В 1980 году лидерами советского кинопроката стали три шедевра, которые до сих пор любимы зрителями. Но если — при всем огромнейшем к ним уважении — «Пираты XX века» и «Москва слезам не верит», как ни крути, были созданы по уже проверенным лекалам, то съёмки фильма-катастрофы «Экипаж» стали по-настоящему рево», люционным прорывом в отечественном кинематографе.

Как снимали кино Экипаж

Экипаж: Как снимали первый фильм-катастрофу в СССР

Режиссёр Александр Митта, за плечами которого к тому времени уже были такие успешные картины, как «Гори, гори, моя звезда» и «Звонят, откройте дверь», собирался назвать фильм, посвящённый обыденной жизни и тяжёлой работе лётчиков, немного формальным названием — «Запас прочности». Но мастера советского проката, почувствовав, что сценарий фильма обладает потенциалом, который может принести значительный кассовый успех, уговорили мэтра одуматься и придумать что-либо «попродажнее». Поначалу идей у Митты не было, так что он даже объявил, что выдаст сто долларов автору подходящего названия. Награда своего героя не нашла, и в результате режиссёр остановился на своей собственной версии — «Экипаж». Идея фильма появилась у сценаристов Думского и Фрида после просмотра вышедшего ещё в 1970 году фильма «Аэропорт» по роману небесталанного писателя Артура Хейли. Фильм имел в своё время финансовый успех и даже был выдвинут аж по 10 номинациям на премию «Оскар». Хотя, по словам сыгравшего одну из главных ролей Берта Ланкастера, был изрядным мусором. Как бы то ни было, в СССР фильмы-катастрофы никто ещё не делал, так что почему бы и не заткнуть за пояс этих богатеньких воротил из Голливуда.

То, что продюсеры в США от щедрого сердца дали на производство своей картины аж 10 миллионов долларов, наших создателей особенно не волновало. Ведь на их стороне была полная поддержка государства (и кстати, не только — часть бюджета взял на себя могучий «Аэрофлот») и отменный творческий коллектив. Правда, вот как раз с коллективом — а точнее, с его актёрской составляющей — и возникли первые нелады.

Экипаж что надо!

Митта сразу решил, что роли главных героев будут исполнять настоящие звезды советского кино. Командира корабля — Алексей Петренко, бортинженера — Олег Даль, второго пилота — Николай Караченцов. Ну а прекрасную бортпроводницу — Елена Проклова.

Но, как говорится, человек предполагает, а сами знаете кто — располагает. Первым в своеобразный отказ пошёл Алексей Петренко. По его словам, ему гораздо комфортнее чувствовать себя в роли, близкой к природе, народу, чтобы всё основательно. А лезть в «железяку» — это как-то не комильфо.

Не смог присоединиться к съёмочному процессу и Караченцов. Артист всегда был активно задействован не только в родном театре, но и в других кинопроектах, а также участвовал в эстрадных концертах. Посему он честно предупредил: могу быть с вами от силы пару дней в неделю, по-другому — никак. Олег Даль очень; хотел сниматься, в кои-то веки он считал, что сценарий стоящий, режиссёр тоже достойный, так что фильм получится. К сожалению, здоровье артиста было уже сильно подорвано. Он был закодирован, имел большие психологические проблемы и чувствовал, что не в состоянии выдержать длительный творческий процесс.

Да ладно с артистами-мужчинами, но и Елена Проклова, сославшись на то, что в театре ей пошла масть — предложили много хороших ролей, отказалась от своего участия. Впрочем, ходили слухи, что все дело в том, что актриса в то время решила продвигать карьеру по комсомольской линии, так что играть достаточно взбалмошную бортпроводницу ей было как-то несподручно. Что ж, режиссёру пришлось искать замены выбывшим служителям Мельпомены — и здесь он показал себя настоящим мастером. На главную роль был приглашён брутальный Георгий Жжёнов — и это было попадание в десятку.

На актёрских пробах помимо Олега Даля на роль донжуана-бортпроводника с самого начала пробовался и Леонид Филатов. Сам он прекрасно понимал, что при живом Дале получить роль у него шансов мало. Но с Далем начался простой, нужно было работать, и Митта сказал, чтобы Филатов приступал к съёмкам. Вместо Караченцова был приглашён Анатолий Васильев.

С дебютом!

Ну и, естественно, ребром встал вопрос о исполнительнице главной роли. На место Прокловой планировалась Татьяна Догилева. Она была очень хороша, но, к сожалению, образ немного не тот. Вот тогда и появилась информация о талантливой юной студентке Александре Иванес (совсем скоро ставшей всем известной под фамилией Яковлева). Директор картины примчался в театральное училище, заранее приготовившись, что придётся уговаривать начальство института отпустить студентку.

Но когда ректор узнал, кто именно понадобился киношникам, то не скрывал своей радости: мол, да забирайте ради бога. Мы и так уже отчислили эту прогульщицу. Сами потом привезете её обратно, но мы уже не возьмём. Киношники сначала не поверили, но уже буквально через пару месяцев действительно не знали, как справиться с главной героиней, для которой слова «дисциплина» не существовало по определению. Даже много чего повидавшие на своём веку мэтры кино были поражены поведением Александры, которая в грош никого не ставила.

Про её закидоны осталась куча воспоминаний. Например, та история, как её попросили в авральном порядке при дороге в Домодедово забрать на служебной машине Анатолия Васильева. Она покивала головой: все нормуль, будет сделано в лучшем виде. Приезжает на аэродром. У неё спрашивают: а где же Васильев? — А я откуда знаю. Меня никто ни о чём не просил! В итоге съёмки встали…

Первым делом самолёты!

Учитывая, что «Аэрофлот» своими кровными поучаствовал в создании ленты, не возникло никаких проблем с тем, чтобы большую часть фильма снять в аэропорту. Но, ознакомившись со сценарием, министерство авиации пришло в недоумение: это что ж такое? Наши самолёты Туполева — настоящее чудо мирового авиапрома. Ту-154 — это наш флагман. «Аэрофлотом» летают миллионы пассажиров по всему миру. А тут — бац — и авария нашего самолёта?! Так дело не пойдёт. Но сценаристы быстро вышли из трудной ситуации: действие фильма моментально перенесли в Африку, где происходит природная катастрофа. Это в этих африканских западных пампасах всё не как у людей, а наши лётчики в любой ситуации не вешают нос, спасают всех и вся и показывают себя настоящими героями.

Естественно, встал вопрос, какой именно снимать самолёт, который оказывается в эпицентре катастрофы. Как уже было сказано выше, Ту-154 был новейшей моделью. Так что за здорово живёшь никакой списанный экземпляр не отыщешь. Но тут съёмочной группе повезло: в Новосибирске из-за глупой случайности обгорел самолёт. Решение было принято моментально: обгоревший хвост на поезде повезли прямо в Москву. Именно в нём сняли многие сцены, в том числе и тушение пожара. Но хвост — это, конечно, хорошо, но хотелось бы иметь и все остальное…

И тут Митте с товарищами вновь подфартило: пришла информация, что в салоне одного Ту-154, что летал на Украине, произошёл разлив ртути, его списали. Вот так с бору по сосенки и слепили в результате «главного героя» фильма. Хвост — из Новосибирска, нос — с Советской Украины, плюс несколько кукол в виде самолётов.

Эту идею Александр Митта подсмотрел у Стивена Спилберга в его «Челюстях», где были сняты несколько кукол-акул. А если уж каких-то зубастых акул плюшевых смогли сделать, то уж самолёты нашим бутафорам самой судьбой пару раз плюнуть исполнить. Кстати, самую массивную куколку — длиной в пять с лишним метров — сделали мастера своего дела в Казани. А перерабатывающий завод, который взрывается по ходу фильма, нашли в Омске (точнее, его макет).

Славно горит!

Но, конечно, самую главную сцену взрыва создатели хотели запечатлеть без всяких макетов. Для этого, как следует порывшись на кладбище самолётов, был обнаружен фюзеляж самолёта Ту-114. Было получено добро снимать прямо на месте. Вокруг старого фюзеляжа оперативно была выстроена декорация аэропорта. Специалисты своего дела привезли аж 6 тонн горючки, кругом были протянуты провода. Взрыв дол», жён был выглядеть что надо!

Вся съёмочная группа ждала часа икс, чтобы запечатлеть великие кадры. И вот киношники приезжают на кладбище, а их там уже встречает начальник охраны, причём лицо у него какое-то обиженное. Он и говорит: эх, товарищ режиссёр, вы бы хоть предупредили, что такую красоту будете снимать, я бы всех родственников типа бы позвал! Митта — в непонятках: какая-такая красота, как бы ещё ничего и не начинали! Но оказывается, пока никого не было, пары топлива, загруженного в ненужный самолёт, вошли в контакт с воздухом, произошло самовозгорание, и рвануло всё так, что мама не горюй!

Митта вместе с оператором и Филатовым бросились к месту съёмок, но спасти было уже ничего нельзя. Александр Митта на нервной почве чуть не заработал инфаркт. Естественно, второго такого никому не нужного самолёта найти уже не удалось. Единственное, что радовало, — никто не погиб.

Секса не будет!

Отдельных слов заслуживает, конечно, образ, созданный Леонидом Филатовым. В этом фильме ему пришлось перевоплотиться в настоящего разрушителя дамских сердец, донжуана и вечного холостяка с модными замашками. Всё было бы замечательно, но самому артисту этот образ был достаточно чужд. Филатова знали как хорошего семьянина, человека скромного, а тут — опаньки! — надо играть настоящего секс-символа.

Режиссёр, конечно, старался на славу, чтобы все вышло эротичненько, но, по правде говоря, Филатов все эпизоды в стиле ню провёл в джинсах, прикрывая их простынкой. Чего не скажешь об Александре Яковлевой, которая чувствовала во время съёмок именно этой части фильма как рыба в воде. Её дефиле в чём мать родила по павильону в Мосфильме закончилось падением осветителя, очарованного увиденным. Всю эротическую часть снимали в ночное время, а утром отдали в лабораторию для проявки., Да вот незадача: труженицы старой школы, проявив наснятое за ночь, пришли в такой неподдельный ужас, что обвинили режиссёра в производстве непотребщины и пожаловались руководству. В итоге все слишком вызывающие кадры подверглись цензуре. Впрочем, советский зритель был в восторге от просмотра и оставшегося! Госпремия СССР кинопроизведению не светила, зато любовь народа была обеспечена на многие десятилетия вперёд.

Даёшь хеппи-энд!

Также возникли споры и насчёт финала картины. У Александра Митты была, по его мнению, великолепная задумка. Герой Георгия Жжёнова должен был от пережитого стресса попасть сначала в больницу. А затем возникла следующая задумка: к нему приходят друзья с необычной просьбой перегнать самолёт. Жжёнов — в пижаме — сбегает на аэродром, залезает в самолёт, а там… его друзья времён войны, причём все молодые и весёлые… Они обнимаются, самолёт взлетает в небо… В общем, подразумевается, что лётчик Тимченко умер.

Такой расклад абсолютно не устроил начальство. Режиссёр попытался убедить, что его версия имеет право на жизнь, но спустя месяц финальная сцена была переснята. Сам Митта об этом очень сильно жалел. Кто был прав в этих спорах, сейчас уже сказать трудно. Главное, что фильм и по сей день востребован массовым зрителем.

Журнал: Неизвестный СССР №2, февраль 2022 года
Рубрика: Советское кино
Автор: Константин Семёнов


Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, катастрофа, самолёт, Война и Отечество, кино, режиссёр, Неизвестный СССР


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022