Издавна людей привлекали полярные области планеты, очень уж им хотелось побывать на «макушке Земли», выяснить, что же там на самом деле — покрытая вечным льдом твердь земная или океанские глубины.

Дрейфующие станции - что это?

Дрейфующие станции СССР в Арктике

Простая любознательность и чисто научный интерес дополнялись экономическими, а со временем — и военно-стратегическими соображениями. Особенно это касалось России — страны, как выразился адмирал Макаров, «своим фасадом обращённой на Северный Ледовитый океан».

Первая дрейфующая

Для того чтобы познать, а затем постараться освоить огромные территории Арктики, надо было как минимум научиться передвигаться по ним. И люди разных стран не раз пытались добраться до полюса на парусных судах, собачьих упряжках и дирижаблях. Навсегда вошли в историю имена отважных полярников Роберта Пири, Рауля Амундсена, Георгия Седова, Владимира Русанова, Эдуарда Толля и многих других.

Далеко не все они возвращались из своих экспедиций. Нередко их суда оказывались раздавлены арктическими льдами либо, затёртые ими, беспомощно дрейфовали и навсегда исчезали на просторах Ледовитого океана. В 1893 году норвежский полярный исследователь Фритьоф Нансен на специально построенной по его проекту парусно-моторной шхуне «Фрам» с командой из 13 человек вышел в Ледовитый океан. С 24 июня 1893 года до 9 сентября 1896 года его зажатый тяжёлыми многолетними льдами «Фрам» дрейфовал по воле арктических течений. Этот предпринятый впервые преднамеренный 1190-дневный дрейф принёс мировой науке множество ценнейших открытий.

Но ведь вместе с «Фрамом» весь 54000-мильный путь прошли держащие шхуну льды. Это навело полярников на мысль — а почему бы не использовать дрейфующие льды как транспортное средство для научных экспедиций. Первыми за реализацию идеи взялись в конце 30-х годов прошлого века в Советском Союзе.

13 февраля 1936 года на совещании в Кремле Отто Шмидт представил план экспедиции на Северный полюс и основания в его районе дрейфующей научной станции «Северный полюс» (СП-1). В результате было принято правительственное постановление, поручавшее Управлению «Главсевморпуть» в 1937 году организовать экспедицию, руководство которой возложили на Шмидта. К высадке на льдину готовились серьёзно. В собранный для этого отряд вошли такие асы полярной авиации, как Водопьянов, Молоков, Спирин и другие. Эскадра воздушной экспедиции состояла из четырёх АНТ-6 и двухмоторного разведчика Р-6.

В 1936 году для создания промежуточной базы на остров Рудольфа в разведку отправился Водопьянов. В августе туда же пошёл ледокольный пароход «Русанов» с начальником экспедиции Иваном Папаниным и грузом для строительства на острове полярной станции, а также аэродрома. На новой станции остались 24 человека, а Папанин вернулся в Москву.

Палатку для СП-1 соорудил московский завод «Каучук». Её каркас сделан из легко разбирающихся алюминиевых трубок, стены — брезентовые, между ними два слоя гагажьего пуха, пол резиновый, надувной, имеется тамбур.

Ленинградская радиолаборатория подготовила две радиостанции — основную на 80 ватт и 20-ваттную аварийную. Электропитание осуществлялось от двух аккумуляторов, заряжающихся от небольшого ветряка или от лёгкого бензинового двигателя. Общий вес радиооборудования составил 500 кг. По специальным чертежам на Ленинградском судостроительном заводе построили прочные и лёгкие нарты из ясеня. Институт инженеров общественного питания приготовил для зимовщиков 5-тонный запас продуктов, рассчитанный на полтора года.

После тщательного отбора был утверждён состав экипажа СП-1: руководитель Иван Папанин, гидролог Пётр Ширшов, геофизик Евгений Фёдоров, радист Эрнст Кренкель. Врача в команде не было, его обязанности возложили на Ширшова.

На штурм полюса

22 марта с Московского аэродрома взлетела целая эскадрилья и через 5 часов приземлилась в Архангельске. Здесь самолёты «переобулись» — встали на лыжи. 12 апреля планировался вылет на остров Рудольфа, но раскисший аэродром не дал взлететь полностью загруженным машинам, пришлось слить топливо, а для его пополнения приземлиться у станции Маточкин Шар на Новой Земле.

19 апреля экспедиция прибыла на остров Рудольфа. 21 мая к полюсу вылетел Водопьянов, на борту находились Шмидт и вся четвёрка папанинцев. 25 мая на льдину, расположенную чуть севернее 89 градуса широты, прибыли остальные самолёты отряда. К 1 июня закончили монтаж палатки и приборов. Вскоре прилетел Мазурук, доставивший на льдину пятого члена дрейфа — пса Весёлого. 6 июня перед отлётом самолётов состоялся прощальный митинг с пением «Интернационала» и подъёмом государственного флага. И начался 274-суточный дрейф. Размер принявшей зимовщиков льдины: 3 на 5 км, толщина льда — 3 м. Каждый месяц в Москву отправлялись отчёты о проделанной научной работе, не прекращавшейся ни надень. Но в конце января 1938 года льдина начала разрушаться, и вскоре полярникам пришлось дать радиограмму: «После 6-дневного шторма в 8 утра 1 февраля в районе станции поле разорвало трещинами. Находимся на обломке поля 300 на 200 метров. Отрезаны две базы и склад. Наметилась трещина под жилой палаткой. Будем переселяться в снежный дом…».

На спасение зимовщиков были направлены три парохода. 19 февраля у берегов Гренландии их приняли на борт «Мурман» и «Таймыр». К этому моменту позади остались более 2500 км дрейфа.

Ценнейшие научные результаты, полученные в уникальном дрейфе, были представлены Общему собранию АН СССР и получили высокую оценку специалистов. Всем участникам экспедиции были присвоены учёные степени докторов географических наук, а за проявленное мужество в деле освоения Арктики — звания Героев Советского Союза. Также это звание было присвоено лётчикам, доставившим экспедицию на Северный полюс, — Алексееву, Головину, Мазуруку и Шевелёву. (Водопьянов и Молоков ранее удостоились этого звания за челюскинскую эпопею).

Таинственный СП-2

В апреле 1950 года 16 полярников под началом Михаила Сомова начали свой дрейф в Северном Ледовитом океане. Станция СП-2 (она же «точка 36») стала первой после папанинского СП-1. Дрейф, продолжавшийся 376 дней, проходил в тяжелейших условиях. Часто зимовщикам приходилось заниматься авральными работами: разгружать самолёты, выравнивать посадочную полосу. К тому же льдина постоянно ломалась и подвергалась торошению. Дважды пришлось переносить лагерь на новые места. Станцию посещали белые медведи, один зверь даже напал на гидролога, но был застрелен подоспевшими товарищами.

Отличием СП-2 от всех прочих было то, что станция работала в режиме строжайшей секретности. Полярники ощущали себя подпольщиками. Связь с Землёй осуществлялась только шифровками. Перед отправкой из Москвы Сомов побывал на Лубянке, где получил инструкцию: если льдину будет сносить на вражескую территорию или американский десант высадится на льдину, то станцию следует уничтожить вместе с людьми и оборудованием. Причина секретности объясняется тем, что в период холодной войны Арктика могла стать ареной военных действий. Предполагалось, что когда советские бомбардировщики полетят через Северный полюс на Нью-Йорк и Вашингтон, дрейфующие станции типа СП-2 будут их направлять. После завершения дрейфа Сомов получил звание Героя Советского Союза, остальные зимовщики — значки «Почётный полярник».

Работа продолжается

Начиная с 1955 года в Центральной Арктике непрерывно работали две, а порой одновременно и три дрейфующие станции. Они занимались мирными научными исследованиями, но попутно выполняли задания и военного ведомства.

Так было до июля 1991 года, когда в Арктике закончила работу последняя советская дрейфующая станция — «СП-31». В марте 2003 года Правительство РФ приняло решение возобновить программу дрейфующих станций, и 25 апреля 2003 года была открыта первая российская станция — «СП-32». Однако в 2013 году из-за изменения климата (таяние арктических льдов) и снижения финансирования программа вновь была приостановлена. Последним стал СП-40.

В довольно монотонную жизнь на СП иногда вносили разнообразие представители как местной фауны, так и сопредельных государств. Так, в 1977 году на ледовый аэродром СП-22 неожиданно приземлился небольшой канадский самолёт. Прибывшие представились журналистами и захотели познакомиться со станцией, которую внимательно и придирчиво изучили. Оказывается, когда СП-22 приблизился на 200 км к канадскому побережью, возникли опасения, не несёт ли он угрозы для североамериканского материка. Теперь же, убедившись в мирном назначении станции и хорошо отобедав, гости отбыли восвояси.

В тот же период к станции СП-23 прибился молодой белый медведь. Ни людей, ни собак он не боялся, агрессии не проявлял, интересовался главным образом помойкой. Но порой шкодил — ломал ящики с продуктами. Особенно мишку привлекали банки сгущёнки, ведь, как известно, белые медведи — любители этого лакомства. Автору этой статьи доводилось наблюдать, как они подходили к остановившемуся во льдах ледоколу и ждали, когда моряки кинут им пару банок. Вскрыв жесть клыками, они тут же высасывали содержимое. А на СП-23, как позже признались зимовщики, на мишку «списали» пару ящиков коньяка.

Издание: Неизвестный СССР №12, декабрь 2022 года
Рубрика: В поисках приключений
Автор: Константин Ришес

Метки: СССР, океан, погода, Арктика, лёд, экспедиция, Война и Отечество, Шмидт, станция, Северный Ледовитый океан, дрейф, Неизвестный СССР, Папанин


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023