Почему православная церковь боролась с кино?

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В 1895 году, когда братья Люмьер показали в Париже три первых пленочных фильма (каждый — длительностью менее минуты), никто и не задумывался, что скоро «живые фотографии», как тогда это называлось, покорят весь мир и станут неотъемлемой частью нашей жизни.

Фото: православная церковь и кино, интересные факты
В мае 1896 года «синематограф Люмьеров» появился в двух крупнейших российских городах — 4-го числа (по старому стилю) его демонстрировали в столичном летнем саду «Аквариум», а в конце месяца — в московском увеселительном саду «Эрмитаж». Летом того же года Шарль Омон привёз его на Нижегородскую ярмарку, а также в Харьков, Ростов-на-Дону и Киев. Зрители валили на «живые фотографии» толпами. Без всякого различия социального статуса.

Волшебство на экране

Первые фильмы, прилагавшиеся к «синематографу» и занимавшие всего 10 минут экранного времени, шли под музыкальное сопровождение тапёра, а то и местного военного оркестра. Успех был впечатляющий — некоторые считали, что всё происходящее на экране может получить продолжение в реальности. Например, «экранный» поезд их раздавит.
Буквально за пару лет увлечение «синематографом» стало повальным. Его показывали в увеселительных заведениях по всей России — в варьете, на ярмарках, в цирках, везде, где можно было взять в аренду помещение с небольшим залом и установить проекционный аппарат. Появились и первые стационарные кинотеатры, тогда они назывались электротеатрами. Перед входом в них висели яркие зазывающие афиши, снабжённые гирляндами сверкающих лампочек. Названия электротеатров были соответствующие — «Мираж», «Грёзы», «Иллюзион». Но долго продержаться на люмьеровском репертуаре им бы не удалось. И по всему миру началось производство новых фильмов, уже не в 2-3 минуты длиной, а гораздо дольше — видовых, а потом и игровых. И если к первым шагам нового искусства церковь отнеслась довольно спокойно, увидев в них что-то напоминающее цирковое представление, то игровые фильмы вызвали у русских священников откровенную ярость.

Откровенный разврат

Первые игровые фильмы в основной массе были, конечно, ближе не к искусству, а к ярмарочному балагану. Одни из них рассказывали мелодраматичные истории из жизни высшего общества, другие ставили в комедийные ситуации обывателей из городских низов, и в них все действие строилось на потасовках и разных нелепостях, происходивших с героями кинолент, третьи погружали зрителя в криминальную среду и живописали подвиги воров, разбойников и убийц, четвёртые были откровенно эротическими, их так и называли — «французский синематограф». Удивительно, но значительная доля этой кинопродукции выпускалась русскими предпринимателями. За основу брались литературные произведения, которые экранизировались — «Песнь про купца Калашникова», «Мёртвые души», «Бахчисарайский фонтан».
Церковь быстро разглядела в новом веянии опасность для своего существования. Ведь вместо того, чтобы молиться и почитать память святых, народ, который и книг в руки не брал, и в театры не ходил, стал посещать кинозалы. Один из армейских священников, отец Георгий Шавельский, жаловался на кино самому императору Николаю II, когда тот посетил Ставку в Могилёве. И рассказывал случай из жизни, которым с ним поделился один генерал. Служит, говорил он, у этого генерала один лакей, очень преданный человек, и есть у него сын 14 лет. Прежде был мальчик как мальчик, а тут генерал стал замечать, что со стола стали пропадать какие-то вещи, а как-то проходил он мимо сундука в коридоре и заметил приподнятую крышку. Открыл он сундук, а там притаился этот мальчишка и с ножом в руке. Хотел, насмотревшись фильмов, генерала зарезать! Николай его выслушал и вполне согласился, что с кинематографом нужно что-то делать. «Кинематограф, показывая по большей части сцены грабежа, воровства, убийств и разврата, особенно вредное влияние оказывает на нашу молодёжь», — заметил государь.

О, цензура!

Цензура в России была устроена специфическим образом. Политическая занималась выискиванием злоумышлении на государственный строй, императорскую семью, высших чиновников и неприемлемую трактовку политических событий; военная вымарывала все касательно разглашения военной и государственной тайны; церковная запрещала все негативные или еретические высказывания в адрес религии, а также искала нарушения морали. В основном это касалось книгоиздателей. До 1910 года признанием фильмов годными или негодными к показу зрителям занимались обычные приставы. Разрешали или запрещали демонстрацию фильмов они на собственное усмотрение. Потом для цензуры фильмов был назначен специальный чиновник и разработана система запретов. Часть из них касалась показа на экране членов императорской семьи: для этого требовалось получить разрешение придворной цензуры и запрещалось сопровождать показ хроники музыкой. Показ военной хроники, что стало обыденным в годы Первой мировой войны, разрешала военная цензура. Показ любых современных политических событий — демонстраций, забастовок, покушений на убийства и т.п. — строго запрещался. Запрещалось все, что нарушало моральные нормы: поцелуи, сцены обольщения, покушения на изнасилование и само изнасилование, пытки, самоповешение, казнь, гробы и любые действия с гробами, трупосожжение (даже в историческом фильме, рассказывающем о языческих временах), хирургическое вмешательство и показ трупов или частей трупа, если это не научное кино для студентов-медиков, да и то со специального разрешения цензора. Но наибольшее количество запретов касалось религиозных вопросов. На этом настоял Священный синод.
Итак, что же запрещалось показывать кинематографистам вплоть до Февральской революции? Любые изображения Иисуса Христа, Богоматери, ангелов и святых, благословение крёстным знамением (почему-то церковь боялась, что на экране это выглядит кощунством и вызывает смех), внутренний вид православных храмов (а вот храмы других конфессий можно было снимать без ограничений), инсценировки христианских богослужений с переодетыми в священников, монахов, епископов и патриархов актёрами, инсценировки православных процессий, кладбища и погосты, если там являются души умерших или привидения, открытые могилы во время похорон, братские могилы на полях сражений, любые религиозные обряды кроме венчания, а также запрещалось показывать обнажённое тело. Для женского существовал стандарт: можно было снимать ноги на четыре вершка выше колен и верхнюю часть до восьмого ребра, а со спины — до талии.
Единственную уступку в борьбе с кинематографом церковь сделала для пропаганды трезвого образа жизни. Ни проповеди местных батюшек, ни статьи священников в тогдашней прессе никак не помогали излечить эту язву дореволюционного общества. Русский мужик пил. И часто — запоем. Вот тогда-то Синод решил показывать в церковно-приходских школах фильмы о вреде алкоголя. В апреле 1913 года акционерное общество Ханжонкова выпустило фильм, снятый по заказу Всероссийского общества христиан-трезвенников — «Пьянство и его последствия». Главную роль в нём сыграл Иван Мозжухин, который очень натурально показывал в течение двух часов, как человек постепенно привыкает к пьянству и как деградирует его личность. Апофеозом фильма был эпизод с мультипликационной бутылкой, где Мозжухину являлся самый настоящий мультипликационный черт. Епископ Нарвский Никандр даже разрешил демонстрацию этого кинофильма в помещении одного из храмов, а Синод дал разрешение на его показ в течение всей четвёртой недели Великого поста, когда действовал запрет на любые зрелища. Публика была очень благодарна. Чёрт произвёл впечатление буквально на всех!

Журнал: Загадки истории №30, июль 2019 года
Рубрика: Религии мира
Автор: Елена Филимонова

Метки: Николай II, эпоха Романовых, Загадки истории, Россия, церковь, православие, фильм, кино, цензура



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.