ГУЛАГ: лагерь для политически неграмотных

В начале 50-х годов в ГУЛАГе выросло число арестованных за слабую ориентацию во внешней политике СССР.

Фото: политические в ГУЛАГе — интересные факты
Неспроста в советское время партийные пропагандисты и лекторы настоятельно рекомендовали населению читать газеты, слушать радио и вообще интересоваться ситуацией в мире. Сейчас это выглядит курьёзом, но в послевоенное время гражданин Страны Советов, неправильно понимавший внешнюю политику государства, рисковал надолго оказаться в местах не столь отдалённых.

«Фашистская клика Тито»

После окончания Второй мировой войны международное положение СССР оказалось очень непростым. Высшее руководство страны по идеологическим причинам готово было конфликтовать даже со своими недавними союзниками в борьбе против Гитлера. Ярким примером тому стали напряжённые отношения между СССР и Югославией в конце 40-х — начале 50-х годов.
Коммунистическую партию этой страны с 1937 года возглавлял Иосип Броз Тито, революционер с большим международным опытом. В ходе Второй мировой войны руководимая им Народно-освободительная армия Югославии стала одним из главных союзников СССР на Балканах. После победы над гитлеровской Германией здесь была провозглашена Демократическая Федеративная Республика Югославия, в которой Тито занял пост премьер-министра.
Однако при этом он провозгласил курс на создание собственного, югославского варианта социализма, когда в стране не должно быть диктата лишь одной правящей партии. В результате отношения между СССР и Югославией стали быстро ухудшаться, и в 1949 году произошёл полный разрыв дипломатических связей между двумя странами. При этом товарищ Тито из «большого друга СССР» за короткое время превратился в «предводителя фашистской клики», «наймита англо-американских империалистов» и «кровавую собаку».
Правда, некоторые жители нашей страны вовсе не поддерживали столь резкие перемены в отношениях с Югославией. Бывало, такие несогласные высказывали своё мнение обо всём этом вслух, а «слушатели» затем передавали высказывания «куда следует» — с закономерным результатом.

Не восхваляй!

Невольной жертвой «фашиста Тито» стал тогда бригадир завода №24 в городе Куйбышеве (ныне Самара) 40-летний Илья Галкин. Согласно материалам следствия, он «в цехе завода в присутствии свидетелей восхвалял предательскую политику клики Тито в Югославии, при этом клеветал на политику ВКП(б) и советского правительства».
Между тем Галкин всего лишь сказал, что лидер югославских партизан, четыре года громивший гитлеровцев, никак не мог вдруг сам стать фашистом. «Товарищ Сталин не прав в том, что мы разорвали отношения с Югославией», — добавил в заключение заводской бригадир, после чего и был признан судом виновным в «контрреволюционной агитации». За несогласие с внешней политикой СССР Илью Галкина приговорили к лишению свободы сроком на восемь лет с последующим поражением в избирательных правах на три года.
В течение 1949-1952 годов только в Куйбышевском областном суде «за восхваление клики Тито» было осуждено не менее 30 человек. Среди них оказались люди разных социальных слоёв и материального положения — например, 36-летний часовой мастер Николай Бойко, инженер авиационного завода 45-летний Пётр Козлов, слесарь «Металлобытремонта» 48-летний Фёдор Краюхин и некоторые другие. Все они за свои неосторожные «мысли вслух» были приговорены к заключению в лагерях на сроки от пяти до 10 лет.

Жертвы корейской воины

Пока Сталин разбирался с Тито, крупный вооружённый конфликт вспыхнул на другом конце Евразии — на Корейском полуострове, который в течение всей Второй мировой войны был оккупирован Японией. Разгромом японских агрессоров в 1945 году первыми воспользовались США, которые высадили свои войска на юге Кореи. В ответ с севера на полуостров вошли части двух коммунистических держав — СССР и Китая.
Страна была разделена пополам по 38-й параллели. На севере образовалась Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР), столицей которой стал Пхеньян, а на юге — Республика Корея (столица Сеул). Хотя великие державы и вывели свои войска с полуострова, обе Кореи жаждали вернуть под свой контроль другую половину страны, и потому перемирие между ними оказалось недолгим.
По версии советской пропаганды тех лет, боевые действия 25 июня 1950 года спровоцировали южане, которые якобы пытались атаковать позиции северян, но получили достойный отпор. В течение последующих трёх лет армии двух Корей с переменным успехом ожесточённо истребляли друг друга, а заодно и мирное население своей страны. Лишь в июле 1953 года было достигнуто соглашение о прекращении военных действий на полуострове, хотя мирный договор стороны так и не подписали.
Сейчас во всех энциклопедиях указывается, что на самом деле виновником войны на Корейском полуострове был коммунистический режим КНДР. Однако для советских граждан в начале 50-х годов такая трактовка событий могла стоить лишения свободы на долгий срок.

