Индустриализация в СССР — цели, методы проведения и итоги

Сегодня фраза «Даёшь пятилетку за четыре года!» воспринимается не более чем забавным и немного запылённым пережитком советского прошлого. Но было время, когда ради этого незамысловатого лозунга жертвовали всем. Даже больше, чем всем. Первые сталинские пятилетки — грандиозный трудовой подвиг народа, превративший измотанную страну в передовую индустриальную державу.

Фото: индустриализация в СССР — интересные факты

Как Советский Союз стал промышленной державой

Тяжёлая судьба промышленности

Первая мировая война. Революционный Октябрь. Внутренняя смута Гражданской войны. Капиталистическая интервенция. На долю молодой Страны Советов выпало немало тяжких испытаний, серьёзно подорвавших и без того шаткое положение отечественной промышленности. Только за время интервенции, с 1918 по 1921 год, объёмы производства сократились в четыре раза, фактически отбросив советскую республику в развитии на много лет назад и поставив её в зависимое положение. Нелёгкую внутреннюю обстановку ещё больше обостряла неспокойная ситуация в соседних странах. Их экономики уже успели прийти в чувство после Первой мировой, а со стороны лидеров всё чаще стали звучать недвусмысленные выпады. Партийное руководство предвидело приближение новой полномасштабной войны и понимало необходимость скорейшего создания прочной внутренней экономики и независимого военно-промышленного комплекса.
В 1924 году СССР берёт курс на индустриализацию. Индустриализация была призвана решить две первоочередные задачи: провести полную модернизацию промышленности в целом и вывести Страну Советов на один уровень с развитыми державами. Для этого необходимо было преодолеть технологическую отсталость страны, сформировать мощную оборонную и тяжёлую промышленность, вытеснить из экономики частный капитал, добиться независимости от западных стран, а главное, провернуть всё это в кратчайшие сроки, и желательно, за счёт одних только внутренних ресурсов. При этом особое внимание уделялось созданию производственной инфраструктуры в восточных регионах СССР — на Урале, в Сибири, Центральной Азии и на Дальнем Востоке. Не только потому, что эти богатые ресурсами области ещё были практически не освоены. Восточные территории находились далеко от государственной границы, а следовательно, в случае военного конфликта они должны были обеспечить надёжный тыл.

Деньги решают всё

Даже в стране, свободной от капитализма, деньги сыграли решающую роль. Отчаянная авантюра превращения фактически аграрной страны в передовую индустриальную державу требовала колоссальных вложений. Таких, каких у государства просто не было. По сравнению с поиском средств на подпитку прогресса проработка и утверждение плана индустриализации казались настолько незначительными, что едва дотягивали даже до сравнения с пресловутой вершиной айсберга. Чтобы спасти экономику, сталинскому правительству в очередной раз предстояло совершить невозможное — раздобыть деньги.
Средства на индустриализацию изыскивались всеми возможными путями. Одной из главных статей дохода СССР на тот период стала внешняя торговля. Национальные богатства нещадно экспортировались в обмен на деньги и станки. Наибольшую прибыль (порядка 2 млрд. рублей в год) приносила продажа зерна, нефти и древесины. Вся невеликая производственная база страны без устали работала на нужды зарождающейся промышленности. Продукция аграрного сектора выкупалась практически за гроши и вливалась в развитие строящихся предприятий. Следующим шагом стало полное упразднение НЭПа к 1933 году, при том, что 3/4 оборота розничного рынка приходилось на долю частных предпринимателей.
Из-за того, что скорейшая индустриализация была возведена до уровня главного приоритета, страна остро нуждалась в формировании нового социального класса — рабочих. Нехватку рук восполняли за счёт привлечения в города малоквалифицированного, но инициативного и выносливого крестьянства. Масштабные трудовые и ресурсные рокировки привели к ужасающему снижению уровня жизни простого населения. Постепенная отмена карточной системы, искусственное создание дефицитов и всепроникающая идеологическая пропаганда методично перестраивали сознание советского человека. Патриотизм, чувство долга, жёсткая трудовая дисциплина и энтузиазм, нередко перерастающий в самоотречение, заменили пролетариату достойную зарплату. Люди были морально готовы трудиться на благо государства, не ожидая сиюминутного вознаграждения. Таким образом, одновременно с переходом на курс индустриализации была осуществлена глубокая идеологическая подстройка сознания населения. Что, впрочем, как и другие отчаянные шаги, было вынужденной мерой. Иного пути для совершения непосильного трудового подвига для огромной многонациональной страны не было. Впрочем, это несколько другая история.

Удачная «депрессия»

