Бечевинка — забытая база подводных лодок на Камчатке


Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Для того чтобы потенциальный противник не догадался о местонахождении бухты Бечевинской (Бечевинки), в официальных документах она называлась Финвал — «сельдяной кит». Обычную почту посылали по адресу Петропавловск-Камчатский-54, что отчасти раскрывало координаты сверхсекретного военного объекта.

Фото: база подлодок Бечевинка — интересные факты

Сарай для главкома

Первой постройкой, появившейся в конце 1960-х годов на обрывистом берегу бухты Бечевинской, был обыкновенный дощатый сарай. Вот только поселился здесь не рыбак-одиночка, не наряд пограничников, а… заместитель министра обороны СССР, главнокомандующий ВМФ Сергей Георгиевич Горшков. Изучив окрестности и оценив стратегическое местоположение бухты, адмирал флота приказал обустроить здесь пирсы для подлодок, возвести военный городок, обеспечить охрану и строгую секретность объекта.
В максимально короткий срок по соседству с адмиральским сараем поднялись три дома для офицерского состава, два в четыре этажа и один трёхэтажный, были построены магазин, солдатские казармы, котельная, склады, дизельная электростанция и гараж. Назначение последнего вызывало вопросы, ведь сухопутной дороги в бухту не существовало. Добраться сюда можно было вертолётом или небольшим судном, посещавшим объект раз в неделю. Кроме людей, бывший буксир привозил в Бечевинку продукты, которые, едва попав на прилавок магазина, моментально раскупались. В ожидании следующего рейса местные жители питались консервами и хлебом, который выпекался тут же, в наскоро сооружённой пекарне. Конечно, обитателям бухты хотелось бы иметь больше жизненных удобств, но все понимали, что секретный объект предназначен для базирования советских подводных лодок. Всё было подчинено этой задаче.
Сначала в Бечевинке базировалось пять субмарин проекта 641, переведённых сюда с Северного флота по Северному морскому пути. Потом в августе 1971 года прибыла с Камчатки 182-я бригада дизельных подлодок под командованием капитана I ранга Валентина Бэца. Часть переформировали. Теперь она получила именование отдельной и имела в своём составе десять подводных лодок проекта 641 и одну проекта 640, оборудованную мощной радиолокационной станцией для обнаружения воздушных целей. Вошла в состав бригады и учебная субмарина проекта 690 «Кефаль».

С автоматами по ягоды

Бухта охранялась. Рядом со складом торпедных боеголовок установили две зенитные батареи. Правда, устаревших, «помнящих» ещё минувшую войну, однако исправных и с полным боекомплектом. Зенитчики несли дежурство круглосуточно, устраивая периодически учебные стрельбы. Но это было не все вооружение. На противоположном берегу бухты, на мысе Ши-пунском, разместилась вполне современная ракетная батарея. Уж на что глухим местом считалась бухта Бече-винская, но посёлок Шипунский был ещё глуше. О жизни её личного состава рассказал служивший в то время в Бечевинке Юрий Завражный:
— Через бухту торчал на сопочке зенитно-ракетный дивизион; так вот они по сравнению с нами — как мы и Париж. Они пресную воду добывали, растапливая снег, а ягоду военные жены собирали с «калашом» за спиной — медведей вокруг навалом. По праздникам они иногда спускались к нам, и мы уже привыкли к резиновым сапогам, дополняющим велюровые и шифоновые платья ракетчиц.

Корейский «шпион»

Ракетный дивизион на мысе Шипунском оказался малопригодным для борьбы с высоко летящими целями. Это показали события 1983 года. Завражный вспоминает:
— Был я в карауле начальником. Где-то в час ночи щёлкает матюгаль-ник и хрипит:
— Часовой второго поста старший матрос Кирпиков, на посту без замечаний. — Потом помолчал… и — задумчиво: — Над зоной летит самолёт.
— Какой самолёт?
— А… мне не видно. Темно. Высоко летит.
— По звуку — реактивный или какой?
— А фиг знает, товарищ лейтенант, я в них что — разбираюсь? Говорю ж, высоко летит.
— Огоньки видать?
— Не видать. Вообще, улетел уже… Куда-то туда… — видимо, показывает пальцем, хотя мне до него двести метров непролазной ночной тьмы, и вообще я в помещении, а они с самолётом на улице, на природе.
— Ну, добро… — отпускаю кнопку. А что? Летит, и нехай летит. Тем более что уже улетел. Летел высоко, сбить мне его всё равно нечем. Пролетел — и ничего не случилось. Я позвонил дежурному по части, сказал ему про самолёт («Да и хрен с ним!»), а потом прилёг на топчан, сладко сомкнул глаза и продолжил несение службы. На следующий день благополучно сменился. А ещё через день весь мир узнал, что корейский «Боинг» сбился с маршрута, пролетел над Камчаткой, как раз над нами, и наши пэвэошники его где-то у Сахалина лихо завалили, приняв за самолёт-шпион RC-135. Шипунские ракетчики получили тогда взыскания, хотя должны были охранять не небо, а базу подлодок — от вторжения с моря.

Неожиданный финал

Военный городок рос и развивался. Вскоре появились школа-десятилетка со спортзалом, клуб, детский сад, прибавилось и жилых домов. У пирсов швартовались новые подлодки. Но в 1996-м гарнизон попал под сокращение. Субмарины, которые к тому времени не были списаны, отправились к новым стоянкам, а людей со всем их-скарбом вывезли на десантных кораблях в Петропавловск-Камчатский. Опустели дома личного состава, стали ненужными полузатопленные пирсы, а в посёлке Шипунском были брошены десятки бочек с токсичным ракетным горючим. Вывезти его не смогли или не захотели. Однажды прилетел вертолёт и… расстрелял бочки из пулемёта.
С тех пор земля в этом месте мертва. Даже медведи и росомахи, ставшие вновь хозяевами бухты, не заходят на бывшую территорию ракетного дивизиона.

Журнал: Тайны 20-го века №29, июль 2012 года
Рубрика: Города-призраки
Автор: Константин Фёдоров

Метки: СССР, Тайны 20 века, Камчатка, город, подлодка, флот, ВМФ, база, бухта, Бечевинка, Петропавловск-Камчатский




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —