Гавриил Мясников: За что расстреляли большевика?

Расправа со «старой гвардией» большевиков вполне обоснованно считается «заслугой» Сталина. Но этот процесс начался ещё при жизни Ленина и при его непосредственном участии…

Фото: Гавриил Мясников — интересные факты

Как запускали «конвейер» репрессий

Можно сказать, что уничтожение тех, кто был не готов во всём соглашаться с генеральной линией партии, началось одновременно с захватом власти большевиками. Правда, при Ленине речь шла «всего лишь» о политической расправе. Но иногда доходило до арестов и ссылок. Именно этими методами была разгромлена «Рабочая группа» — одна из левооппозиционных фракций в РКП(б). Её возглавлял Гавриил Ильич Мясников — пермский рабочий, большевик с 1906 года, участник Октябрьской революции и Гражданской войны, организатор расстрела Михаила Романова — брата царя. Именно Мясникова можно считать одним из первых «репрессированных» большевиков. И именно с него началась «отладка механизма», который в полную силу заработал в середине 1930-х годов.

Старый большевик

В революционное движение Гавриил Мясников пришёл 16-летним юношей. Во время революции 1905 года он работал в пригороде Перми на Мотовилихинском пушечном заводе. Прошёл хорошую школу, и неудивительно, что после поражения революции он попал на каторгу, где удивил даже бывалых каторжан непокорством. Гавриил объявлял голодовки, несколько раз бежал, стойко переносил избиения. Как и многих политзаключённых, его освободила Февральская революция.
Получив свободу, Мясников вернулся в родную Пермь и отдал себя политической борьбе. После Октября он занимал видные посты в губернской организации большевиков, местных рабочих Советах, даже направлялся на работу в ЧК. Одно время Мясников являлся членом ВЦИК. В период Гражданской войны служил комиссаром в одной из дивизий.
Летом 1918 года Мясников организовал похищение и казнь находившегося в Перми великого князя Михаила — брата Николая II. Михаил и его секретарь Николай Джонсон были «эвакуированы» якобы в связи с приближением фронта. Их вывезли в Мотовилиху и расстреляли. Мясников, если верить его воспоминаниям, при расстреле не присутствовал.
Уже в начале 1918 года, во время заключения Брестского мира, Гавриил Мясников впервые оказался в оппозиции ЦК РКП(б). Как и «левые коммунисты» во главе с Бухариным, он считал, что мирный договор подписывать не нужно. Главная же его оппозиционная деятельность началась в 1920 году. К этому времени уже обозначилась нестыковка между декларациями новой власти и реальностью: привилегии партийно-советской номенклатуры, произвол ЧК, причём не только в отношении белых, но и пролетариев, отсутствие свободы слова, подмена власти Советов и других организаций трудящихся властью партии. Мясников особо подчёркивал, что после Октября не произошло коренных изменений на промышленных предприятиях. Пролетарии остались исполнителями чужих приказов. Если раньше они выполняли распоряжения капиталиста и его управленцев, то теперь — назначенных государством директоров. В 1931 году, в своём главном труде «Очередной обман» Мясников констатировал: «Бюрократия распоряжается всеми ресурсами промышленности, которыми до неё распоряжалась буржуазия. Господство буржуазии сменилось господством бюрократии… Рабочий класс и при бюрократическом государстве остаётся экономически и политически порабощённым классом». В той же брошюре он давал и рецепт лечения болезни: «Чтобы избавиться пролетариату от новых захребетников, от новых эксплуататоров, поработителей — от бюрократии, ему надо самому возвыситься на ступень господствующего класса, ему надо организоваться в класс посредством С.Р.Д.П (Советов рабочих депутатов, — авт.), и все функции, которые делают бюрократию господствующим классом… взять в руки С.Р.Д.П».

От монархистов до анархистов

В своей критике Мясников был не одинок. С похожими заявлениями тогда выступали, к примеру, «Рабочая оппозиция» и «Группа демократического централизма». Но единого фронта не получилось. Мясников пошёл дальше других — признал новый строй государственным капитализмом. Он отвергал монополию РКП(б) на власть, выступал за коммунистическую многопартийность. Важное место в его платформе занимало требование свободы слова для всех «от монархистов до анархистов».
Деятельность Мясникова разбирала партийная комиссия во главе с Николаем Бухариным. Понимая важность развернувшейся борьбы, он и подключил к делу Ленина.
В августе 1921 года Ленин написал Мясникову письмо. Сначала он покритиковал оппонента: «Буржуазия (во всем мире) ещё сильнее нас и во много раз. Дать ей ещё такое оружие, как свобода политической организации (свободу печати, ибо печать есть центр и основа политической организации), значит облегчать дело врагу, помогать классовому врагу». Затем, помня какой вклад в победу большевиков внесли Мясников и подобные ему, попытался закончить дело миром: «И я надеюсь, что, подумав трезво, вы не станете из ложного самолюбия настаивать на явной политической ошибке («свобода печати»), а, выправив нервы, поборов в себе панику, вы возьмётесь за деловую работу: помочь связи с беспартийными, помочь проверке беспартийными работы партийных».
Увещевания на Мясникова не подействовали. Он отвечал со свойственной ему непримиримостью: «Вы поднимаете руку на буржуазию, но получается, что я харкаю кровью, и именно нам, рабочим, ломают челюсти».

Неминуемая расплата

Ещё осенью 1920 года Гавриила Ильича отозвали из Перми в Петроград — под присмотр местного партийного начальства. Но он не прекратил свою деятельность, и через какое-то время его исключили из партии, ненадолго арестовали, а потом «сослали» в советское торгпредство в Берлине. За границей Мясников наладил связь с немецкими и другими коммунистическими группами, находившимися в оппозиции прокремлевскому Коминтерну. Цитаты из его трудов появились в эмигрантских газетах, зачитывались по польскому радио. Последнее впоследствии стало важным фактом при рассмотрении ГПУ «контрреволюционной» деятельности Мясникова.
В СССР у оппозиционера появились последователи. Возник зародыш партии — «Рабочая группа». Только в Москве у неё было около 300 сторонников. Отделения организации действовали в Перми и других рабочих центрах. Группа оказала заметное влияние на требования рабочих в ходе забастовок 1923 года, на многие её лидеры тогда же попали в тюрьмы.
По возвращении из Берлина Мясников был арестован. В этот раз уже надолго. После скитания по тюрьмам, голодовок и насильственного кормления, в 1927 году его выслали в Ереван. Семья — жена и три маленьких сына — были отправлены в ссылку ещё раньше. В Ереване Мясников пробыл лишь несколько месяцев. В «Очередном обмане» он вспоминает: «7-го ноября 1928 года, вышедши на демонстрацию, домой не возвратился, а где-то по дороге сбрил усы, бороду, волосы, одел другой костюм и с портфелем, туго набитым рукописями, сел на извозчика и поехал на вокзал. А там купил билет до г. Джульфа… А около двенадцати часов ночи… на ходу прыгнул с поезда и бегом к реке, чтобы пользуясь прикрытием поезда и шумом, невидно и неслышно добежать до реки Аракс… Идёт небольшой снежок. По руслу дует резкий ветер… Переплыл».
Оказавшись в Иране, Мясников на некоторое время попал в тюрьму, начались его заграничные скитания. Приехав в Турцию, он встретился с некогда критиковавшим его, а теперь высланным из СССР Троцким. Последний, несмотря на разницу во взглядах, оказал издержавшемуся беглецу денежную помощь.
В конце концов Гавриил Ильич поселился в Париже. Там он обзавёлся новой семьёй, вернулся к пролетарскому труду и даже получил образование инженера. При всём этом он продолжал вести политическую деятельность, пытался создать свою организацию, впрочем; безуспешно. Во время оккупации Франции Германией Мясников на некоторое время попал в концлагерь, но остался жив.
В 1944 году Гавриил Ильич вернулся в СССР. По одной версии, его официально пригласило советское правительство, гарантировав безопасность, по другой — вывезли насильно. В Москве Мясникова арестовали, судили и расстреляли. К этому времени все три его сына погибли на фронте, а первая жена пережила психическое расстройство. Когда Мясников оказался в СССР, ей обещали встречу с мужем, но вскоре сообщили, что он расстрелян. После этого её болезнь обострилась, она вновь попала в психиатрическую больницу и через некоторое время умерла.

Журнал: Загадки истории №36,сентябрь 2019 года
Рубрика: Назад в СССР
Автор: Юрий Куценко





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —