Фестиваль молодёжи и студентов 1957 года в Москве


Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В 1957 году Советский Союз потряс весь мир, запустив в космос первый искусственный спутник, а потом и первое живое существо — собаку Лайку (на их фоне спуск на воду первого в мире атомного ледокола «Ленин» и испытания межконтинентальной баллистической ракеты, также произошедшие в этом году, несколько потерялись). Однако и мир потряс СССР. Прошедший в Москве VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов вызвал в нашей стране настоящий куль турный шок и оказал большое влияние на процессы трансформации советского общества.

Фото: фестиваль молодёжи и студентов 1957 года в Москве

Занавес приподнялся

VI Фестиваль молодёжи и студентов стал как бы эпицентром хрущёвской оттепели. Ни его двенадцатый «собрат», состоявшийся в 1985 году (фестивали молодёжи — нерегулярные события, проводящиеся без жёсткой периодичности), ни Олимпиада-80, проходившие в той же Москве, уже не были столь открытыми (возможно, власть сделала выводы?). Но в 1957 году приехавшие иностранцы свободно общались с москвичами, и это не только не пресекалось, а, наоборот, стимулировалось — для свободного посещения были открыты Кремль и парк Горького.
Это мероприятие на долгие годы оказалось самым массовым за всю историю фестивального движения (34 тысячи гостей из 131 страны мира). И москвичи буквально искали общения с иностранцами. Вот как вспоминает атмосферу этих дней известный джазовый музыкант Алексей Козлов: «Ни туристы, ни бизнесмены в страну ещё не приезжали, дипломаты и редкие журналисты просто так на улицах не появлялись. Поэтому, когда мы вдруг увидели на улицах Москвы тысячи иностранцев, с которыми можно было общаться, нас охватило что-то вроде эйфории…
31 марта 1957 года известный бурятский исследователь буддизма Бидия Дандарон, накануне фестиваля вернувшийся из очередной экспедиции «в места не столь отдалённые» и искавший работу то в Москве, то в Ленинграде, написал в личном письме:
«В Москве всем делают противочумные прививки, ибо среди участников фестиваля (наши думают) будут люди, которые привезут ампулы с чумной бактерией».
Я помню, как светлыми ночами на мостовой улицы Горького стояли кучки людей, в центре каждой из < них несколько человек что-то горячо обсуждали. Остальные, окружив их плотным кольцом, вслушивались, набираясь ума-разума, привыкая к самому этому процессу — свободному обмену мнениями». Характерной приметой времени стал такой факт — уже в первый день автомобили с участниками фестиваля опоздали на торжественное открытие в Лужники. И произошло это не из-за халатности, а, так сказать, из-за «энтузиазма масс» — делегатов возили по городу на открытых грузовиках, и толпы людей буквально блокировали движение машин по улицам.

«Дети фестиваля». Правда и вымысел

Через год после завершения фестиваля в обиходе прочно укоренилось выражение «дети фестиваля». Вот что вспоминают очевидцы тех событий: «Пуританское советское общество стало вдруг свидетелем таких событий, которых не ожидал никто. Поражали формы и масштабы происходившего. К ночи, когда темнело, толпы девиц со всех концов Москвы пробирались к местам, где проживали иностранные делегации. Это были студенческие общежития и гостиницы на окраинах города. В корпуса девушкам прорваться было « невозможно, так как всё было оцеплено милицией и дружинниками. Но запретить иностранным гостям выходить из гостиниц никто не мог. Никаких ухаживаний, никакого ложного кокетства. Только что образовавшиеся парочки удалялись в темноту, в поля, в кусты, точно зная, чем они немедленно займутся.
Образ загадочной, стеснительной и целомудренной русской девушки-комсомолки не то чтобы рухнул, а скорее обогатился какой-то новой, неожиданной чертой — безрассудным, отчаянным распутством».
Причём, как отмечали многие свидетели разворачивавшихся событий, особый интерес у советских девушек вызывали выходцы из африканских стран.
Несмотря на то, что подобное поведение было всё-таки достаточно маргинальным явлением, быстро появились дружины, следившие за «облико морале» советских граждан (иностранцев, разумеется, никто не трогал). Причём орудием борьбы служили… ножницы и парикмахерские машинки. У пойманных за «неподобающим» занятием девушек (почему-то народная молва сохранила в памяти лишь собирательный женский образ — наверное, в числе участников фестиваля преобладали мужчины) выстригалась часть волос, делалась своеобразная «просека». Избавиться от неё можно было, лишь если подстричься наголо. А потому московские девушки с платком на голове быстро стали объектом пристального интереса…
Считается, что через 9 месяцев после завершения «праздника молодёжи» Москву захлестнул «цветной» беби-бум. Однако реальности такие представления соответствовали мало. Так, согласно сводной статистической выписке, подготовленной для руководства МВД СССР, после фестиваля было зафиксировано рождение лишь 531 ребёнка смешанных рас. Для многомиллионной Москвы не самый впечатляющий показатель.

