Чёрные чулки, кружевные подвязки, виляющая походка и томные взоры… Нехитрые приёмчики эротического кино конца XIX века сражали русского зрителя наповал. При этом никакой «обнажёнки» на экране не было — все под вуальками, перьями или мехами. Это сейчас еле-еле потянуло бы на «софт-порно», а тогда на афишах писалось как «парижский жанр» и было просто ужас до чего неприлично…

Парижский жанр в русском кино

Почему парижский стиль в кино считался порнографией?

Это «неприличное кино» меж собой называли то «курительным» (крутили в курительных клубах), а то и «синим» (снимали на синей плёнке). Но чаще — «холостяцким», хотя как раз женатым оно, похоже, было нужнее. Ведь мужчины — а дамы в курительные клубы не ходили — не только слюни пускали на сеансах, но и проходили некий ликбез по части того, чего хотят женщины…

Что же утопили в Сене?

«Смерть, страсти, преступления, извращения, безумие, мистицизм, космополитизм, порнография почти безраздельно владели экраном» — это о нашем синематографе начала XX века писал французский кинокритик Жорж Садуль! Называя при этом Россию особо «развращенной и элегантной»! Интересно получается: сами французы завезли нам «парижский жанр», и мы же оказались впереди планеты всей!

Хотя на Западе тогда уже вовсю крутили «софт-порно» не только в нелегальных кинотеатрах и борделях, но и в специальных кабинках для одного зрителя. Полиция совершала налёты на киноателье, а их владельцы морочили жандармам головы, будто порноактёры — это сплошь люмпены и бомжи, которые уже разбежались кто куда, прячутся невесть где, и найти их просто невозможно. Это было, конечно же, неправдой…

Под давлением общественности километры изъятой плёнки даже публично утопили в Сене! У нас «пикантные фильмы» ни в Неву, ни в Москву-реку не бросали. В России вообще была вольница — никаких официальных запретов на «неприличное кино» просто не существовало. Нет, церковь, конечно, голос подавала. «Не пускайте своих детей в синематограф!» — призывал митрополит Филарет. Да и общественность не молчала — юрист Кони, например, публично клеймил софт-порно «словоблудным онанизмом»! А родители — так те просто умоляли правительство: «Цензуры дайте для этих электрических зрелищ!» Но наш царь Николай II бормотал, как всегда, что-то невнятное, мол, «все это вздор, и никакого значения таким пустякам придавать не следует». Никто и не придавал, законов не принимал, цензуру не вводил. Вот и выходило, что Россия — самая что ни на есть «развратница» (как глаголил киноэнциклопедист Садуль), и здесь у нас можно то, что «в Европах» нельзя…

Так что столичные господа на подпольных просмотрах дымили себе в «курительных клубах», наслаждаясь «парижским жанром» без особых помех. И ведь не только ради жара эрекции, а ещё и для опыта. Это ведь вам опыт уже не от горничных, как в юности, и не от проституток, как в студенческие годы, а, выходит, от роковых кинодив с французским шармом! Таким потом и похвастаться не грех у себя в деревне перед каким-нибудь помещиком, что по старинке забавляется с дворовыми девушками. И продолжалось это вольное времечко лет 12 — никак не меньше, пока, наконец, в 1908 году не ввели цензуру…

Стриптиз за ширмой

На Западе запреты и ограничения «свирепствовали» уже давно, и кинодельцы, чтобы не терять деньги, изобрели некий супружеский жанр — вполне себе в рамках морали. Например, клерк приходит из конторы домой и приступает к супружеским обязанностям. На экране мелькают титры: «Oh, mon cher…» («О, дорогой…») или «Oui, oui!» («Да, да!»). Это жена так ободряет мужа, но апогей страсти остаётся за кадррм. Или знаменитая «Невеста отходит ко сну» от пионеров кинематографа Пиро и Кйрхнера. Скромница ставит ширму, чтобы раздеться для первой брачной ночи. Пока она возится с застёжками, зритель видит и её стриптиз за полупрозрачной перегородкой, и волнения молодожёна, но не более того. В общем, всё прилично и всем понятно…

Своей продукцией французы буквально заполонили наш рынок. Но в 1907 году у нас появились собственная киноиндустрия и система проката. Правда, звезды немого кино — Вера Холодная, Гославская, Каралли — в «обнажёнке» не участвовали. То было уделом малоизвестных молодых актрис, которые в титрах не значились. А после революции «неприличные» плёнки вообще были безжалостно смыты…

Софт-порно производили, по большей части, карликовые кинофирмы, что выживали в тени Ханжонкова, Тимана, Ермольева, Харитонова и акционерных обществ с крупным оборотным капиталом и собственными прокатными конторами. «Карлики», или «халтуристы», как их свысока называли мэтры немого кино, арендовали тесные павильончики и вечно пребывали на грани банкротства. А потому к делу подходили

Просто — брали французский роман, Жана переименовывали в Ивана, Мэри — в Марию и снимали.

Крутая «обнажёнка» (хард-порно по-нынешнему) в тех лентах была редкостью. Актрисы на экране щеголяли в купальных костюмах (а это были, между прочим, платья ниже колен) или полупрозрачных пеньюарах до пола.

Немое кино требовало выразительных средств, и девушки возводили к небу подкрашенные глазки, полулёжа прикуривали от папиросы мужчины, поднимали руки будто бы причёску поправить, а на самом деле пышный бюст продемонстрировать. Иногда изящная ножка с высоким подъёмом (о, этот самый сокрушительный секс-фетиш!) выглядывала из-под края пеньюара и «нечаянно» касалась башмака мужчины…

Вскоре «халтуристы» взялись за экранизацию «арцыбашевщины» (названной так по фамилии автора скандального порно-романа «Санин» Михаила Арцыбашева), а также сюжетов Анатолия Каменского с его болезненной эротикой и Анны Map с налётом садо-мазо. Позже мелкие кинодельцы обратились к творчеству знатока однополой любви Ипполита Рапгофа и автору знаменитой тогда «Истории дамских панталон» графу Амори (Ипполит Рапгоф). В общем, всё худшее было делом рук «карликов». Они даже перетягивали актёров у крупных кинопроизводителей. Например, талантливый Иван Перестиани ради высоких гонораров ушёл из фильма по мотивам Льва Толстого на порносъемки «Дневника горничной» Мирбо…

«История дамских панталон»

Цензура с 1908 года всё больше выискивала намёки на революцию, и «неприличное» кино пошло в разнос, невиданный на Западе. «Смерть и эротика смешались в пляске смерти!» — восклицал француз Жорж Садуль. Это он о влиянии на кино поэтов Серебряного века. Та же Зинаида Гиппиус писала: «Смерть — у нас единое доказательство, смерть — единая награда… На каждой пяди земли растёт трупная горка». А баронесса Таубе, редактор бульварного журнала «Весь мир», принимала авторов, сидя в гробу. Сами эти изысканные дамочки помирать не спешили, зато по стране тогда прокатилась волна молодёжных самоубийств. Страсть к самоистреблению и заигрывание с нечистой силой на фоне эротики стали неотъемлемой частью российского кино. «Девушка с улицы» (1914) перешагивает через труп покончившего собой любовника, чтобы только не опоздать в ресторан к другому воздыхателю. Герой картины «В буйной слепоте страстей» (1915), пытаясь уничтожить мужа своей возлюбленной, по ошибке убивает брата. А тот из мести в образе призрака доводит безумца до самоубийства.

Сыгравший его Иван Мозжухин (один из символов эротического кино) говорил о своих ролях, что были они «нервозными, откровенными до жестокости, тяжёлыми от сдержанной страсти, поскольку тогда вспыхивали трагические зарницы войны и революции».

Появился даже особый кинотермин «русский финал», но он для продажи наших лент за рубеж отрезался, а концовку переснимали в стиле хеппи-энда. В Европе, кстати, те же немцы-экспрессионисты тоже не прочь были замешать эротику на крови, да их сдерживала недремлющая цензура. Зато наши чиновники, замороченные политкрамолой, чинили запреты в основном крупным кинопромышленникам, а «халтуристов» не трогали — даже глаза закрывали на ночные нелегальные показы. По одной из версий, прокат «аморального» кино в последние годы Российской империи и вовсе негласно поощрялся. Мол, уж лучше «История дамских панталон», чем русский бунт.

Чем такие вещи кончаются — россияне знают не понаслышке…

Журнал: Загадки истории №40, октябрь 2021 года
Рубрика: Шокирующие нравы
Автор: Людмила Макарова




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: Загадки истории, кино, эротика, кинематограф, порнография


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022