Балет в СССР был больше чем искусство. Это была визитная карточка, по нему судили о величии страны. Им по-настоящему гордились. И строчка иронической песенки: «И даже в области балета мы впереди планеты всей» — воспринималась как нечто, не подлежащее сомнению.

Советский балет

Балет в СССР

Им по-настоящему гордились. И строчка иронической песенки: «И даже в области балета мы впереди планеты всей» — воспринималась как нечто, не подлежащее сомнению.
Ложа Большого театра всегда была переполнена высокими зарубежными гостями, а Никита Хрущёв и Леонид Брежнев жаловались, что им по дипломатическим соображениям приходилось смотреть «Лебединое озеро» по 30 раз в год…

Мистическое начало

Классический балет окончательно превратился в СССР в государственное и образцово-показательное искусство лишь в конце 1930-х годов. Тогда на сценах Большого и Кировского царили и конкурировали три примы — Марина Семёнова, Ольга Лепешинская и Галина Уланова. Соперничать им приходилось не только за любовь публики, но и за внимание вождя.
Вообще-то Иосиф Сталин предпочитал оперу. Про царей, про большие государственные дела, про масштабные исторические повороты. Это соответствовало и его характеру, и статусу. Ходили слухи, что с оперной примой Большого Верой Давыдовой Сталина связывало не только искусство… Балет казался ему чем-то несолидным, слишком воздушным. И социальной значимости балетным либретто не хватало: в них всё больше царила мистика.
Ещё до Сталина, в первые послереволюционные годы, балет хотели вообще признать сугубо аристократической или того хуже — буржуазной забавой. Была даже идея лишить его финансирования и помещений, а освободившиеся ресурсы передать прогрессивным драматическим театрам. Тогда нарком просвещения Анатолий Луначарский схитрил. Он привёл товарищей по партии в Мариинский «на Семёнову». И 17-летняя «русская Терпсихора» своим волшебным танцем развеяла злые чары. Недавние противники классического танца не только горячо аплодировали блестящей балерине, но и пришли к выводу, что балет — это не просто развлечение, обременительное для государственной казны, а гордость страны. Тогда же похоронили и идею классовой борьбы с «вредоносным царским наследием».

Смена парадигмы

Вскоре у балета и вовсе нашёлся влиятельный заступник — Клим Ворошилов. Человек с талантами не только армейского комиссара, но и театрального импресарио. Он восхищался грацией Марины Семёновой, одним из первых прочувствовал гений Галины Улановой и гордился смелостью Ольги Лепешинской… При этом легендарный военачальник не искал за кулисами театров будуарных развлечений: он считался на редкость верным мужем. Ворошилов чувствовал и любил хореографическое искусство. Более того, ему удалось приохотить к балету и своих коллег по Совнаркому. Он с жаром убеждал: классический балет не требует перевода, его уважают на всех континентах, а мастерство наших прим поднимает престиж Советского государства. Сталин, поразмыслив, согласился.
Ворошилов постепенно собрал почти всех лучших представителей русского балета в Москве, несколько обескровив Кировскую (Мариинскую) сцену. Поближе к Кремлю, поближе к вождю. Так из Ленинграда в Москву перебралась Семёнова, а позже и Уланова.

Королева

В начале 1930-х в столице начался балетный бум. Безоговорочным триумфом стало «Лебединое озеро». Танец Семёновой был безукоризненно академичным и в то же время темпераментным, «души исполненным». Она была истинно царственной Одеттой — не призрачной, а прекрасной в своём умении чувствовать, страдать, любить. Обычно в «Лебедином озере», чтобы зрители сразу узнали королеву лебедей, приме на голове прикрепляли маленькую корону. На Семёновой не было никакой короны — она ей не требовалась, потому что, как только она появлялась на сцене, всем становилось ясно: вот она, единственная, настоящая царица лебедей! «Она знала, что такое власть над залом, умела подчинить себе сцену, ошеломляя, завораживая неслыханной смелостью своих вращений, темпом, блеском, апломбом, шиком!… Она бросалась в танец, как в штормовое море, бесшабашно, очертя голову, но зная при этом, что всегда будет на гребне», — писал о выдающейся балерине танцовщик, народный артист СССР Асаф Мессерер.
Семёнова старалась держаться в стороне от политики, но не от политиков. Ей рукоплескали Алексей Толстой, Сталин и, конечно, Ворошилов. Такое признание изменило судьбу балета: директора главных театров страны получили ассигнования на роскошные костюмы и декорации. Все делалось с имперским или, если угодно, со сталинским размахом.

Щадорная стрекоза

Существует легенда, что после посещения Москвы Риббентроп всю жизнь держал в своём кабинете портрет Ольги Лепешинской.
Да, она была самой задорной и темпераментной из тогдашних танцовщиц. Ольга совершала самые смелые, до безрассудства, прыжки и яростно бегала по сцене с красным знаменем в революционном балете «Пламя Парижа». Её искусство предпочитал и Сталин, по-отечески называвший балерину «нашей стрекозой». «Как живёте, стрекоза?» — иногда спрашивал он её во время приёмов. И она с улыбкой, энергично отвечала. Это нравилось стареющему генеральному секретарю. Лепешинская, безусловно, была самой советской по духу балериной. И доказывала это в своих патриотических речах по радио — вполне искренних, которые были особенно важны в дни войны.
Да и мужа она себе нашла из числа приближённых к вождю — генерала армии Алексея Иннокентьевича Антонова, который в годы войны возглавлял Генштаб и долгое время каждый день встречался с Верховным.
Говорят, Сталин подарил им два старинных бокала с гравировкой «Попрыгунье-стрекозе от И. Сталина». Насчёт надписи — это, возможно, фантазии мемуаристов, но бокалы от вождя в доме Антонова имелись.

Героиня труда

Через несколько лет после войны стало ясно: советский классический балет — это в первую очередь Галина Уланова. Её грация постепенно затмила задор Лепешинской. «Уланова — это классика», — подвёл итоги спорам Сталин. К тому времени он стал настоящим знатоком балета и сумел высоко оценить особое улановское изящество. Своё восхищение вождь подтвердил четырьмя Сталинскими премиями. Именно тогда балет стал обязательным дипломатическим блюдом. При этом отпускать своих звёзд в заграничные турне кремлёвский вождь не любил. Держал их под рукой, в Москве, обеспечив просторным жильём и дачами в живописных посёлках. Гастроли по странам «мирового капитала» начались только после смерти вождя.
Уже в брежневские времена Галине Улановой дважды присвоили звание Героя Социалистического Труда. Кроме неё, столь же веского набора наград в советской культуре за все времена были удостоены только два знаменитых писателя — многолетний руководитель Союза писателей Георгий Марков и великий Михаил Шолохов.
Балет к тому времени уже превратился едва ли не в главное искусство Советского Союза. Идеологии в его сюжетах было маловато, зато «первое в мире государство рабочих и крестьян» могло гордиться, что в столь изящном жанре оно оставило позади все королевства и империи…

Главный танец государства

Именно при Марине Семёновой «Лебединое озеро» стало «главным балетом всея СССР»: посещение этого спектакля даже вошло в дипломатические протоколы. Пётр Ильич Чайковский о таком и не мечтал. Некоторые иностранные политики недоумевали. Какой-то принц, какой-то злой гений, танцы карликов, заколдованное озеро… На что намекает Сталин? А потом привыкли и политического подтекста в этом балете уже не искали. Просто затвердили прочно: советский классический балет — лучший в мире, и лебединая сказка — его символ. Побывать в Москве и не увидеть этого зрелища — всё равно что не пройтись по Красной площади.
С тех пор и повелась традиция водить высоких гостей на «Лебединое озеро», будь то мало понимающие европейский балет Мао Цзэдун и Хорлогийн Чойбалсан или настоящие ценители Иоахим фон Риббентроп и Уинстон Черчилль. Великая Майя Плисецкая вспоминала, как помпезно восседал в царской ложе Большого театра Риббентроп, посланец Гитлера, приехавший в Москву заключать пакт о ненападении. Он любовался лебедями на сцене и «от большого кольца на его руке шло такое сияние, что рябило в глазах. Каратов тыща! Он намеренно играл бликами своего ювелирного чуда, барственно уложив длинно-палые руки на бордюр ложи» и сам как будто стал одним из участников этого завораживающего действа.

Журнал: Все загадки мира №16, Август 2020 года
Рубрика: Страна советов
Автор: Арсений Замостьянов

Метки: СССР, танец, искусство, Сталин, Все загадки мира, театр, Ворошилов, Луначарский, Давыдова, балет, Плисецкая, Лепешинская, Семёнова, Уланова



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —