«Хлопковое дело» в Советском Союзе стало синонимом антикоррупционной борьбы. Его расследование длилось на протяжении шести лет и завершилось в 1989 году. Было установлено, что общие потери бюджета СССР из-за махинаций с хлопком превысили 3 миллиарда рублей! А некоторые историки утверждают, что именно оно и стало одной из причин распада советского государства.

Юрий Андропов и хлопковое дело в СССР

Что такое Хлопковое дело в Узбекистане в советское время?

Догнать и перегнать

Во второй половине 1980-х планы по производству хлопка, спускавшиеся из центра в Узбекистан, увеличивались год от года. Чтобы почувствовать «масштаб бедствия», достаточно сравнить: в 2019 году урожай хлопка в стране составил чуть менее 3 миллионов тонн. А в середине 70-х годов прошлого столетия, при условии отсутствия современных технологий, в год Узбекистан сдавал порядка 4 млн. тонн «белого золота» и даже больше.
Практически все посевные площади в Узбекской ССР были отданы под хлопок. Все усилия и все ресурсы были брошены на его выращивание, а на его уборку выходили в том числе и школьники. В советской республике была распространена такая практика, согласно которой учебный год начинался позже — тогда, когда основная масса хлопка была уже собрана. Студенты же и вовсе могли начать учиться в ноябре. Представители Узбекской ССР получали ордена и звания за новые достижения в хлопковой индустрии. В 1975 году был установлен рекорд по сбору хлопка — за год собрали более 4 миллионов тонн. В 70-х годах Узбекская ССР считалась самой процветающей и стабильной республикой в Средней Азии. Нет массовых беспорядков на этнической почве, самый высокий уровень образования городского населения, передовое сельское хозяйство — по сравнению с соседними республиками все это выгодно отличало Узбекистан. Первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана Шарафа Рашидова уважали все местные кланы, но главное уважение он завоевал в Кремле. У Рашидова были особые отношения с Леонидом Брежневым, он пользовался безграничным доверием генерального секретаря.
Между Центром и азиатскими республиками на тот период действовала негласная договорённость — «вы сохраняете полную лояльность к высшей власти Советского Союза, удерживаете республику от волнений, а мы вас в обмен не трогаем, позволяем оставаться в феодальном строе». Вот только нужно было не забывать трудиться на благо советской власти, вносить свой вклад в светлое будущее всего народа. И чем больше этот вклад, тем, естественно, лучше.
Хлопок использовался в то время не только в текстильной промышленности, но и для производства так называемого бездымного пороха, который был нужен не только для огнестрельного оружия, но и в качестве составляющей топлива в ракетных установках. Так что потребности военной промышленности в хлопке только росли.
Промышленность требовала всё больше и больше хлопка, план, который ставился перед республикой, становился все выше и достигал 6 млн. тонн в год. Цифра нереальная! Шараф Рашидов пытался, принимая на себя завышенные обязательства, объяснить, что подобное невозможно. Но против установленного плана возражать было невозможно.

Перегибы на местах

В погоне за недостижимыми показателями отличился Ахмаджон Адылов, возглавлявший крупнейшее объединение колхозов и совхозов «Папский агропромышленный комплекс». Газеты трубили— о его достижениях в области сельского хозяйства и трудовых рекордах при сборе хлопка. Но какой ценой он заработал себе такую репутацию? Сначала Адылов увеличивает норму выработки часов для колхозников. Для обессиленных людей это не прошло даром: начала расти смертность. На работу начали выгонять беременных женщин, росло количество выкидышей и преждевременных родов. Понятие «женское здоровье» для Узбекистана стало пустым звуком. А тем временем Рашидов в 1974 году получил звание Героя Социалистического Труда.
Награду нужно было отрабатывать и желательно повышением плана сбора хлопка. Методы Адылова оказались действенными только на первых порах. Но выше головы уже не прыгнешь. Нужно было как-то выкручиваться. Все легальные способы никак не помогали выйти на тот уровень производства хлопка, который требовали от Узбекистана в Кремле. Оставалось или нарушать закон, или делать сырьё для военной и текстильной промышленности из воздуха. Недолго думая, Рашидов решил совместить эти два пути.
Сгубило Рашидова слепое повиновение вышестоящему руководству. Он делал все, что говорили ему в Кремле. Нахождение на хорошем счету обязывало. Требования к сбору хлопка были явно завышенными, но они выполнялись из года в год. Все было гладко, пока у «руля» СССР стоял Леонид Брежнев, который особо не вдавался в подробности, как Узбекистану удаётся творить такие «хлопковые чудеса». После его смерти основные рычаги власти оказались в руках Юрия Андропова, занявшего пост генсека. Он решил объявить войну коррупции, а заодно убрать с пути тех людей, к которым испытывал неприязнь и в лице которых видел конкурентов в борьбе за власть. Одним из них и оказался Шараф Рашидов.
Андропов искал повод, за что формально можно зацепиться. Как известно, кто ищет, тот всегда найдёт. Внимание Андропова обратили на масштабные злоупотребления в союзной республике. Граждане заваливали Москву письмами с жалобами на партийную верхушку, в частности рассказывая про невероятные богатства дворцов партийных лидеров Узбекистана. До недавнего времени такие письма даже особо и не читали. Но с приходом Андропова акценты сместились. Узбекистан оказался под пристальным контролем со стороны Москвы. Но налаженную схему по производству нереального количества хлопка Рашидов уже остановить не мог…

Хлопок из воздуха

Завышенные требования выполнялись. Очень скоро стали возникать подозрения, что хлопка собирают значительно меньше, чем значится в документах. Это и послужило поводом для начала расследования в Узбекистане. Схема оказалась до боли простой. Москва выкупает у Узбекистана, условно, 6 млн. тонн хлопка, а фактически получает только 3 млн. В результате разница в виде огромного количества бюджетных средств где-то оседала.
Естественная недостача хлопка скрывалась за счёт приписок: несуществующий урожай «перевозился» в закрытых вагонах, «принимался» на производстве, подписывались фиктивные накладные, заполнялись табели «выполненных» работ. На производстве мнимый хлопок «терялся», списывался, понемногу превращался в «естественные производственные потери» или же сгорал в пожарах, которые тоже существовали только на бумаге. Как выяснилось в ходе следствия, объёмы приписок достигали миллиона тонн* в год, и в эту цепочку были замешаны все: от сборщиков хлопка до высших руководителей страны. И на каждом этапе цепочки передавались взятки, достигавшие огромных масштабов.
В январе 1983 года после очередного заседания Политбюро Шарафа Рашидова пригласили в кабинет Андропова. Там генсек сделал устный выговор Рашидову и предупредил о снятии с поста к концу года. Фактически это означало предложение уйти добровольно в отставку. Далее Андропову удалось добиться принятия от Политбюро ЦК КПСС в феврале 1983 года важного постановления: о создании Следственной комиссии в рамках Генпрокуратуры СССР для расследования злоупотреблений, допускаемых властями УзССР. Это и стало официальным началом громкого «Хлопкового дела».
Комиссию сформировали, наделили её исключительными полномочиями, и уже 25 апреля 1983 года она прибыла в Ташкент. Изначально было понятно, какой масштаб следственных действий предстоит сделать. Поэтому следствие по «Хлопковому делу» вели следователи со всего Советского Союза — около 200 человек. Задействовали более 3 тысяч оперативных сотрудников из милиции и КГБ, более 700 экономистов. Всего в составе комиссии находилось примерно 5 тысяч человек. Расследование возглавили следователи Генпрокуратуры по особо важным делам Тельман Гдлян и Николай Иванов. Гдлян приехал в Узбекистан из Ульяновской области, Иванов — из Мурманска. Оба давно мечтали о карьере в Москве. Их главный шанс занять посты в столице было как раз «Хлопковое дело». Гдлян с Ивановым решили, что дорога к повышению по службе не должна быть длинной и тернистой. В своей работе они использовали массу незаконных способов: содержание подозреваемых в течение нескольких лет в Сизо, нахождение в одной камере с рецидивистами, угрозы, избиение, пытки, аресты родственников.
Свою работу в Узбекистане они описали в книге «Кремлёвское дело». «Первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Усманходжаев после Рашидова является главным организатором всех негативных явлений в республике. К примеру, взять 1983 год — по его требованию во всех областях УзССР допускались крупные приписки в заготовке хлопка. Когда на полях не оставалось ни единого грамма хлопка, он потребовал показывать в сводках сбор и заготовку несуществующего хлопка-сырца. Разве можно было в условиях того года выполнить план и дать Родине 6 млн. тонн хлопка-сырца? Об этом знают и стар и млад в нашей республике» — приводятся в книге Гдляна и Иванова слова бывшего первого секретаря Каракалпакского обкома партии Каллибека Камалова.

Начало положено

Дальнейшее раскручивание «Хлопкового дела» началось всего с одного процесса. 27 апреля 1983 года за взятку в размере 1000 рублей был задержан с поличным начальник ОБХСС УВД Бухарского областного исполкома Ахат Музаффаров. Желая как-то облегчить свою участь, он начал активно давать показания. Также в числе первых был задержан директор Бухарского горпромторга Шоды Кудратов. Оценить масштаб хищений можно по изъятому у последнего — более 500000 рублей наличными, ювелирные изделия, золотые монеты — всего на сумму более 4 миллионов. И это учитывая то, что Кудратов был отнюдь не самым крупным фигурантом этого дела.
Клубок начал распутываться. В течение 1984-1989 годов следственная группа рассмотрела более 800 уголовных дел, 600 человек из привлечённых к ответственности занимали руководящие посты. За время работы оперативной группы Гдляна и Иванова с собой покончили 16 человек.
В тюрьме оказались сотни невинных людей. Параллельно шёл сбор компромата на Рашидова. Постепенно появлялись доказательства причастности первого секретаря партии. Узбекистана к коррупции в республике. Но дело против руководителя Узбекистана возбудить не успели — 30 октября 1983 года Рашидов скончался. Смерть его и по сей день овеяна множеством слухов. По одной из версий, Рашидов покончил с собой, приняв яд.
Самым известным обвиняемым по «Хлопковому делу» стал зять Леонида Брежнева Юрий Чурбанов. Оказалось, что, будучи первым заместителем министра внутренних дел, он получал взятки от руководителей Узбекистана. Правда, на фоне прочих коррупционных схем эти подношения выглядели не столь внушительно. В деле фигурировала сумма в 90 тысяч рублей и пара дорогих подарков. Но этого хватило, чтобы Чурбанова в 1988 году приговорили к 12 годам лишения свободы. Наказание он отбывал в Нижнем Тагиле в колонии для бывших чинов МВД, а в 1993 году был помилован.
«Досталось» и следователям. В 1989 году Гдляна и Иванова уволили с формулировкой «за грубые нарушения социалистической законности при расследовании финансовых дел». Появились доказательства, что признания по делу они выбивали из людей при помощи пыток. Обвинения не были безосновательными. Но коррупция в республике была реальной и масштабной. Полученные доказательства невозможно было выбить из людей в таком количестве. Тем более что они имели вполне материальное подтверждение. Уголовное дело в их отношении было прекращено только в августе 1991 года. От уголовного преследования Гдлян и Иванов смогли уйти лишь благодаря тому, что к следствию отнеслись халатно, да и времена наступили не самые простые.
«Хлопковое дело» стало одним из самых резонансных в истории Советского Союза. Оно наглядно продемонстрировало коррупционный размах и степень проникновения взятничества в разные сферы жизнедеятельности. Принцип «не подмажешь — не поедешь» оказался до сих пор применяемым.

Журнал: Неизвестный СССР №5(17), май 2021 года
Рубрика: Запретная история
Автор: Вячеслав Коротин

Метки: СССР, власть, Война и Отечество, урожай, следствие, Брежнев, коррупция, хлопок, взятка, Узбекистан, Андропов, Чурбанов, Неизвестный СССР, Блад




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-