзинка Леоны Дар.
С большим трудом удалось дотянуть до ровного места. Опустились уже в ночной темноте. Воздухоплаватели обнялись и поздравили друг друга со счастливым исходом опасной воздушной прогулки.
Вскоре в Казани вышла в свет брошюра Загоскина под названием «На аэростате. Из впечатлений воздушного путешествия». Тогда же он обратился через газету «Волжский вечер» с предложением обсудить, что значит беспредельная отвага Леоны Дар, граничившая, по его мнению, с безумием. Он считал, что воздушная гимнастка совершает столь отчаянные полёты в гипнотическом состоянии. Но так ли это? «Было бы желательно, — писал Загоскин, — чтобы ответ на мой вопрос дали специалисты, в частности, врачи».

99 полётов

В газете развернулась настоящая дискуссия, но к общему мнению прийти так и не удалось. Один из казанских врачей призывал «из чувства сострадания не дозволять Леоне Дар её полётов» и прекратить их, хотя бы и «административным порядком».
О дальнейшей судьбе бесстрашной аэронавтки известно немного. Её компаньон Эдуард Спельтерини прославил себя многократными перелётами через Альпы. Он первым начал полёты в Южной Африке. Ему удалось установить мировой рекорд для аэростатов, поднявшись на высоту более 10 тысяч метров. Но летал он уже без Леоны Дар.
В 1896 году с отчаянной воздухоплавательницей встретился французский журналист Де-Фретт. «Я был представлен Леоне Дар общим нашим другом, — вспоминал Де-Фретт. — Мы беседовали об аэронавтике, причём она показала мне устройство, за которое цеплялась зубами — кусок твёрдой резины, похожий на слепок зубов». Гимнастка припомнила случай, когда оборвалась-таки в воздухе, но, к счастью, как раз над крышей пятиэтажного дома, и это спасло ей жизнь.
Прошло около четырёх лет после гастролей Дар в России, и у неё появился последователь — Жан Овербек, москвич, разносторонний спортсмен. Он был известен как велогонщик, установивший несколько велосипедных рекордов. Овербек начал демонстрировать полёты, держась зубами за платок, привязанный к оснастке воздушного шара. Проделывал он в воздухе и рискованные гимнастические упражнения.
В это время Леона Дар уже не выступала. Совершив 99 удивительных полётов и будучи суеверной, как многие американцы, она не захотела рисковать и подниматься в небо в сотый раз.

Журнал: Тайны 20-го века №20, май 2010 года
Рубрика: Сильные духом
Автор: Геннадий Черненко

Метки: Тайны 20 века, гимнастика, США, полёт, трюк, аэростат, зубы




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 —