Алгемба: Железная дорога Александров Гай — Эмба

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В 1919 году Совет рабочей и крестьянской обороны принял решение о строительстве железной дороги протяжённостью 500 вёрст, по которой можно было бы вывозить нефть из Казахстана в центр. Проект назвали «Алгемба» по названию двух конечных пунктов: Александров Гай — Эмба. Эта стройка так и не была завершена, несмотря на то что она обошлась Советскому государству в миллион рублей и унесла десятки тысяч человеческих жизней.

Алгемба: Железная дорога Александров Гай — Эмба

Немного истории

Гражданская война нанесла немалый урон молодому Советскому государству. Большой проблемой стал топливный кризис, вызванный тем, что нефтяные месторождения Кавказа, Закавказья и Закаспия оказались недоступны. А пока всё это не стало советским, большевикам надо было найти хоть какую-то альтернативу. Настоящим спасением стало то, что в конце 1919 года Красная армия во главе с Михаилом Фрунзе вошла в Казахстан и с боем захватила Эмбинские нефтепромыслы (Доссор и Макат) в Гурьевской губернии. В тот момент в резервуарах нефтепромысла имелись хорошие запасы: около 200 тысяч тонн нефти.
Запасы-то были, но транспортная система находилась в неисправном состоянии, в том числе и сам нефтепровод. Поэтому вывезти нефть не представлялось возможным. Казалось бы, самое простое решение — ремонт нефтеналивного причала и трубы, но советское правительство рассудило иначе.
24 декабря 1919 года Совет рабочей и крестьянской обороны постановил, что для транспортировки нефти необходимо построить железнодорожную магистраль Александров Гай — Эмба и признать это строительство «оперативной задачей». Техническим директором и главой проекта назначили инженера-железнодорожника Юрия Ломоносова, в своё время сконструировавшего первый в мире тепловоз.

Дороге быть!

Строительство дороги предполагалось вести с двух сторон. Стыковку веток планировалось осуществить у реки Урал, в районе села Гребенщиково, где в скором времени ожидалось возведение нового моста. Основной участок дороги предстояло прокладывать по безводным солончаковым степям.
Первыми строителями стали военные той самой армии под командованием Фрунзе. Интересно, что в её составе была и чапаевская 25-я дивизия. Фрунзе не нравилась идея использования его солдат таким образом. Однако после получения телеграммы от Троцкого, в которой было чёткое указание о переводе 4-й армии на строительство железной дороги, возражения отпали. Ещё бы! Ведь в телеграмме сам Ленин дописал: «Прошу товарища Фрунзе в соответствии с указанием товарища Троцкого развить революционную энергию для максимального ускорения постройки дороги и вывоза нефти». Ослушаться вождя Фрунзе не посмел. И армия, прекратив преследовать белогвардейцев, сменила оружие на лопаты.
Через два дня командарм ответил вождю, что отдал все распоряжения подчинённым, но предупредил, что имеются нюансы, которые существенно затруднят строительство дороги. Во-первых, из-за проблем с транспортом будет сложно доставить и перемещать по всему маршруту такой большой объём строительных материалов. Во-вторых, надо где-то размещать строителей, но для этого нет ни условий, ни жилья, не говоря уже о продуктах, воде, топливе и пр.
Нет, Фрунзе не пытался увильнуть от участия в проекте. Просто в голой степи действительно не было ничего для даже самого неприхотливого существования людей.
В ответ Ленин заявил: «Для русской революции нет ничего невозможного». И видимо, недолго думая, проблему решил. Он направил дирекции стройки наличные деньги — миллиард рублей. На эти деньги полагалось закупить на рынке все необходимые материалы. А то, что незадолго до того Совнарком наложил запрет на любые закупки на рынке госучреждениями, вождь во внимание не принял. Проигнорировал он и протест рабоче-крестьянской инспекции по поводу такого финансирования. И даже посоветовал ей «не стеснять формальностями в отпуске денег». И миллиард ушёл по назначению.
Однако проблем деньги не решили. Антисанитария, голод и холод стали причиной того, что солдаты массово заболевали сыпным тифом. Началась эпидемия. Алгемба теряла рабочую силу. На смену выбывшим строителям в степь срочно доставили около 45 тысяч человек из Саратова и Самары. Задействовали и местное население. Причём не добровольно, а по указанию Ильича, в котором говорилось, что на них возлагается «трудовая и гужевая повинность с частичной оплатой продуктами». Повинность была не из лёгких. Люди практически руками сооружали насыпь для будущей дороги.

Дальше — больше

В марте 1920 года к одной нелёгкой задаче добавилась вторая. Совет рабочей и крестьянской обороны принял декрет, согласно которому силами тех же строителей необходимо было сооружать ещё и нефтепровод от Эмбинского месторождения до Саратова. Магистраль должна была проходить параллельно железной дороге и транспортировать в год около 90 миллионов пудов нефти. То есть по мощности в полтора раза превзойти нефтепровод Баку — Батум. Однако предполагаемый для транспортировки объём тнефти был в четыре раза больше того, который вообще могла дать Эмба.
А тут в Баку пришла советская власть, следовательно, нефть забила ключом для Страны Советов. Тем не менее строить Алгембу не перестали. Мало того, для продолжения и ускорения этой злосчастной стройки была создана Поволжская революционная трудовая армия на базе все той же 4-й армии. Уж очень вождю хотелось завершить проект, который он держал на личном контроле, детально вникая во все вопросы.
Тем временем люди, трудившиеся на строительстве, переживали очередную эпидемию тифа. Каждый день болезнь уносила жизни сотен человек. К счастью, если так можно сказать, в конце лета 1920 года всех военных отправили на войну с Польшей. И к слову, потери на фронте были значительно меньше, чем на Алгембе. Стройка затормозила. Это обеспокоило вождя, и он отправил в дирекцию следующую телеграмму: «Ясно, что тут саботаж или разгильдяйство. Обязательно пришлите мне архикратко, что заказано и что сделано, имя-отчество, фамилия каждого ответственного лица».

Новые напасти

В канун Нового 1921 года на Алгембу пришла очередная беда — эпидемия холеры. В стране начинался голод, понятно, что в связи с этим паёк строителям резко уменьшили. На стройку направили большое количество врачей для борьбы с холерой, но, учитывая условия, они ничего не смогли сделать. А строительство упорно продолжалось. Весной 1921 года Алгембу посетил Фрунзе, бывший в то время в большом фаворе у власти. Картина, представшая перед его глазами, повергла командарма в шок. В степи бушевали бураны, заносы. Раздетые и разутые люди разбирали деревянные постройки и вагоны, для того чтобы сжечь их и согреться. Фрунзе потребовал срочно принять какие-то меры. Однако его заявление Ильич оставил без внимания, и не то что мер — ответа не последовало!
…Стройку закрыли 6 октября 1921 года. При реализации ненужного проекта погибло 35 тысяч человек. Об этом предпочитали умалчивать. До сих пор остаётся вопрос: ради чего погибли эти люди? Ради 200 километров насыпи без рельсов или недостроенного вокзала в Доссоре?

Компромат

Глава проекта Юрий Ломоносов был редким гостем на Алгембе. Его больше интересовала покупка паровозов в Швеции по баснословным ценам. Это его занятие вошло в историю как «паровозная афёра». Кроме того, он правдами и неправдами стремился занять пост народного комиссара путей сообщения. Так что ему было не до стройки. Кстати, именно тогда Ломоносов попал в поле зрения ВЧК, а Дзержинский лично отправил компромат на него в Политбюро. Однако донос как-то не впечатлил руководство. Ломоносову по-прежнему доверяли.

Дело — труба

Самой большой из всех проблем Алгембы был дефицит труб. Взять их было негде. Владимир Ильич нашёл смелое решение: использовать деревянные трубы, которые самим же и делать. Однако он не учёл, что в этих трубах невозможно поддерживать давление. Тогда чей-то светлый ум придумал разбирать все трубопроводы, независимо от их назначения, и строить нефтепровод из этих запчастей.
Опять же идея возникла, но почему-то никто не учёл, что трубы эти отличались по диаметру, толщине, материалу. Впрочем, это было не так важно, так как собранных трубных отрезков всё равно было слишком мало. Кстати, для строительства дороги также не хватало рельсов и шпал.

Журнал: Архивы 20 века №3, июнь 2020 года
Рубрика: Великие проекты
Автор: Галина Минникова

Метки: строительство, война, Гражданская война, проект, Архивы 20 века, Казахстан, нефть, железная дорога, 1919




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.