«Продолжал оставаться троцкистом»

Пример тому — судьба жителя Сызрани 67-летнего Моисея Минца, который первый раз попал на скамью подсудимых по обвинению в троцкизме ещё до Великой Отечественной войны.
Тогда Минц работал заведующим жилищно-коммунальным отделом Сызранского горисполкома, но в 1940 году на одном из собраний он позволил себе усомниться в справедливости ареста и последующего расстрела «группы Тухачевского». За такие сомнения завотделом был исключён из партии, а затем по решению суда на пять лет отправился в лагеря. После освобождения Минц смог устроиться на работу лишь учётчиком в кооперативную артель, занимавшуюся выделкой кож.
Однако и после отбытия наказания, как говорилось в новом обвинительном заключении, Минц «продолжал оставаться на троцкистских позициях и вновь возобновил антисоветскую деятельность. Летом и осенью 1950 года в городе Сызрани в присутствии свидетелей он высказывал клеветнические измышления о Корейской Народно-Демократической Республике и в то же время клеветал на советскую действительность. С антисоветских позиций отзывался о мероприятиях советского правительства по борьбе за мир и предотвращение войны».
Как следует из материалов уголовного дела, подсудимый Минц регулярно слушал западные радиоголоса, а затем излагал своим знакомым «вражескую» точку зрения на Корейскую войну. А ещё он сопоставил эти события с началом войны между СССР и Финляндией в 1939 году, когда советское правительство утверждало, что причиной конфликта между странами тоже были провокации с финской стороны. В Корее, заключил Минц, «мы имеем дело ещё с одним примером лживости советского правительства, которое борется за мир лишь на словах, а на деле разожгло очередную войну».
После такого признания Куйбышевский областной суд приговорил Моисея Минца по ст. 58-10 УК РСФСР к лишению свободы сроком на 10 лет с последующим поражением в избирательных правах на пять лет. Как следует из архивных данных, пожилой заключённый до конца этого срока не дожил и скончался в лагере в 1956 году в возрасте 73 лет.

Новые времена

В 1950-х годах Куйбышевским областным судом по ст. 58-10 УК РСФСР были осуждены ещё более 15 человек, которые неправильно понимали причины корейской войны, а также взаимоотношения СССР со странами народной демократии. Среди арестованных оказались, к примеру, 65-летний пенсионер Валерий Слушкин, 36-летний колхозник Бари Хасанов, 35-летний художник Новокуйбышевского дворца культуры Пётр Желяцкий и другие. Все они из-за своей политической малограмотности отправились в лагеря на сроки от четырёх до шести лет.
Но история продолжалась. После смерти Сталина в 1953 году началось потепление отношений между СССР и Югославией. Новый руководитель нашей страны Никита Хрущёв посетил Белград с дружественным визитом, в ходе которого он всячески подчёркивал, что пятилетняя конфронтация — это результат ошибок прежнего советского руководства.
Тогда же по указанию сверху начался срочный пересмотр уголовных дел всех «сторонников Тито». Большинство осуждённых по этим делам были оправданы и впоследствии реабилитированы «за отсутствием в их действиях состава преступления».
А вот в отношении «жертв корейской войны» этого не случилось. Хотя большинство из них после введения в действие в 1960 году нового УК РСФСР тоже вышли на свободу, в гражданских правах их так и не восстановили. Ведь, в отличие от событий в Югославии, советская трактовка войны на Корейском полуострове к тому времени не изменилась, а в «хрущёвском» Уголовном кодексе тоже имелась статья, карающая за антисоветские высказывания.

Журнал: Тайны 20-го века №23, июнь 2011 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Валерий Ерофеев





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —