В 2020 году исполняется 85 лет со дня смерти идеолога ракетостроения и мировой космонавтики Константина Эдуардовича Циолковского. Его работы были признаны и в царской России, и в стране Советов, но даже всемирная известность не смогла уберечь величайшего учёного от подозрений в работе на белогвардейскую разведку.

Как Циолковский шпионом был

Как Константина Циолковского приняли за шпиона

После Октябрьской революции 1917 года органы ВЧК подозревали в сочувствии к прежней власти чуть ли не всех учёных, работавших при царе. Циолковский не стал исключением. ВЧК не смущало, что учёный был пожилым больным человеком, глубоко погружённым в свои исследования. Если не сочувствуешь большевикам — ты враг государства, даже если весь мир зачитывает «до дыр» твои статьи в научных изданиях.

Чекисты пришли за Циолковским осенью 1919 года, предъявили ордер на арест и доставили на Лубянку. После короткого допроса на пожилого арестанта завели дело № 10%, в котором тот обвинялся в контрреволюционной деятельности и пособничеству белогвардейскому подполью.

Впрочем, инцидент достаточно быстро был улажен — учёного отпустили. Но действительно ли он попал в руки чекистов по недоразумению?

Фальшивый связной

Надо отдать должное контрразведке Красной армии времён Гражданской войны, работу свою её агенты знали хорошо, и к Циолковскому сотрудники ВЧК пришли не случайно. Оказалось, что на него, как на своего законспирированного агента, показали белогвардейцы, а утечка произошла из штаба самого Деникина.

Известно, что двум красноармейцам-разведчикам Особого отдела 12-й армии Кучеренко и Кошелеву была поставлена оперативная задача — внедриться в штаб Деникинской армии для получения секретных сведений о планах боевых операций и передвижении войск белогвардейцев. Операция прошла успешно, и руководство Красной армии начало регулярно получать разведданные от своих людей в стане врага. Кучеренко и Кошелев так хорошо втерлись в доверие к первым лицам Деникинской армии, что им поручили проникнуть на подконтрольную Красной армии территорию и организовать вооружённое диверсионное белогвардейское подполье.

Это не входило в планы красных агентов, но отказаться от полученного задания они не могли, и чтобы не выдать себя, им пришлось немного поработать и на благо белых. Командующий разведкой армии Деникина князь Голицын-Рарюков в качестве связного назвал Кучеренко и Кошелеву имя учителя из Калуги по фамилии Циолковский и сообщил домашний адрес всемирно известного учёного. Выходило, что именно Константин Эдуардович должен был связать Кучеренко и Кошелева с остальными глубоко законспирированными представителями белогвардейского подполья.

Разведчики из ВЧК к исследованию космоса интереса никогда не проявляли, поэтому знать не знали, кто такой Циолковский, и как только получили от князя пароль «Фёдоров-Киев» и перешли линию фронта, немедленно доложили ценную информацию своему непосредственному руководству. В советской контрразведке сильно удивились имени связного, но проигнорировать агентурные данные не имели права. В ВЧК понимали: арест учёного вызовет международный скандал, поэтому решили устроить Циолковскому негласную проверку.

Привет из Киева

С Лубянки в Калугу отправился провокатор Молоков. Ему предстояло выяснить, действительно ли учёный связан с белогвардейцами.

Утром 16 ноября 1919 года агент ВЧК, как и было запланировано, постучался в дверь к Константину Эдуардовичу. Услышав пароль «Фёдоров-Киев», как впоследствии отмечал в своей докладной Молоков, хозяин дома сильно обрадовался и пригласил гостя в дом на чашку чая. Но доверительный многочасовой разговор пошёл не по тому сценарию, который наметил себе Молоков: на все вопросы о белогвардейском подполье, его явках и членах учёный делал удивлённое лицо и заявлял, что политикой не интересуется. Насколько вкрадчиво контрразведчик пытался поговорить о противоборстве Красной и Белой армий, столь же активно его визави рассказывал о своих научных изысканиях. Провокация не удалась. Или Циолковский и правда был, как сейчас сказали бы, «не при делах».

Чекисты оказались в затруднительном положении. С одной стороны, пароль был принят, а адрес учёного назвали в штабе Деникина. С другой стороны, Константин Эдуардович категорически проигнорировал любые попытки связать себя с белогвардейцами. Либо проницательный учёный раскусил провокатора, либо белогвардейцы сознательно дезинформировали Кучеренко и Кошелева, и это была их проверка. Если бы калужского связного арестовали, выяснилось бы, кто есть кто на самом деле.

«Освободить и дело прекратить»

Не придя к определённому выводу, Циолковского все же решили арестовать и уже в привычной обстановке — на Лубянке — разобраться, действительно ли он был участником белогвардейского подполья или это все выдумки деникинских подручных.

Константин Эдуардович провёл в камере десять дней, а на всех допросах упрямо заявлял следователю Ачкасову, что целиком и полностью поддерживает советскую власть, ни о каких подпольщиках слыхом не слыхивал, а если его что и интересует в жизни, так только изобретения и воздухоплавание.

Единственной серьёзной уликой против учёного было признание им пароля, полученного в штабе белогвардейцев, на что Циолковский ответил, что он действительно знаком с жителем Киева по фамилии Фёдоров и был несказанно рад привету от своего доброго знакомого, которого давно не видел. Именно поэтому Молоков и был приглашён на чай, а дальнейшие его вопросы о каком-то там подполье сильно удивляли хозяина дома.

Хотя утверждения учёного звучали довольно убедительно и логично, Ачкасов не поверил в услышанное и передал дело вышестоящему начальству, отметив, что, по его мнению, К.Э. Циолковский разоблачил провокатора и отказался выдать сведения об организации «Союз Возрождения России», которыми, безусловно, обладает. Ввиду болезней, возраста учёного и его заслуг следователь предлагал заключить арестованного под стражу на один год.

Окончательный вердикт в деле вынес начальник Особого отдела Московской ЧК Е.Г. Евдокимов. Этот высокопоставленный чекист внимательно ознакомился с делом и перечеркнул выводы Ачкасова, написав красным карандашом резолюцию «Освободить и дело прекратить».

Либо Евдокимов был на 100% уверен в том, что в борьбе с белыми Красная армия всё равно победит и без помощи престарелого Циолковского, либо понимал, насколько достижения учёного светила важнее его политических пристрастий. Благодаря такой дальновидности столичного особиста Константин Эдуардович не сгнил в тюрьме, а прожил ещё 16 лет, написав немало трудов, приблизивших первый полёт человека в космос. Советского человека.

Журнал: СССР — летопись страны 1917-1924 №3, 2020 год
Рубрика: Потрясение
Автор: Дмитрий Соколов





Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, ВЧК, разведка, шпионаж, Циолковский, Дмитрий Соколов, СССР - летопись страны


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022