История незаконной акции Балтийский путь прошедшей в прибалтийских республиках СССР имела много причин, одной из которых стало предательство Александра Яковлева, одного из идеологов горбачёвской перестройки, оказавшегося бальным иноагентом.

Балтийский путь: Как Прибалтика вышла из состава СССР

Балтийский путь 1989 - кто организатор акции?

Манипулируя фейком, на основе пакта Молотова-Риббентропа иностранные центры влияния, откровенно наплевав на конституцию СССР, развернули на территории Прибалтики откровенную антисоветскую деятельность. И один неверный шаг со стороны союзных властей привёл к фатальным последствиям для всей страны…

По нарастающей

Начиная с 1988 года Литву, Латвию и Эстонию охватила волна сильной и весьма опасной для СССР политизации общества. В трёх республиках стали создаваться Народные фронты, первоначально выступавшие за горбачёвскую перестройку и её преобразование в масштабные политические реформы, в том числе в сфере разграничения полномочий центрального и республиканского руководств. С 10 по 14 июня 1988 года на Певческом поле в Таллинне произошли события, вошедшие в историю как «Поющая революция» — десятки тысяч человек пели эстонские патриотические песни под национальными сине-чёрно-белыми флагами. А спустя какое-то время делегация эстонской компартии на XIX партконференции КПСС в Москве внесла предложения о беспрецедентном разделении полномочий во всех сферах жизни и их передаче республиканским органам власти.
Постепенно риторика националистов становилась всё радикальнее. Чаще звучали призывы не к автономии, а к полной независимости балтийских республик. Первой оппозиционной политической партией Балтии стала Партия национальной независимости Эстонии (ПННЭ). 16 ноября 1988 года прозвучал ещё один тревожный сигнал — Верховный совет Эстонской ССР провозгласил суверенитет республики.

Роковое интервью

Но в Москве этого старались не замечать. Утверждение Конституции СССР о существовании единого «советского народа» казалось незыблемым. И хотя реальность уже давно существенно отличалась от деклараций, агитпроп утверждал, что все союзные республики довольны своим нахождением в единой «семье», и нет никаких тенденций к росту национального самосознания. А сторонники независимости объявлялись «экстремистами», развязывавшими «истерию» в угоду своим «узким националистическим интересам», которые якобы были чужды большей части литовцев, латышей и эстонцев.
18 августа 1989 года произошло событие, послужившее своеобразным casus belli для последующего развития ситуации, — газета «Правда» опубликовала большое интервью с идеологом перестройки Александром Яковлевым. Впервые за несколько десятилетий из уст столь высокопоставленного советского чиновника прозвучало Признание наличия секретного протокола к пакту Молотова-Риббентропа. И хотя Яковлев тут же оговорился, что протокол не повлиял на «добровольность» вхождения балтийских республик в состав Советского Союза, это была уже принципиально новая позиция советского руководства. Которая, впрочем, 22 августа была отвергнута Верховным советом Литовской ССР, обвинившим Москву в насильственной оккупации стран Балтии и заявившим о её прямой связи с протоколом к пакту Молотова-Риббентропа. Это стало первым официальным протестом против легитимности советской власти на территории балтийских республик.

Цепь солидарности

Интервью Яковлева стало ещё одним элементом в общем паззле противостояния союзного руководства и балтийских сепаратистов, основное развитие которого пришлось на 1989 год. В мае в Таллинне проходила ассамблея Народных фронтов, во время которой эстонцы выдвинули весьма креативную идею отметить 50-летие подписания пакта Молотова — Риббентропа — выстроить живую цепь из жителей трёх балтийских республик, которая протянулась бы через всю их территорию и явно продемонстрировала бы отношение населения к своему нахождению в составе СССР.
Проведение акции было намечено на 23 августа. До этого каждая республика по отдельности создавала почву для будущей независимости. Так, 6 августа литовскими общественными организациями, в том числе объединяющих представителей диаспоры, было подписано «готландское коммюнике», провозглашавшее своей целью восстановление независимости Литвы.
Впоследствии директор Института истории Литвы Альвидас Никжентайтис отмечал, что эффективность «Балтийского пути» до последнего ставилась под сомнение. Жители провинции, люди старшего поколения, помнили советизацию Балтии и сталинские репрессии, а потому были настроены довольно пессимистично, утверждая, что у СССР хватит сил решительно противостоять любым сепаратистским движениям. В то же самое время у истоков «Балтийского пути» стояли люди, выросшие в годы хрущёвской оттепели, видевшие возможность перемен и искренне верящие в неё.
В конце концов, именно их точка зрения победила, и вечером 23 августа 1989 года четверть населения балтийских республик — почти два миллиона человек — взялись за руки и образовали цепь от Вильнюса до Таллина длиной около 670 километров. Для сбора участников акции общественными организациями был предоставлен необходимый транспорт, осуществлявший подвоз людей в места разрыва цепи. При себе все имели переносные радиоприёмники, через которые происходила координация участников акции. У большинства собравшихся были значки с изображением флагов независимых Литвы, Латвии и Эстонии — это демонстрировало единство трёх государств в борьбе за независимость и отделение от Советского Союза. Для тех, кто не смог присоединиться к основной цепи, была составлена отдельная ветка между литовскими городами Каунас и Укмерге. Несмотря на закрытие воздушного пространства, с самолётов разбрасывались цветы.
«Балтийский путь», признанный Юнеско в 2009 году феноменом ненасильственного сопротивления и включённый в международный регистр программы «Память мира», продемонстрировал всему миру желание народов балтийских республик обрести суверенитет и стать частью будущей Европы «от Бреста до Бреста» — именно
Такой образ континента незадолго до акции провозгласил президент США Джордж Буш-старший на саммите «Семёрки». Тогда утверждалось, что перемены будут охватывать лишь восточноевропейские страны, но не СССР. Это также сыграло свою роль в том, чтобы жители Балтии задались вопросов — а каково их место на будущей политической карте Европы? Свой выбор они сделали не в пользу Советского Союза.
К слову, у Москвы ещё оставалась возможность выстраивания нормального диалога с Вильнюсом, Ригой и Таллинном. Предложение эстонской компартии о разграничении полномочий ещё действовало. Но вместо этого Кремль, посчитав количество участников «Балтийского пути» недостаточно большим, объявил всех экстремистами. ЦК КПСС несколько раз выступил с осуждающими обращениями, наполненными обильной риторикой, а «Правда» опубликовала несколько откровенно лживых заметок о сути мирной акции.
Посчитав уступки выше своего достоинства и отказавшись от реальных шагов для укрепления отношений со странами Балтии, советское руководство окончательно оттолкнуло их от себя. Вскоре там были сделаны объявления об окончательном восстановлении государственной независимости, которая стала признаваться иностранными государствами. А успешный прецедент сепаратизма вдохновил на подобные действия националистов в других союзных республиках.

Журнал: Загадки истории №5, февраль 2021 года
Рубрика: Назад в СССР
Автор: Станислав Островский

Метки: Загадки истории, СССР, власть, государство, Латвия, Прибалтика, Эстония, Литва, КПСС, Яковлева, перестройка, 1989





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-