Наследие фестиваля

К наплыву иностранцев власти СССР подготовились тщательно: центральные улицы привели в порядок, достроили стадион «Лужники» и гостиницу «Украина». На улицах Москвы массово появились венгерские автобусы «Икарус» и отечественные «рафики» (микроавтобус РАФ-10 «Фестиваль»). О фестивале до сих пор напоминает московская топонимика: проспект Мира (назван так именно в год фестиваля), Фестивальная улица (название появилось позже, но именно по ней можно было добраться до парка Дружбы) и собственно парк Дружбы, созданный выпускниками Московского архитектурного института непосредственно к фестивалю.
Считается, что именно благодаря Фестивалю молодёжи и студентов в СССР стали популярны рок-н-ролл, джинсы и юбки клёш, а также бадминтон. В эти же летние дни состоялось знакомство москвичей и гостей столицы со столь желанной и загадочной «Пепси-Колой». В дни фестиваля на телевидении появилась передача «Вечер весёлых вопросов», которая впоследствии трансформировалась в студенческое движение КВН и одноимённую телепередачу.

«Фарца»

Многочисленные иностстранцы, интересовавшиеся советскими сувенирами и готовые менять их на дефицитную одежду, технику и прочий дефицит, положили начало эпохе советских фарцовщиков. Именно на VI Всемирном фестивале молодёжи делали свои первые шаги Рокотов, Файбышенко и Яковлев, громкое дело которых закончилось через несколько лет жестоким расстрельным приговором (об этом более подробно в следующем номере).
Во времена фестиваля расцвели буйным цветом валютные спекуляции — советскими властями был установлен курс 4 рубля за 10 долларов, а на чёрном рынке за американскую «десятку» давали аж 40 рублей!
Вернувшийся в Москву двенадцатый по счёту фестиваль молодёжи и студентов больше запомнился очисткой столицы «от неблагожелательных элементов» и строгим идеологическим отбором лиц, которым доверили общаться с делегатами фестиваля.
Разумеется, такого единения молодёжи, как в далёком 1957 году, в предперестроечной Москве уже не было.

Голубь мира

Голубь как символ мира был нарисован Пабло Пикассо в 1949 году и потом перекочевал на эмблему Фестиваля молодёжи и студентов (не только московского).
К Московскому фестивалю власти города специально закупили голубей, которых потом участники выпустили в небо. Считается, что их число превысило 35 тысяч.

Визитная карточка

На церемонии закрытия VI Фестиваля молодёжи и студентов впервые прозвучала песня «Подмосковные вечера» в исполнении Эдиты Пьехи и Владимира Трошина. В дальнейшем она на долгие годы станет своеобразной визитной карточкой СССР.
Также к фестивалю были написаны песни «Если бы парни всей Земли…», «Зори московские…», «Звенит гитара над рекою…» и др.

Кто придумал эмблему?

Эмблему фестиваля придумал московский художник-график Константин Кузгинов. Автор выбрал цветок с пятью разноцветными лепестками, которые символизировали континенты. Красный цвет олицетворял Европу, жёлтый — Азию, синий — Америку, фиолетовый — Африку, зелёный — Австралию. В сердцевине цветка был изображён глобус с надписью «За мир и дружбу».

Новые гостиницы

В рамках подготовки к фестивалю в Москве были по строены новые гостиничные комплексы «Турист» (1956) и «Украина» (1957) и возведён спортивный комплекс в Лужниках (1956; ныне — стадион «Лужники»), на нём состоялись церемонии, открытия и закрытия VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов. В преддверии фестиваля на Центральном телевидении СССР была создана молодёжная редакция «Фестивальная».

Журнал: Неизвестный СССР (Война и Отечество), Спецвыпуск №1(1), январь 2020 года
Рубрика: Советские праздники
Автор: Алексей Илле

Метки: СССР, Москва, секс, Война и Отечество, фестиваль, валюта, молодёжь, 1957, студенчество, фарцовка




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —