Генерал Краснов: Скажи мне правду, атаман!

22 сентября 2019 года исполняется 150 лет со дня рождения очень неординарной личности в истории XX века — генерала, историка и писателя, атамана донских казаков и создателя казачьего государства Петра Николаевича Краснова. Кем был этот человек? И почему в истории до сих пор представлена только тёмная сторона его биографии?

Фото: генерал Краснов — интересные факты

Генерал Краснов пытался создать казачью республику?

Легенды прошлых лет

Генерал Краснов плохо кончил: в 1947 году белоэмигрант и начальник Управления казачьих войск при Восточном министерстве Третьего рейха Пётр Краснов по приговору военной коллегии Верховного Суда СССР был повешен. Это известно всем. Но почему именно Краснов в 1918 году стал атаманом казачьего государства?

Разведчик Генштаба

К лету 1918 года в рядах донского казачества служили десятки генералов, обладавших немалым военным опытом и боевыми заслугами. Но почему именно Краснов стал хозяином атаманской булавы, вручённой ему в мае 1918 года в Новочеркасске? По-видимому, в нём видели то же, что видели в Густаве Маннергейме и Павле Скоропадском, ставших политическими лидерами Финляндии и Украины: огромный потенциал государственного деятеля, честность и способность идти до конца!

Впервые в поле зрения вождей военной разведки офицер лейб-гвардии Атаманского полка Пётр Краснов попал, будучи слушателем Академии Генерального штаба, куда он поступил в 1892 году. Но проучившись год, Краснов срезался на одном из экзаменов, после чего был отправлен в полк. Но уже тогда наблюдательные педагоги отметили необыкновенную работоспособность офицера и его талант все видеть и анализировать. После успешного выполнения задания в Абиссинии, где в период 1897-1898 годов он исполнял обязанности начальника конвоя дипломатической миссии МИД, Краснову доверили очень серьёзное задание. 7 сентября 1901 года он отбыл с Николаевского вокзала Санкт-Петербурга в очень длительную командировку. По возвращении будущий генерал издал труд в 616 страниц с 18 иллюстрациями и 53 цинкографиями и двумя топографическими картами под названием «По Азии. Путевые очерки Маньчжурии, Дальнего Востока, Китая, Японии и Индии».

Книга выдержала несколько изданий. В одном из них автор в тексте своего обращения проговорился об истинном значении своего вояжа: «Перед вами описание поездки в Маньчжурию, Китай, Японию и Индию, совершенной мной по приказанию начальства для изучения быта как наших, так и иностранных войск. Поездка эта продолжалась 6 с половиной месяцев, с сентября 1901 по март 1902 года».

Какое начальство было в начале XX века у казачьего офицера Петра Краснова? Вряд ли штаб лейб-гвардии Атаманского полка интересовало состояние войск гарнизона индийского города Калькутты. А «мирный» путешественник Пётр Краснов писал не о чае и слонах, а почему-то «О состоянии гарнизона Калькутты».

Зато в Японии донской казак Краснов жаждал не подняться на Фудзияму и не восхититься цветением сакуры, а посетить единственный кавалерийский полк японской армии, чтобы изучить учебную программу юнкеров военного училища армии микадо! С тревожным удивлением он констатировал, что будущие офицеры в обязательном порядке изучают… русский язык. Возмущался тем, что «японцы ревниво оберегают свои военные постройки, они не только не разрешают подходить к батареям, но они не разрешают снимать фотографий». Не кажется ли странным этот интерес к достопримечательностям Страны восходящего солнца для частного лица, пусть даже писателя и историка?

Рапорты, написанные вернувшимся из Японии Красновым, внимательно изучили в Генеральном штабе. Но его предупреждениям о грядущей схватке с Японией в Зимнем дворце не вняли.

Тайные переговоры с ВЧК

Весной и летом 1918 года империя кайзера Вильгельма, казалось, пребывала в шаге от победы. Российская империя была разбита на части, но вот особенность — во главе «государств-протекторатов» (Украина, Финляндия, Войско Донское) встали те царские генералы, кто так или иначе был ранее связан с внешней разведкой военного министерства. Как иначе можно объяснить то, что именно Краснов мгновенно сдружился с разведчиками военного министерства Германии, опекавшими территорию донцов? Уже в июне 1918 года Верховный атаман казачьего государства Пётр Краснов отправил своего секретного гонца — подъесаула Павла Падалкина — с тайной миссией в советскую Москву. С заданием — встретиться с лидерами Советской России и прощупать возможность заключения мирного договора. На особых условиях: Войско Донское прекращает помощь добровольцам генерала Деникина, а ленинское правительство отводит части РККА с территории Дона и не ведёт боёв с казаками!

Подъесаул Падалкин до Москвы добрался, при посредничестве германского посольства был принят лично главой ВЧК Феликсом Дзержинским. Но сепаратного союза не случилось. Ленин, которому Дзержинский передал все предложения атамана Краснова, их не принял. А Падалкин при помощи немецких дипломатов выехал в Европу. В 1928 году в эмиграции, в Праге, он подготовил к печати свои воспоминания — книгу «Моя поездка в Москву», которая была набрана и даже указана в оглавлении одного из томов исторического альманаха «Донская летопись». Но была снята с верстки по прямому требованию Петра Краснова. Он не хотел раскрывать свои тайны.

«Отец» донского национализма

Российские казаки веками жили православным воинским сословием. Но в марте 1917 года сословия были отменены, церковь тоже дышала на ладан. Ведь ещё 15 марта 1917 года казаки Амурского, Уссурийского и Сибирского Войска на своих Кругах официально приняли решение о «саморасказачивании».

Летом 1917 года в Петрограде прошли два общеказачьих съезда. Протоколы заседаний его делегатов, стенограммы выступлений идеологов казачьей идеи опубликованы. Это удивительно, но ни один из этих политиков ни разу, ни в каком контексте не назвал казаков «народом». Странно, не правда ли? Летом 1917 года казаки называли себя «гражданами свободной России»! И никак иначе!

Но в мае 1918 года атаман Краснов стал «президентом» казачьей республики Войска Донского. Тогда по всей бывшей империи происходило образование национальных республик. Это происходило в Прибалтике, в Закавказье, на Украине, где у народов вдруг проснулась тяга к национальной идентификации. И атаман Краснов с гениальной прозорливостью уловил эту тенденцию. Он нашёл единственно правильный выход — признать казаков народом и на этом основании строить новое государство.

Но эту замечательную прозорливость большевики так ему и не простили. Они прекрасно понимали, что Краснов был на волоске от успеха. И если бы у него было больше времени, на Дону обязательно появилось бы новое государство: сильное, богатое и свободное.

Но не судьба…

Как известно, Краснов сотрудничал с гитлеровцами. Этому нет оправдания. Хотя, конечно же, он заслуживает сочувствия. Ведь у этого человека отняли все: родину, веру, национальность. Его множество раз предавали, а в конце войны предали ещё раз.

На Ялтинской конференции Сталин получил заверения Уинстона Черчилля и Франклина Рузвельта, что после полного разгрома Германии СССР будут выданы все, кто являлся гражданами СССР к 22 июню 1941 года.

К белоэмигранту Петру Краснову, никогда не бывшему гражданином Советского Союза, это решение не имело никакого отношения. Поэтому он уверовал в то, что англичане везут его на переговоры с маршалом Александером. На самом деле это была приманка. Так что предательство англичан, на первый взгляд, трудно объяснить. Можно понять советскую сторону, жаждущую поймать давнего врага. Но почему ветхий старец Краснов мешал британцам?

При выдаче казаков в австрийском городке Лиенце британские офицеры смотрели сквозь пальцы на то, как уходили на Запад сильные и молодые рубаки корпуса фон Паннвица. А вот с атаманом Красновым англичане вели себя сверх принципиально. В чём же дело?

Оказывается, у англичан были на то свои причины.

Ещё летом 1919 года войсковой атаман донцов, преемник Краснова, Африкан Богаевский перевёл на хранение «союзникам» в банки Лондона часть золотого запаса донской республики. На какую сумму? Цифры называют разные. Но фунты, как минимум, с пятью нулями. Видно, с Темзы выдачи нет! Во всяком случае, деньги оттуда никогда не возвращаются.

Ведь экс-атаман Пётр Краснов мог предъявить свои права на счета донского казачества. Но, попав на Лубянку, он угрожать Лондону уже не мог.

Так что и у этого предательства, как в библейской истории с Иудой, был материальный подтекст.

Журнал: Загадки истории №37, сентябрь 2019 года
Рубрика: Гениальные изобретения
Автор: Александр Смирнов





Telegram-канал Багира Гуру

Метки: Загадки истории, СССР, республика, война, Гражданская война, Великая отечественная война, Вторая мировая война, казаки, ВЧК, Дзержинский, генерал, атаман, Краснов


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022