Байкеры — уникальная субкультура; узнаваемая во всём мире. На них заглядываются с восхищением и одновременно ненавидят. С ними хотят покататься и навсегда их запретить. Противоречивые ребята. Многие помнят, как популярны были мотоциклы в СССР, но не все уже знают, что у нас возникло собственное байкерское движение, членов которого прозвали рокерами. Об этом уникальном феномене советских времён читайте в материале этой статьи.

Байкеры или рокеры в СССР

Байкеры Советского Союза - история субкультуры

Развитие мотопроизводства

Перефразируя известный афоризм, можно сказать, что автомобиль в Советском Союзе — не просто средство передвижения, а настоящая роскошь. Даже заработавший (накопивший) на него гражданин не мог просто прийти в салон и купить себе машину. За ней, как за квартирой, нужно было ещё постоять в очереди. Ну или купить на чёрном рынке в 1,5-2 раза дороже номинала. На этом фоне мотоциклы выгодно выделялись. В средне- и позднесоветские времена их производили не меньше, чем автомобилей, а главное — они были доступны, в том числе и после распада СССР, пока мода не прошла. Автор хорошо помнит сельскую местность Волгоградской области 1990-х годов: на мотоциклах ездил каждый второй. Причём средний возраст «байкеров» был меньше 20 лет. Это были ещё отголоски советского прошлого. Поэтому не случайно, что мотосреда стала гигантским клубом по интересам.

Вообще, байкеры как субкультура со своей идеологией и группировками появились в США ещё в конце 1940-х годов и сразу стали политизированными. Это были не просто лотоциклисты, а свободолюбивые молодые люди, не представляющие своей жизни без железного коня, а также зачастую жестоко конкурировавшие друг с другом. Это были ветераны Второй мировой с испорченными нервами, подросшие послевоенные нонконформисты, а позже и бэби-бумеры, родившиеся в 1950-х, создавшие свой уникальный байкерский стиль, узнаваемый и копируемый во всём мире (кожаные куртки-косухи, банданы или немецкие каски, а также флаги Конфедеративных Штатов Америки).

В Советском Союзе развитие мотоциклетного производства после войны развивалось очень быстро — сказалось заимствование технологий от немецкой трофейной техники, поставленные американцами «харлеи» по ленд-лизу и острая потребность в транспорте в большой стране. Так что в объёмах производства мотоциклов, да и в их качестве, мы если и отставали от Америки, то совсем ненамного. В 1960-х годах одних только «ИЖей» у нас выпускалось до 350000 штук в год.

Другое дело, что байкеры как субкультура у нас появились не сразу, несмотря на большое число мотолюбителей. В Советском Союзе просто не знали об американских бунтарях на «харлеях». Имевшие возможность ездить в длительные заграничные командировки дипломаты и сотрудники торгпредства, возреицаясь на родину, могли позволить себе автомобиль, а моторомантика, как и прочие неформальные субкультуры, их не привлекала. Моряки торгового флота редко отъезжали далеко от портовых городов, так что встретиться с байкерами им было трудно. Поэтому некоторое время мотоциклетная субкультура оставалась у нас неизвестной. Были отдельные любители погонять на мотоциклах, вроде персонажа Савранского из кинофильма «Покровские ворота», но это скорее было исключением из правил.

Английские модники 1950-х

Но все течёт, все меняется. Когда личные автомобили стали доступнее в 1970-1980-х годах, взрослое городское население стало потихоньку пересаживаться на них, оставив мотоциклы транспортом сельской местности. Но молодёжь продолжала колесить на двухколёсных конях и в городах. Тогда же постепенно и появлялись байкеры, или, как прозвали их у нас, рокеры. Слово это появилось в СССР в начале 1980-х годов и намешало сразу несколько значений. Первое, самое очевидное, означало, что рокеры слушают рок-музыку, проникавшую к нам с Запада. Тут всё понятно.

Однако есть и другой смысл. Дело в том, что попали к нам байкеры не напрямую из США, а через Европу (возможно, через ГДР), с которой у нас были более тесные культурные и экономические связи. В 1950-х годах, параллельно американским и советским коллегам, любители мотоциклов появились и в Великобритании. В какой-то период ситуация в наших странах была похожа. В Туманном Альбионе после войны тоже были проблемы с транспортом, поэтому мотоциклы стали популярны у рабочей молодёжи. И называла она себя именно «рокерами» или «кожаными мальчиками» (из-за характерных курток). Ребята эти любили зависать в кафе, прямо как нынешние хипстеры, поэтому их в шутку называли ещё «кофебар ковбои». На развитии их субкультуры сказались такие факторы, как доступность кредитов для молодёжи, влияние американской музыки и фильмов, строительство дорог вокруг британских городов, развитие транспортных кафе, а также пик британской мотоциклетной инженерии. И там, в Англии, название «рокер» произошло не от музыкального стиля, а от механических рокеров, используемых в четырехтактных двигателях скутеров, на которых разъезжали местные модники.

И вот так наши рокеры вобрали солянку стилей от американских байкеров и английских кофебаров. Вскоре термин «рокер» распространился на всех молодых мотоциклистов вообще, и на членов первых отечественных мотоклубов в частности. А мотоциклистов, как мы отметили, здесь было много. Ещё с подросткового возраста советские ребята копили деньги и покупали лёгкие и относительно недорогие мотоциклы отечественного производства: «ИЖ Планета», «ИЖ Планета Спорт», «Минск», «Восход». Например, в 1970-1980-е годы «Восход» стоил 450 рублей — это где-то 3,5 средние зарплаты, а «ИЖ Планета» продавался уже за 625-750 рублей. Но всё равно это было намного дешевле, чем самый простенький автомобиль «Запорожец» (3000-3750 рублей).

Большой популярностью в советском мотопарке пользовались и иномарки из дружественных стран. Особо выделялись чехословацкие мотоциклы «Ява» и «Чезет», которые поставлялись в СССР с середины 50-х годов, а также венгерские «Паннония», оснащённые одноцилиндровым 250-кубовым двухтактным двигателем.

Драки рокеров с люберами

Обычно рокеры собирались потусить с друзьями и потрепаться с девушками вечерами в пятницу и на выходных у городских парков и в других общественных мест. В столице наиболее популярными пунктами сборищ в 1980-х годах были Парк Горького, «Лужа» (стадион «Лужники»), «Мхат» (площадка возле одноимённого театра) и «Солянка» (соляные подвалы на Лубянке). Любили рокеры пересечься и на «Кузне» (метро «Новокузнецкая»), в кафе «На Малой Бронной», в «Маяке», а ещё на «Горе» (смотровой площадке Воробьёвых гор напротив главного здания МГУ с одной стороны и «Лужников» с другой), где собираются до сих пор.

Когда рокеры удовлетворялись общением, они отправлялись на покатушки по городу. Иногда разъезжаться приходилось раньше: до 1990-х годов милиция с байкерами не слишком церемонилась. Их сгоняли с тусовочных мест, устраивали за ними погони на дорогах (пытались по крайней мере), могли даже применять оружие против особо наглых. Но, надо сказать, мотоциклисты тех лет были очень лихими, не в пример нынешним. Они позволяли себе ездить не только без документов (права категории «А» до начала 2000-х годов вообще многие не имели), но и не соблюдали никакие правила движения. Ехали, например, группой по встречке, по подземным пешеходным переходам, по тротуарам и т.д. Естественно, происходило с ними и много аварий с летальным исходом, ведь плотных противоударных костюмов и качественных шлемов, защищающих от перелома позвоночника, тогда не существовало. Неудивительно поэтому, что по статистике в конце 1980-х годов в СССР за месяц происходило в среднем 12 тысяч ДТП с участием мотоциклистов, в которых гибло примерно 1600 человек. Итого за год выходило около 68, 5 тысячи происшествий по вине байкеров с 10 тысячами трупов. Сегодня, несмотря на большие скорости на японских и американских мотоциклах, аварий с их участием происходит в разы меньше. Правда, мотоциклистов тоже стало значительно меньше.

Любители мотоспорта с удовольствием проводили апгрейд своих коней — меняли заводские запчасти на нестандартные, сделанные своими руками из подручных материалов или привезённых из-за границы (особые счастливчики!). Иногда меняли внешний вид байков до неузнаваемости — у кого насколько хватало фантазии. Характерной чертой рокеров зачастую было отсутствие на мотоциклах глушителей, что выводило из себя спящих обывателей и очень бесило гаишников. Впрочем, некоторые автомобилисты тоже любят этим погрешить.

Как мы отметили раньше, в СССР всё смешалось, в том числе и термины, но рокеры действительно любили послушать рок-музыку. Они часто тусили с другими «волосатыми», ходили на одни концерты, поэтому и были свалены обывателями в одну кучу. Единение рокеров с поклонниками рок-музыки было совершенно естественным: в частности, потому, что враги у них были одни и те же — власти, правоохранители и гопники-качки. К последним, в частности, относились так называемые любера — легендарные культуристы из посёлка Люберцы в Подмосковье, выступавшие за здоровый образ жизни, многие из которых после распада СССР стали бандитами. Из-за ограниченных интеллектуальных способностей они не принимали ничего чужого, в том числе западной культуры, и оттого любили «погонять волосатиков».

В 1990-е на постсоветском пространстве появлялись уже привычные во всём мире байкеры, отличавшиеся от рокеров тем, что мотоцикл из средства хулиганства и развлечения превратился в символ образа жизни, байкерского братства. Это уже было близко по смыслу к американскому пониманию этой субкультуры.

Байкеры против люберов

В 1987 году проходил летний фестиваль тяжёлого рока в Зелёном Театре в Москве. Тогда ещё никому не известные «Ночные Волки» начали открыто охранять концерты от люберов и просто поддерживать внутренний порядок.

Кстати, у группы «Любэ», сейчас поющей про берёзки и князей, в конце 1980-х была популярная песня «Дуся-агрегат». Вот несколько строчек припева: «Чем слоняться по округе руки в брюки/И балдеть от буги-вуги на досуге/Штангою качайся, в проруби купайся!».

Журнал: Неизвестный СССР №3(15), март 2021 года
Рубрика: Неформалы СССР
Автор: Вадим Толмачёв




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, Война и Отечество, мотоцикл, субкультура, Неизвестный СССР, классицизм


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022