Большой удачей для только зарождающейся советской тяжёлой промышленности стал, как ни странно, крах мировой экономики 1929 года. Печально известная Великая депрессия, о которой западный мир до сих пор вспоминает с содроганием, больно ударила по передовым державам — США, Великобритании, Германии, Франции, Канаде. В первую очередь пострадали крупные промышленные города. Следующий удар пришёлся по сельскому хозяйству, так как разорившееся население больше не в состоянии было обеспечивать должный уровень спроса. А вот СССР в годы Депрессии, к своему счастью, не мог похвастаться статусом промышленной державы, потому и американский биржевой крах, потянувший за собой на дно всю мировую экономику, не только не затронул распрямляющую спину Страну Советов, но и сыграл ей на руку. Тотальное обесценивание объектов промышленности позволило советскому правительству по бросовой цене закупать за рубежом всё необходимое. Помимо очевидных источников дохода у партии был припасён один финансовый козырь; правда, изначально предполагалось пустить его на совершенно другие нужды. Не секрет, что в 1917 году сторонники марксизма провели масштабную экспроприацию частных богатств. Эти средства не осели в карманах творцов нового мира: деньги были перенаправлены в швейцарские банки, где хранились на счетах, созданных на имена членов Ленинской гвардии. Они должны были стать финансовой подпиткой благой мечты ленинистов — Мировой революции. Но социализм в масштабах планеты, как мы знаем, так и не случился. Суммы, принадлежащие Стране Советов, лежали мёртвым грузом. И суммы баснословные. Поданным личной сталинской разведки, около 100 членов Ленинской гвардии имели в швейцарских банках счета с казёнными деньгами, на каждом из которых лежало в среднем по 800 млн. долларов или, если хотите, по 18 млрд. рублей. Продолжающаяся неразбериха во всё ещё терзаемой «паническими атаками» мировой экономике, медленно оправляющейся от болезненного потрясения, смогла дать ещё одну точку опоры советской индустриализации. В 1930-е годы Сталину всё-таки удалось заполучить припрятанные средства. Какими путями — вряд ли стоит упоминать. Но индустриализация в СССР произошла во многом благодаря им.

Говорите, невозможно?

На XIV съезде ВКП(б) 1925 года был разработан окончательный план развития народного хозяйства. Рассматривались два возможных варианта наращивания производственных мощностей — «отправной», при котором удовлетворительными считались бы даже минимальные успехи, и «оптимальный» с наращиванием показателей на 15-18% в год. В итоге из двух возможностей было выбрано невозможное — «оптимальный» план, который требовал семимильного прогресса буквально из ничего. Но если уж партия сказала… Умри, но сделай. Даже смерть не будет уважительной причиной невыхода на работу. Тем паче что индустриализация должна была стать не столько экономической реформой, сколько недвусмысленным политическим актом, призванным доказать мощь молодого социалистического режима.
Полная индустриализация СССР должна была стартовать с 1929 года по трём пятилетним планам. Или просто пятилеткам. На реализацию отчаянного всенародного предприятия выделялось, только представьте, 78% бюджета. Стране пришлось ужаться настолько, что дырочек на ремне уже не хватало.
Первая пятилетка 1928-1932 годов проходила под лозунгом «Техника решает всё!». Как нетрудно догадаться, в задачи первой пятилетки входило наращивание материальной базы, а именно — строительство крупных промышленных объектов. Изначально планировалось отстроить порядка 1200 предприятий, но масштаб работ оказался слишком уж грандиозным. В процессе реализации план несколько раз перекраивался. Сначала планку снизили до 60 объектов, но и это оказалось непосильной задачей. В конечном итоге был утверждён список из 14 предприятий, которые необходимо во что бы то ни стало отстроить. Тем не менее, к концу 1932 года было объявлено об успешном завершении первой пятилетки за четыре года и три месяца. Производственные фонды увеличились в среднем в 2,7 раза. Даже если учесть мнение, что данные были завышены и производительность труда выросла «только» на 5%, страна совершила колоссальный рывок вперёд. Была подготовлена солидная промышленная база и существенно увеличились объёмы валовой продукции тяжёлой промышленности и машиностроения.
Если первая пятилетка работала на количество, главной целью второй стало качество. В годы второй пятилетки (1934-1937 гг.) был взят курс на усовершенствование технологий и взращивание собственных квалифицированных кадров. Годы второй пятилетки прославили имена Алексея Стаханова, Александра Бусыгина, Валерия Чкалова и их товарищей по идеологическому молоту. Стремительно отстраивались новые оплоты индустриализации на Урале, в Сибири и Средней Азии. Постепенно начали вставать с колен лёгкая и пищевая промышленность (в разы выросла выработка сахара, бумаги, текстиля, кожаных изделий), развивалась транспортная инфраструктура (Беломорско-Балтийский канал, канал им. Москвы, первая очередь московского метрополитена) и электроэнергетика (построено семь крупных тепловых и гидроэлектростанций).
Если за первую пятилетку производительность приросла на 5%, то к концу 1937 года этот показатель достиг 65%. Целью третьей пятилетки стало догнать и перегнать западные страны по объёму производства на душу населения, причём добиться этого следовало без уменьшения затрат на военно-промышленный комплекс. Вот только не удалось. Третью пятилетку, начатую в 1938 году, в 41-м оборвала война. Но это вовсе не значит, что план провалился. СССР удалось совершить ряд важных достижений. Во-первых, пятилетние планы вывели страну на стабильные 5— 6% прироста валового производства, создав мощный потенциал для нового уровня развития. Во-вторых, масштабы экономического роста позволили ежегодно открывать до 700 новых предприятий по всему Союзу, благодаря чему резко упал уровень безработицы. В-третьих, окрепла внутренняя экономика. Советский ВПК стал полностью независим от других государств. В-четвёртых, существенно возросло число учащихся вузов, увеличилось число рабочих и повысился уровень их квалификации.
Ценой невероятных усилий и жертв невозможное всё же случилось. К концу 30-х годов СССР выбился в лидеры по объёму промышленного производства, заняв второе место после США и серьёзно упрочив позиции социализма на мировой политической арене. Всего за 15 лет индустриализации Советскому Союзу удалось преодолеть путь, на который иным государствам требовались долгие десятилетия. Если это не великий трудовой подвиг народа — трудно представить, что же тогда достойно носить этот титул.

Журнал: Историческая правда №9, сентябрь 2019 года
Рубрика: Индустриализация СССР
Автор: Аглая Собакина




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —